Публичное право и экономика

Идеи экономического права в России


В цивилистической литературе дореволюционной России господствовала идея «монизма» — единства гражданского и торгового (предпринимательского, коммерческого) права. Сторонники этой идеи рассматривали гражданское и частное право как синонимы.

Однако, справедливости ради надо отметить наличие стремления к специальному торговому законодательству в России, которое проявилось уже в самом начале царствования Александра I. Доклад комиссии составления законов, утвержденный 28 февраля 1804 г., проектировал наряду с гражданским и особое торговое уложение. В докладе комиссии от 5 марта 1805 г. были намечены общие законы о коммерции и трех главных системах о государственном хозяйстве. В этом проявилось смешение экономической точки зрения с публичным и частным правом. В итоге проект торгового уложения не был принят. В первом томе систематического свода законов (1815) в главе 2 о разделении законов отмечены и законы коммерческие, причем они совершенно ясно отличаются от законов гражданских, с одной стороны, и от законов публичных, регулирующих торговый оборот, с другой1См.: Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 115-119..

Сторонник теории монизма Г.Ф. Шершеневич, среди прочего, четко разграничивал публичное торговое право, регулирующее отношения между государством и лицами, которые занимаются торговой деятельностью, и право частное, предметом которого служат отношения между частными лицами по поводу торговли. Торговое право — «не более, как монографическая разработка отдела гражданского права, вызванная практическим интересом»2Цит. по: Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «право публичное — право частное» // Проблемы современного гражданского права. М., 2000. С. 53.. Правда, в 1884 г. в русских университетах торговое право вводится в круг предметов преподавания; для него назначается особая кафедра. Но одновременно, как раз с этого же года, оно опорочено как особый, самостоятельный предмет; для него указано место «в примечаниях к подлежащим статьям будущего Гражданского уложения», свидетельствует П.П. Цитович3См.: Цитович П.П. Труды по торговому и вексельному праву. Т. 1: Учебник торгового права. К вопросу о слиянии торгового права с гражданским //СПС «Консультант Плюс»..

С профессором Шершеневичем в 1911 г. дискутировал А.И. Каминка, сторонник обособления торгового права. Действительно, было признано большинством, что в прошлом России не было глубоких самостоятельных корней институтов торгового права. По его мнению, торговое право включает в себя и публичное и частное право, при этом публичное торговое право, в свою очередь, распадается на государственное право и международное торговое право. Хотя предмет курса — частное право торгового оборота, оно включает, однако, целый ряд постановлений публичного права, административного и уголовного, как, например, о биржах, торговой регистрации, уголовных наказаниях. Вместе с профессором П.П. Цитовичем А.И. Каминка отстаивал тезис о том, что в торговом праве основным понятием является не юридическое отношение (как в гражданском), а торговое предприятие.

П.П. Цитович считал, что гражданское право разъединяет и противопоставляет людей, торговое право их соединяет и подчиняет; одно право — индивидуально, другое — социально.

В выпущенной в 1918 г. книге профессора Л.С. Таля «Очерки промышленного рабочего права» различалось публичное промышленное право в качестве предмета особого курса (так называемого фабричного или рабочего законодательства) или входящего в программу административного права. В своей книге Таль остановился исключительно на частноправовой организации промышленного предприятия и на промышленном рабочем договоре. Он также отмечал, что и публичное, и частное промышленное право в нашей литературе совершенно не разработаны4См.: Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918..

Таким образом, еще до революции был заложен фундамент «не-интереса» к публичной стороне организации экономики. Возможно, традиционное для России административное вмешательство во все сферы, а также отсутствие специальных промышленных судов сыграли свою роль. Ведь само по себе вмешательство государственных органов редко основывалось на законе, следовательно, не могло быть и речи о праве. Административная практика, как источник промышленного права, всегда «составляла своеобразную особенность нашей русской жизни».

После Октябрьской революции расширение пределов административного вмешательства уже на идеологической базе вновь инициировало споры вокруг права и экономики. С принятием Гражданского кодекса 1922 г., закрепившего многоукладность экономики, появилась теория двухсекторного права (П.И. Стучка). Согласно ей наличие частного сектора в экономике обусловливает существование гражданского права, а наличие социалистического сектора — хозяйственного права. П.И. Стучка в своем «Введении в теорию гражданского права» отождествлял гражданское и хозяйственное право «как форму организации общественных отношений, т.е. отношений производства и обмена, охраняемых в интересах господствующего класса организованной этим классом государственной властью»5Стучка П. И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 554.. По его свидетельству, VI Съезд работников юстиции РСФСР (в начале 1929 г.) постановил: «Учитывая все возрастающие размеры внутриорганизационного регулирования производства и обмена в социалистическом секторе хозяйства, необходимо эти вопросы изъять из области гражданского права и суда, выделив их в особое хозяйственно- административное право, вместе с тем сократить и упростить наше общегражданское право». Летом того же года в МГУ была образована соответствующая кафедра.

В то время отношения между госорганами и госпредприятиями и между первыми кооперативными организациями были подсудны особым судебным учреждениям — арбитражным комиссиям. По идее П.И. Стучки, суды должны чаще отсылать государственные предприятия к административному разрешению дела, так как это спор между двумя карманами одного и того же государства. Это образует два разряда хозяйственно-правовых отношений: а) хозяйственно-судебные, или отношения в русле гражданского кодекса, и б) хозяйственно- административные, не влекущие споров о праве гражданском, т.е. не подсудные суду.

Таким образом, основная мысль Стучки — это сосуществование гражданского и хозяйственно-административного права; при этом частные имущественные отношения регулирует гражданское право, а социалистические плановые — хозяйственное право.

Наряду с теорией двухсекторного права в тот же период возникла теория единого хозяйственного права — отношения по управлению народным хозяйством, независимо от того, в каком секторе они возникают, должны регулироваться единым хозяйственным правом (Е.Б. Пашуканис)6См.: Гражданское право. Часть 1: учебник / под ред. Ю.К. Толстого. А.П. Сергеева. М., 1996. С. 51.. Планово-организационные отношения между предприятиями и государственными органами, как и отношения между предприятиями составляют «единое целое». Единство планово-организационных и имущественных отношений приводило к выводу о необходимости создать наряду с гражданским отдельный от него хозяйственный кодекс. Сторонники теории хозяйственного права считали, что для советского хозяйственного права традиционное разделение буржуазного права на гражданское и торговое не имеет значения, так как полностью отсутствует «один из членов дилеммы — крупный капиталистический торгово-промышленный оборот». Была признана опасной мысль об издании особого советского торгового свода, выдвинутая в 1923 г., потому что это могло направить развитие советской экономики и права по обычному капиталистическому пути.

Идеи Пашуканиса не были просто теорией. 3 июня 1933 г. приступила к работе комиссия Института советского строительства и права (ныне — ИГП РАН), НКЮ РСФСР и Госарбитража при СНК СССР по разработке проекта Хозяйственного кодекса СССР.

Структура кодекса состояла из трех разделов:

  1. общие положения (право собственности, социалистическое планирование и хозрасчет);
  2. организационная структура народного хозяйства СССР (общие положения о лицах, государственные хозяйственные организации, кооперативные организации, частные лица);
  3. организация хозяйственных связей (общие положения советского договорного права, купля-продажа и поставка, поставка-сдача в порядке налога, договоры МТС с колхозами, подряд, имущественный наем, договор комиссии, поклажа, имущественное страхование, перевозка, кредитные правоотношения и финансирование, исключительные права, внедоговорные обязательства). Считалось, что именно третий раздел самый важный, он не связан с вопросами частного хозяйства и относится только к социалистическому сектору.

Однако кодекс так и остался проектом.

Нужно также дополнить, что теории Стучки и Пашуканиса впоследствии были осуждены А.Я. Вышинским. Вот как он «оценил» идеи Стучки: «Мы помним, как некоторые, мнившие себя авторитетами в области права, в течение 20-30 лет ополчались против гражданского права, подставляя вместо него какое-то хозяйственное право»7Вышинский А.Я. Вопросы теории государства и права. М., 1949. С. 404..

Тем не менее школа хозяйственного права проявляла себя и позднее. Идея хозяйственного кодекса себя не изжила; более всего она активизировалась при разработке гражданского кодекса той или иной эпохи. В 60-е гг., накануне принятия Основ гражданского законодательства, разрабатываются Основы хозяйственного законодательства, а после обосновывается самостоятельность хозяйственного права как отрасли. Именно хозяйственное право освещает правовые формы и методы руководства хозяйством.

Проблемы соотношения права и экономики были предметом внимания и советских теоретиков права. В таких исследованиях привлекает комплексный анализ экономических отношений с позиций различных отраслей права — конституционного, административного, финансового, гражданского, трудового. Например, в Институте государства и права РАН была издана работа «Государство, право, экономика», где подробно рассмотрены такие вопросы, как механизм отражения объективных экономических законов в деятельности социалистического государства, формы и методы воздействия социалистического государства на экономику, формы и право собственности, государственное предприятие, правовое регулирование хозяйственных связей, правовые формы стимулирования труда.

Итак, в советский период дореволюционные идеи трансформировались. Советская школа хозяйственного права кардинально отличалась и содержанием, и методами от западного экономического права. Другая школа — «монисты» — тоже приспособилась к социалистической плановой действительности. Они исходили из четкого разграничения вертикальных и горизонтальных отношений, первые из которых регулируются административным, а вторые — гражданским правом. Отсюда — идея единства гражданского кодекса, регулирующего исключительно горизонтальные отношения, которые в то время можно было с известной долей условности назвать «предпринимательскими».

Борьба «монистов» и «хозяйственников» возобновилась и в новое время. Идея хозяйственного (предпринимательского) кодекса возродилась в годы перестройки в начале 90-х гг. XX в. Он должен был регулировать сначала только договорные отношения, а затем всю сферу отношений в хозяйстве. Нужно признать, что предпринимательский кодекс, как и впоследствии предпринимательское право, — это уступка «хозяйственников» новым требованиям времени, приведшая практически к полной подмене предмета хозяйственного права, сформировавшегося в советские годы, и дублированию гражданско-правовых постулатов.

Эта уступка ни к чему не привела, в итоге и в 90-х гг. XX в. вновь победила исторически более близкая России идея единого гражданского кодекса. Более того, в отличие от дореволюционной России, гражданско-правовой характер предпринимательских отношений получил теперь законодательное закрепление (согласно ст. 2 ГК. РФ гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием).

Таким образом, имеющиеся предпосылки для создания полноценного экономического права в Советском Союзе (обязательное планирование, система управления экономикой, регулирование цен, государственные арбитражи) так и не были освоены, а дореволюционная монистская теория оказалась жизнеспособнее и в изменившихся исторических условиях. Хотя на Западе в тс времена констатировалось «существование автономной отрасли экономического права в социалистических правовых системах». Именно по причине коллективизации имущества и производства, обязательного планирования экономическое право в СССР «представлено наиболее полно».

Парадоксальный путь экономического права в России привел к созданию советского хозяйственного права (которое на деле было административно-хозяйственным), распространявшего публичные начала на все имущественные отношения, в некоторых вариантах даже с участием граждан. Впрочем, говорить о публичных началах применительно к советским условиям отрицания публичного и частного не вполне справедливо. Поэтому советское хозяйственное право является оригинальным развитием западной идеи публичного экономического права в советскую эпоху, сообразно идеям социалистической, а не рыночной экономики. Напомним, что публичное экономическое право в Европе — это правовое оформление позиции государства в условиях рыночных отношений, и потому оно не имеет ничего общего с правом административно-командной экономики.

Isfic.Info 2006-2021