Международное частное право. Общая часть

Голландская школа коллизионного права


Итак, если теория статутов Д’Аржантрэ распространилась во 186 французской науке МЧП только к концу XVIII в., то в Нидерландах и Германии его учение было встречено с энтузиазмом уже в XVII в.

Так, нидерландские провинции долгое время вели борьбу против испанского владычества под лозунгом защиты государственного суверенитета и суверенных прав провинций, которые в области гражданского законодательства были закреплены в актах Утрехтской унии 1579 г. Исходя из этих внешнеполитических реалий территориальный принцип, выдвинутый и обоснованный в учении Д’Аржантрэ, приобрел в глазах голландских юристов особую привлекательность. Успех учения Д’Аржантрэ в Нидерландах объясняется и тем, что в этой стране были сильны феодальные отношения, вследствие чего не только каждая провинция, но также каждая область и город имели свои привилегии. Феодальные отношения в Нидерландах обусловили тенденцию рассматривать все законы в качестве территориальных. В силу этих обстоятельств теория Д’Аржантрэ стала пользоваться широкой популярностью в науке и судебной практике Нидерландов.

Наиболее известными представителями голландской школы коллизионного права являются Павел Вут, Иоанн Вут и Ульрик Губер.

К сожалению, французские статутарии не смогли объяснить, почему иностранные статуты (будь то личные или реальные статуты) могут претендовать на применение за пределами своей территории. Ответить на этот важный вопрос попытались голландские юристы XVII в.

Среди этих юристов особенно выделяются два ученых: профессор в Утрехте Павел Вут1Иногда в литературе его фамилию пишут как «Фут». (Paul Voet, 1619-1677) и его сын, профессор в Лейдене, Иоанн Вут (Iohannes Voet, 1647-1714), благодаря которым теория статутов приобрела новую форму.

Павел Вут делил все статуты с точки зрения их содержания на личные и вещные, в зависимости от того, что в основном они имели в виду. Согласно учению Павла Вута любой статут (будь то личный или вещный статут) не должен действовать за пределами своей территории. В то же время, как подчеркивает Вут, экстратерриториальное действие законов основано не на праве, а исключительно на соображениях вежливости, удобства или интересов, т.е. на том, что именуется comitas или comitas gentium (международная вежливость).

Иоанн Вут изложил свою теорию в комментарии к пандектному праву (Commentarius ad Pandectas). Вут-младший рассматривал коллизионные вопросы с трех точек зрения: во-первых, он устанавливал требования права; во-вторых, указывал уступки во имя «международной вежливости»; и наконец, в-третьих, определял границы, в пределах которых поведение физических лиц могло отклоняться от действия местных законов.

Данные правила Вут-младший распространил не только на отношения между провинциями, но также на межгосударственные отношения. Иоанн Вут принимал деление статутов по объекту на личные, реальные и смешанные. Однако это деление для него носило сугубо формальный характер, поскольку, по его мнению, все статуты в принципе были территориальными, а власть законодателя не распространялась за пределы территории государства. По-видимому, Вут-младший осознавал, что последовательное проведение принципа строгой территориальности в жизнь чревато «правовой войной» между государствами; поэтому смягчить излишний ригоризм данного принципа была призвана «международная вежливость», допускающая признание действия иностранных законов постольку, поскольку такое признание не умаляет суверенитета провинции и прав ее граждан.

В то же время, по мысли Иоанна Вута, «международная вежливость» не может смягчить действие принципа территориальности, если речь идет о недвижимости. Поскольку Вут-младший признавал недостаточную четкость понятия «международная вежливость», он предлагал государствам заключать международные соглашения, которые бы способствовали укреплению межгосударственной взаимозависимости. Иоанн Вут также уделил внимание вопросам о запретительных статутах, которые не позволяют сторонам уклоняться от их предписаний даже по взаимному согласию.

Наиболее типичным выразителем голландской школы коллизионного права стал Ульрик Губер (Ulric Huber, 1636-1694), который выдвинул три аксиомы: 1) законы каждого государства имеют силу только в пределах его территории и действуют в отношении всех подвластных лиц на этой территории; 2) подвластными считаются все лица, находящиеся постоянно или временно на территории данного государства; 3) в силу вежливости государственные правители придерживаются правила, согласно которому законы каждого народа, которые были реализованы в его территориальных пределах, сохраняют свое действие в той мере, в какой они не наносят ущерба власти или правам другого государства и его гражданам.

Согласно учению Губера «международная вежливость», заставляющая отступать от принципа строгой территориальности, основывается на молчаливом согласии народов, проистекающем из их интересов.

В учении Губера уделено также внимание концепции обхода закона. Кроме того, Губером была разработана интересная система для личных прав, согласно которой установленные ранее «юридические свойства» лица остаются везде такими же самыми, однако последствия, вытекающие из этих свойств, могут определяться отдельно.

В свое время голландская школа коллизионного права не сумела завоевать сторонников в континентальной Европе, где суды и наука оставались приверженцами традиционной теории статутов вплоть до середины XIX в. Однако голландская школа оказала огромное влияние на английскую и американскую науку МЧП, чтобы затем вернуться на континент. По мнению некоторых авторов, американская концепция приобретенных прав восходит к учению Губера.

Критически оценивая голландскую теорию статутов, А.Н. Мандельштам назвал ее «громадным шагом назад» на пути, ведущем к познанию идеи международного общения, поскольку в голландской школе мы впервые встречаем абсолютный принцип территориальности, смягчаемый лишь во имя «международной вежливости»2Мандельштам А.Н. Гаагские конференции о кодификации международного частного права. Т. I: Кодификация международного частного права. СПб., 1900. С. 118.. По его мнению, трудно себе представить принцип более произвольный и более непоследовательный, чем принцип «международной вежливости». Именно поэтому А.Н. Мандельштам охарактеризовал голландскую теорию статутов в целом как «теорию произвола суда».

Необходимо также назвать выдающегося голландского правоведа Т. Ассера (Tobias Michael Carel Asser, 1838-1913), инициатора движения за унификацию и кодификацию норм МЧП. Он выступал против территориального принципа и утверждал, что природа каждого правоотношения указывает на закон, которому оно подчинено, и что этот закон, даже если он иностранный, должен быть применен во имя высших принципов, обязательных для судьи.

Будучи не только юристом-практиком, но также выдающимся дипломатом, Ассер выдвинул и реализовал идею созыва Гаагских конференций по международному частному праву.

Isfic.Info 2006-2019