Публичное право и экономика

Разнообразие теорий о гражданской правоспособности государства


Участие государства в гражданских отношениях ведет свое начало с давних времен. Первоначально в этой роли выступали корона и королевская казна, затем формы государственного предпринимательства стали более развитыми и изощренными. Уже древнерусские княжества (Галицко-Волынское княжество, Новгородская и Псковская феодальные республики) в XII в. являлись самостоятельными участниками гражданско-правовых отношений и обладали имуществом, находящимся в их собственности, как правило, это были земельные владения1См.: Погорелец О.О. История участия субъектов государственных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством // История государства и права. 2007. № 20..

В правовом аспекте государственное «предпринимательство» может оформляться по-разному, но всегда главным вопросом остается правовой статус государства как участника имущественных отношений.

Проблема гражданской правосубъектности государства обсуждается в правовой доктрине давно. Ученые пытаются найти оптимальную форму вхождения государства в гражданский оборот, предлагая государству «гражданские» одежды, балансируя при этом между желанием совместить-таки публичное назначение государства с частным интересом и осознанием невозможности решения этой задачи.

Известно, что правоспособность есть возможность лица вступать в правоотношения, а дееспособность — реальное осуществление им прав и обязанностей; правоспособность и дееспособность в совокупности образуют правосубъектность. Наличие у лица правоспособности, могущей повлечь осуществление его дееспособности, превращает лицо в субъект права.

Способно ли государство как таковое быть самостоятельным субъектом гражданских правоотношений? В советской правовой доктрине ответы на этот вопрос распределились по двум группам. Одни ученые полагали, что не может. Самостоятельными участниками оборота являются отдельные звенья государственной системы, признанные субъектами гражданского права (государственно-правовые образования, муниципальные образования, юридические лица, основанные на государственной собственности). В конкретных отношениях, регулируемых гражданским правом, выражается воля соответствующих правосубъектных звеньев государства, а не его самого. Государство как таковое не владеет, не пользуется, не распоряжается своим имуществом, всеми перечисленными гражданско-правовыми правомочиями обладают правосубъектные элементы государственной системы2См.: Брагинский М.И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М„ 1981..

Другие ученые называли государство непосредственным участником гражданских отношений. Гражданская правосубъектность государства служит его политическим целям, устанавливается и воплощается не только гражданско-правовыми, но и другими мерами и способами, присущими суверену, и потому носит особый характер; имущественные отношения государства по природе своей гражданско-правовые, но сильно осложнены государственно- правовыми элементами. Органы государства наделены лишь властно- управленческой, а не имущественной правосубъектностью, выполняют функции государства и в конечном счете выступают от его имени. О правосубъектности государства уместно говорить в любых случаях, когда в результате его деятельности наступают гражданско-правовые последствия для государства, но во всех правоотношениях государство выступает через свои органы, причем носителями имущественной правосубъектности являются лишь само государство и государственные юридические лица3См.: Виткявичюс П.П. Гражданская правосубъектность Советского государства. Вильнюс, 1978; Пушкин А.А. Советское государство как субъект советского гражданского права. Харьков, 1965..

По сути, именно вторая позиция нашла отражение в современном российском законодательстве и, соответственно, в правовой теории. Гражданский кодекс РФ в гл. 5 называет субъектами гражданского права Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, а вот непосредственное участие в правоотношениях от их имени осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления. Правда, такая формулировка по-прежнему оставляет открытым вопрос о гражданской правосубъектности государственного (муниципального) органа.

Современная теория, ставшая гораздо более прагматичной, допускает и другие подходы и решения. Так, применительно к гражданскому праву предлагается ввести понятие хозяйственных публичных организаций, понимая под ними прежде всего сами публично-правовые образования. Хозяйственные публичные организации — «это юридические лица, созданные населением соответствующей территории... с целью обеспечения благоприятных материальных, организационных и прочих условий для удовлетворения общественных интересов, достижения общеполезных целей посредством участия в гражданских, иных имущественных и неимущественных правоотношениях»4 Пятков Д.В. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в гражданских правоотношениях. СПб., 2003. С. 61.. Такая универсализация понятия юридического лица, лишение государства публичных прав и одновременное «связывание» его только общеполезными целями являет собой наглядный пример прогрессирующей «цивилизации» российского права в ее радикальном варианте. Впрочем, несмотря на оригинальность данной теории, она не находит поддержки в отечественной литературе5См. подробнее: Кутафин О.Е. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица. М., 2007. С. 70-76..

Более усредненный вариант представлен позицией, что за государством следует признать не общую (универсальную), а специальную правоспособность, понимая последнюю как способность иметь лишь те права и нести те обязанности, которые специально предусмотрены законом. Поскольку набор гражданских прав (правомочий) и обязанностей государства определяется им самим, необходимо указать на тот объективный параметр, который будет служить критерием определения содержания такой правоспособности, т.е. правоспособность государства должна быть мотивирована соответствующей общественной необходимостью (потребностью)6См.: Васильева Е.Н. Гражданская правоспособность государства // Субъекты гражданского права. М., 2000. С. 54-55.. Именно о специальной правоспособности говорится в практике Конституционного Суда РФ: «Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной правоспособностью, которая в силу их публично-правовой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права — граждан и юридических лиц, преследующих частные интересы»7Определение КС РФ от 4 декабря 1997 г. №139-о «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации о проверке конституционности Федерального закона «О переводном и простом векселе»//СПС «КонсультантПлюс»..

В развитие данного подхода предлагается ввести понятие исключительной правоспособности, под которой понимается способность публично-правовых образований или их соответствующего органа участвовать в тех гражданско-правовых отношениях, которые связаны с отчуждением объектов, запрещенных к свободному обороту (это оружие коллективного действия, ядерные и иные опасные материалы)8См.: Голубцов В.Г. Гражданско-правовой статус государственных и муниципальных органов // Журнал российского права. 2006. № 6. С. 64.. Соответственно, делается предложение внести в ГК РФ параграф «Государственные органы без образования юридического лица», правоспособность этих государственных органов предполагается исключительной9См.: Голубцов В.Г. Гражданско-правовой статус государственных и муниципальных органов. С. 68.. Нетрудно заметить, что последний вариант распространяет понятие правосубъектности как на государство в целом, так и на его органы.

Так кому все-таки принадлежит гражданская правосубъектность государства — ему самому или его органам? Если принять государство за целое, а его органы — за части целого, то титульным субъектом, аккумулирующим в себе все существенные характеристики, будет само государство в целом. Следовательно, правомерна формулировка о том, что гражданской правосубъектностью обладает государство. Но, как помним, в правосубъектности сосуществуют две составляющие — правоспособность (статический элемент) и дееспособность (динамический элемент). По отношению к такому делению можно утверждать, что правоспособностью будет обладать государство в целом, а дееспособностью — государственные органы, которые собственно и реализуют правосубъектность государства (оговоримся, что вывод сделан со значительной долей условности).

Isfic.Info 2006-2021