Международное частное право. Общая часть

Принципы европейского договорного права и Принципы европейского права


В Европейских сообществах еще в 1980-х гг. зародилась концепция поэтапной кодификации частного права, начиная с разработки Договорного кодекса ЕС, затем Европейского гражданского кодекса и заканчивая созданием Свода частного права ЕС. Отправной точкой проведения такой кодификации было избрано договорное право как наиболее важная отрасль для развития единого внутреннего рынка Сообществ.

В 1982 г. была сформирована неправительственная Комиссия 257 по европейскому договорному праву, состоящая из ученых-представителей всех стран - участниц Европейских сообществ. Эта Комиссия под руководством датского ученого Оле Ландо разработала Принципы европейского договорного права (ч. I - 1995 г., ч. I и II (консолидированная версия) - 1999 г., ч. III - 2002 г. (дополнительные главы)).

В настоящее время в пояснительной записке к проекту Гражданского кодекса Европейского Союза от 8 ноября 2004 г. предлагается назвать такие части: кн. I «Общие положения», кн. II - «Договоры и другие юридические акты», кн. III - «Договорные и внедоговорные обязательства».

Эти три книги включены как составные части в структуру кодификации под названием «Принципы европейского права», состоящую из 10 книг и рассматриваемую в целом как будущий проект Гражданского кодекса Европейского Союза.

Полная редакция Принципов европейского договорного права (далее - Принципы ЕДП) посвящена регулированию общих положений договорного и обязательственного права и содержит 17 глав:

1. Общие положения; 2. Заключение договора; 3. Полномочия представителей; 4. Действительность; 5. Толкование; 6. Содержание и последствия; 7. Исполнение; 8. Неисполнение и общие средства правовой защиты; 9. Особенные средства правовой защиты в случае неисполнения; 10. Множественность сторон; 11. Уступка требования; 12. Перевод долга; 13. Зачет требований; 14. Исковая давность; 15. Противозаконность; 16. Сделки, совершенные под условием; 17. Начисление процентов.

Согласно ст. 1:101 Принципов ЕДП они применяются в случаях, если стороны согласились включить их положения в договор либо подчинить им договор; либо стороны согласились регулировать договор общими принципами права, lex mercatoria или аналогичными положениями; либо стороны не выбрали право, применимое к их договору. Кроме того, Принципы ЕДП могут использоваться для восполнения пробелов в праве.

В отличие от Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 г., которые представляют собой универсальный свод правил, источник «всемирного» lex mercatoria, Принципы ЕДП имеют региональный характер и представляют собой общие правила договорного и обязательственного права Европейского Союза. Их основное назначение - служить первым пробным проектом части будущего ГК ЕС. Однако до тех пор, пока они не будут официально приняты компетентными органами Европейского Союза, Принципы ЕДП могут быть также применимы как часть европейского lex mercatoria в отношении сделок между сторонами как в пределах, так и за пределами ЕС.

В настоящее время на практике возникает проблема конкуренции Принципов ЕДП (кн. I, II и III) с Принципами УНИДРУА 2004 г., которые с ними во многом текстуально совпадают. Вполне закономерно может возникнуть вопрос: какие Принципы применимы, если в договоре указано, что он регулируется lex mercatoria?

Некоторые зарубежные ученые проблему выбора сторонами и арбитрами одного из двух фактически равнозначных наборов Принципов называют «страшным сном». Другая группа авторов считает, что в скором будущем потребуется принятие специальной международной конвенции, разрешающей коллизию между Принципами УНИДРУА, принципами ЕДП, тремя leges mercatoriae в Азии, двумя - в Африке и семнадцатью - в Латинской Америке.

М. Бонелл считает, что вообще такая проблема не существует, поскольку Принципы имеют различную сферу применения и предназначение. Принципы УНИДРУА применимы только к международным коммерческим договорам, сторонами которых являются профессиональные предприниматели. В отличие от этого Принципы ЕДП могут применяться к любым заключаемым в Европейском Союзе договорам, включая потребительские.

Однако на практике арбитры и суды достаточно часто применяют при рассмотрении одного спора одновременно и Принципы УНИДРУА, и Принципы ЕДП, что свидетельствует, как уже говорилось, о наличии определенной конкуренции между этими двумя видами Принципов.

Например, 1 мая 2004 г. в Европейский Союз вступили 10 новых государств-членов. В 2006 г. Верховный суд Литвы в своем решении по гражданско-правовому спору между двумя литовскими контрагентами (т.е. по спору, не отягощенному иностранным элементом), вытекающему из нарушения предварительного соглашения о купле-продаже земельного участка, применил не только нормы Гражданского кодекса Литвы, но и положения Принципов УНИДРУА и Принципов ЕДП.

В указанном деле две литовские стороны по результатам переговоров достигли предварительного соглашения о купле-продаже земельного участка, которое подлежало подтверждению формальным договором, но впоследствии одна из сторон отказалась от подписания основного договора, вынуждая контрагента обратиться с иском о взыскании убытков.

Разрешая дело в пользу истца, Суд применил ст. 6.165(4) Гражданского кодекса Литвы, предусматривающую возмещение убытков за нарушение предварительного договора. Суд также сослался на комментарий № 2 к ст. 2.1.13 Принципов УНИДРУА, указывающий, что «в коммерческой практике... достаточно часто после длительных переговоров стороны подписывают неформальные документы, называемые «Предварительное соглашение»... в которых содержатся условия, по которым сторонам удалось на данном этапе достичь соглашения, но одновременно в них констатируется намерение оформить договоренность на более поздней стадии официальным документом» (например, формальным договором).

Верховный суд Литвы также сделал ссылку на ст. 2.1.15(2) и (3) Принципов УНИДРУА и ст. 2.301(2) и (3) Принципов ЕДП, которые текстуально совпадают и предусматривают, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры вопреки принципу добросовестности и торговой честности, является ответственной за потери, причиненные другой стороне. Недобросовестным, в частности, является вступление стороной в переговоры или их продолжение при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

Как следует из международной арбитражной и судебной практики, если сторона в споре имеет отношение к Европейскому Союзу (например, юридическое лицо имеет национальность одного из государств - членов ЕС; сторона в споре является наднациональным юридическим лицом по праву Европейского Союза; либо когда коммерческое предприятие стороны находится на территории ЕС; либо арбитраж или суд расположены в стране - участнице ЕС и т.д.), это еще не означает, что арбитраж или суд автоматически отдаст предпочтение Принципам ЕДП, нежели Принципам УНИДРУА, особенно если речь идет о предпринимательской деятельности.

Примером может служить решение Арбитражного института 'Горгоной палаты Стокгольма № 117/1999, вынесенное в 2001 г. Сторонами спора выступали люксембургская компания (далее - европейская компания) и китайская компания (далее - промышленная корпорация). Договорные отношения между сторонами длились с 1980 по 1995 г. Европейская компания была и лицензиаром, и лицензиатом; промышленная корпорация также выступала и лицензиаром, и лицензиатом. В 1998 г. они заключили соглашение, обязывающее их не разглашать коммерческую тайну до 31 декабря 2002 г. Это обязательство было нарушено китайским контрагентом, и соответственно европейская компания для разрешения спора, возмещения убытков обратилась в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма.

Арбитрами было установлено, что договор был подписан сторонами в Пекине и не содержал условия о применимом праве. Истец (европейская компания) настаивал на том, чтобы в качестве применимого было избрано: (1) шведское право (как нейтральное право) либо Принципы УНИДРУА (как общепринятые международные стандарты); или (2) право Люксембурга. Ответчик категорично настаивал на применении только китайского права, с чем истец был не согласен.

В соответствии с Римской конвенцией 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам, для разрешения спора должно было быть применено право Люксембурга, поскольку именно европейская компания, домицилированная в Люксембурге, была стороной, осуществляющей характерное исполнение. С другой стороны, Суд признал, что соглашение сторон было достаточно запутанным, поскольку обе стороны одновременно были и лицензиарами, и лицензиатами.

Поскольку ст. 24(1) Регламента Стокгольмского арбитражного института уполномочивает состав арбитража при отсутствии соглашения сторон о выборе права применить закон или нормы права, которые он считает наиболее подходящими, арбитраж решил применить для разрешения спора Принципы УНИДРУА. По мнению арбитров, именно Принципы УНИДРУА имеют широкое признание и предусматривают основные принципы торгового права, присущие всем развитым государствам и предоставляющие защиту контрагентам. Кроме того, арбитры решили в части, не урегулированной Принципами УНИДРУА, субсидиарно руководствоваться нормами применимого права - законом суда (lex fori). В данном деле таковым являлся закон места арбитража, т.е. шведское право.

В целом анализ международной арбитражной и судебной практики свидетельствует о том, что Принципы УНИДРУА применяются намного чаще, нежели Принципы ЕДП.

В России также в решениях международных коммерческих арбитражей и судов, в том числе в практике МКАС при ТПП РФ, достаточно часто встречается обращение к Принципам УНИДРУА и редко - к Принципам ЕДП.

Например, в решении МКАС при ТПП РФ от 1 февраля 2007 г. № 23/2006 по иску компании с местонахождением на территории Эстонии (государства-члена Европейского Союза с 1 мая 2004 г.) к ТОО с местонахождением в Казахстане о взыскании денежной суммы за неисполнение договора поставки товара единоличный арбитр использовал ст. 1.3 Принципов УНИДРУА (принцип pacta sunt servanda) и ст. 7.2.1-7.2.2 Принципов УНИДРУА об исполнении денежных и неденежных обязательств для толкования положений Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров.

В решении МКАС при ТПП РФ от 5 июня 2002 г. № 11/202 по иску российской организации к немецкой фирме в связи с неоплатой счета за оказанные маркетинговые услуги по договору арбитраж также применил Принципы УНИДРУА, а не Принципы ЕДП, несмотря на то, что Германия является страной - участницей Европейского Союза. В договоре сторон содержалось условие о том, что споры из него подлежат разрешению на основе общих принципов lex mercatoria.

Сама практика применения Принципов ЕДП крайне противоречива. Например, в решении Арбитражного суда МТП от 6 января 2003 г. арбитр вообще отклонил требование истца применить Принципы ЕДП при рассмотрении спора. Арбитр сослался на то, что, по его мнению, Принципы ЕДП представляют собой научное исследование, на данном этапе не очень известны международному сообществу деловых людей, являются только предварительным проектом ГК ЕС и еще не приняты в законодательном порядке.

В другом решении, наоборот, подчеркивается значимость Принципов ЕДП. Апелляционный суд Нидерландов Hof’S-Hertogenbosch в решении от 16 октября 2002 г. по спору, вытекающему из договора купли-продажи оборудования, заключенного между французским продавцом и нидерландским покупателем, пришел к выводу, что Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. и Принципы УНИДРУА содержат пробел правового регулирования по следующим вопросам: как определить, имела ли присоединившаяся к договору сторона разумную возможность ознакомиться с содержанием стандартизированных условий? Необходимо ли согласно принципу добросовестности, чтобы контрагент принимал для этого необходимые меры, например направлял текст стандартизированных условий контрагенту до или во время заключения договора?

Для рассмотрения вышеуказанного дела эти вопросы были крайне важны. Продавец настаивал, что договор был заключен на основании его стандартизированных условий, покупатель опровергал этот факт, указывая, что такие условия не были инкорпорированы в договор.

Нидерландский Апелляционный суд применил ст. 2:104 Принципов ЕДП, которая четко указывает, что индивидуально несогласованные стандартизированные условия могут быть применены только в случае, если сторона, на них ссылающаяся, предприняла разумные меры, чтобы довести содержание таких условий до сведения другой стороны до или после заключения договора. Простая ссылка на них в тексте договора, даже если он подписан, не расценивается как ознакомление контрагента с содержанием стандартизированных условий.

Сложность применения на практике Принципов ЕДП связана также с различным толкованием основополагающих положений в частности таких, как добросовестность и честная деловая практика.

Например, принцип добросовестности признается и закрепляется в § 242 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ), а также в ст. 6:2 Гражданского кодекса Нидерландов. В отличие от этого общее право Англии, наоборот, не признает никаких обязательств действовать в соответствии с добросовестностью и честной деловой практикой. В прецеденте Arcos к Ronassen указано, что «предсказуемость правового решения по делу более важна, чем абсолютная справедливость».

В решении Верховного суда Испании от 4 июля 2006 г. положения Принципов ЕДП и Принципов УНИДРУА 2004 г. были применены для разрешения сложной проблемы, возникшей в результате коллизии между правовыми нормами двух национальных правовых систем в определении принципа добросовестности.

Немецкая судоходная компания заключила агентский договор с испанской компанией. В качестве применимого к договору права стороны избрали немецкое право. Впоследствии немецкая компания прекратила договор и обратилась в суд с иском к агенту о возмещении убытков. Испанская компания подала встречный иск. Суд первой инстанции удовлетворил требования истца (немецкой компании), а также требования испанской компании как истца по встречному иску, постановив, что обе компании должны возместить убытки, причиненные друг другу. Решение было оставлено в силе Апелляционным судом, указавшим, что немецкая судоходная компания обязана возместить убытки, поскольку действовала недобросовестно при исполнении договора.

В Верховном суде Испании немецкая компания обжаловала, в частности, неправильное, по ее мнению, применение принципа добросовестности Апелляционным судом, приводя аргумент о том, что § 242 ГГУ по содержанию совпадает со ст. 1258 Гражданского кодекса Испании.

Верховный суд Испании отверг данный довод, указав, что § 242 ГГУ имеет отношение только к должнику, возлагая на него обязанность исполнить обязательство в соответствии с принципом добросовестности и торговыми обыкновениями.

В отличие от этого Суд установил, что согласно ст. 1258 ГК Испании к правам и обязанностям сторон по договору относятся не только права и обязанности, которые прямо предусмотрены в договоре, но и те, которые следуют из принципа добросовестности и поэтому относятся к каждой из сторон. Верховный суд Испании применил более широкий подход к определению добросовестности, закрепленный в ст. 1258 ГК Испании, подкрепив свою позицию ссылкой на идентичные по содержанию положения ст. 1.7 Принципов УНИДРУА и ст. 1:201 Принципов ЕДП о том, что каждая сторона должна действовать добросовестно и в соответствии с честной деловой практикой.

Принципы УНИДРУА и Принципы ЕДП достаточно часто применимы на практике для толкования внешнеэкономических договоров. Например, ст. 4.7 Принципов УНИДРУА и ст. 5:107 Принципов ЕДП предусматривают следующее правило: если договор выполнен в двух и более языковых версиях и каждый из его текстов имеет одинаковую силу, то в случае расхождения между текстами предпочтение отдается толкованию в соответствии с вариантом текста договора, который был составлен первоначально.

Применительно к условию контракта о порядке разрешения споров такой вопрос, в частности, возник в отношениях между российской организацией и канадской фирмой (дело № 217/2001, решение МКАС при ТПП РФ от 6 сентября 2002 г.). В контракте сторон от 1 октября 1998 г. (составленном на русском и английском языках с указанием, что оба текста имеют одинаковую юридическую силу) в тексте на русском языке содержалась оговорка о передаче споров на рассмотрение в Арбитражный суд при ТПП РФ. В тексте же на английском языке предусматривалась передача споров «to the Arbitration court of Russia». Таким образом, тексты арбитражных оговорок на русском и английском языках не совпадали.

МКАС при ТПП РФ указал, что термин Arbitration Court в английском языке равнозначен в русском языке термину «третейский суд». Кроме того, в заседании арбитража было установлено, что первоначально вариант текста контракта был подготовлен на русском языке, а затем был переведен на английский язык. Применив вышеуказанную норму ст. 4.7 Принципов УНИДРУА, МКАС при ТПП РФ пришел к выводу, что в английском тексте были пропущены слова «at the Chamber of Commerce and Industry» - «при Торгово-промышленной палате», указанные в русском тексте1См.: Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. 2-е изд., испр. М., 2004. С. 91-92..

С середины 1999 г. работу Комиссии по европейскому договорному праву продолжила Рабочая группа по ГК ЕС (далее - Рабочая группа по ЕГК) под руководством известного ученого Кристиана фон Бара из университета города Оснабрюк. Указанной рабочей группой подготовлен проект последующих книг кодификации «Принципы европейского права»:

  • книга IV - отдельные виды договоров: раздел «Долгосрочные договоры: коммерческое агентирование, франчайзинг и дистрибьютерство» 2003 г.; «Принципы европейского права: договоры купли-продажи» 2004 г.; раздел «Личные обеспечительные договоры» 2005 г.; «Принципы европейского права об аренде движимого имущества» 2005 г.; «Принципы европейского права о договорах оказания услуг» 2005 г.;
  • раздел «Представительство и посредничество» 2005 г.;
  • книга V - «Negotiorum Gestio» (действия в чужом интересе без поручения) 2006 г.;
  • книга VI - «Принципы европейского деликтного права» 2005 г.;
  • книга VII - «Принципы европейского права о неосновательном обогащении» 2006 г.;
  • книга VIII - «Приобретение и прекращение права собственности на движимое имущество» 2005 г.;
  • книга IX - «Вещные обеспечительные права на движимое имущество» 2005 г.;
  • книга X - «Принципы европейского трастового права» 1999 г.

Принципы европейского трастового права, состоящие из восьми статей, базируются на разработках, которые были сделаны Гаагской конференцией по международному частному праву в 1980- 1984 гг. в процессе подготовки Конвенции от 1 июля 1985 г. о праве, применимом к трастам, и об их признании.2Гаагская конвенция 1985 г. вступила в силу в Австралии, Канаде, Китае (в специальном административном районе Китая - Гонконг), Италии, на Мальте, в Нидерландах и Соединенном Королевстве Великобритании. Конвенция также подписана Кипром, Францией, Люксембургом и США.

Isfic.Info 2006-2019