Международное частное право. Общая часть

Истоки международного частного права в Древнем мире


Современное международное частное право является результатом длительной исторической эволюции, поэтому понять его содержание можно лишь в контексте его истории.

Истоки МЧП можно обнаружить еще в Древнем мире. В этот период появление коллизионной проблематики связано с торговыми и семейными отношениями, содержащими иностранный элемент. Коллизионные проблемы стали возникать по мере того, как развивались торговые и семейно-брачные связи между представителями различных сообществ (племен, поселений, городов- государств, областей). Таким образом, главным социально-экономическим фактором возникновения МЧП в Древнем мире стал международный торговый и частноправовой оборот.

Опираясь на данные антропологии и истории первобытного общества, можно говорить о дальнем прообразе МЧП в лице междуплеменного права. В рамках междуплеменного права сформировались три таких института, как институт экзогамии1Экзогамия - характерный для первобытнообщинного строя запрет браков в пределах одной родственной группы., институт мены и институт гостеприимства2См.: Циммерман М. История международного права. Прага, 1924. С. 26-37..

При наличии кровного родства браки в пределах большинства кланов постепенно были признаны недопустимыми, и был установлен принцип внеплеменных браков (экзогамия). Поскольку отношения между кланами становились все более сложными, постепенно выкристаллизовалась целая система междуплеменных норм, которая весьма детально регулировала степень родства кланов.

Еще одним институтом, ставшим прообразом международной торговли, была в древнем обществе мена. Вследствие объективной необходимости установления порядка обмена товарами в древнем обществе постепенно формируются принципы допустимости торгового оборота с чужими племенами и признания безусловной силы за началом правовой защиты как чужого имущества, так и личной неприкосновенности иностранца.

Институт гостеприимства также важный институт междуплеменного права. Несмотря на то, что чужеземец находился вне племенного правопорядка, гостеприимство имело в примитивной жизни народов чрезвычайно большое значение. Так, например, у некоторых племен существовал обычай, позволявший чужеземцу выбрать себе среди членов племени своего покровителя, который был обязан защищать своего гостя.

Итак, период междуплеменного права можно рассматривать как предысторию МЧП.

Первый период истории МЧП связан с поиском универсальных принципов частного права, с помощью которых можно было бы регулировать правоотношения с иностранным элементом. Для этого периода были характерны следующие моменты: 1) ранние правовые системы рассматривали коллизионные вопросы, возникавшие между этими системами, как вопросы политического свойства; 2) поскольку интенсивность взаимодействия между древними сообществами была еще относительно невысокой, судьи были склонны решать коллизионные вопросы с помощью применения права суда (lex fori); 3) иногда коллизионные вопросы решались на основе заключенных международных соглашений.

Еще во времена античности древние законодатели и судьи сталкивались с необходимостью определения пределов действия своего права по отношению к иностранцах. Несмотря на то, что в античном мире право в целом рассматривалось как имеющее божественное происхождение и не существовало четкого различия между его религиозной стороной и теми нормами, которые носили сугубо светский характер, древние народы не распространяли действие своего права на всех иностранцев без исключения.

В этой связи некоторые авторы даже полагают, что Библия содержит в себе ряд норм, которые можно отнести к области МЧП.

Так, в Ветхом Завете содержатся коллизионные нормы, указывающие на то, какая часть Закона Моисея должна применяться к иностранцам, находящимся на территории под контролем Израиля.

В Древнем Египте иностранным купцам позволялось выбирать местных судей, и даже судей своей национальности, для рассмотрения торговых споров в соответствии с их иностранным правом. Отдельные авторы даже утверждают, что первые известные в истории человечества коллизионные нормы возникли в Египте эпохи Птолемеев. В этой связи особый интерес представляет содержание папируса, затрагивающего вопросы юрисдикции судов Египта и Греции, найденного внутри мумии крокодила. Как следует из этого папируса, в котором содержится ряд эдиктов, принятых в 120-118 гг. до н.э., египтянам разрешалось подавать иски в египетских судах на греков по поводу договоров, составленных на древнем египетском языке. На основании анализа данных эдиктов некоторые историки обосновывают наличие в праве Древнего Египта неких имплицитных коллизионных норм. В соответствии с одной из таких коллизионных норм выбор языка договора должен рассматриваться в качестве коллизионной привязки, указывающей, пусть даже опосредованно, на применимое право. Еще одним принципом коллизионного права в Древнем Египте, нашедшим отражение в эдикте, был принцип автономии воли сторон договора.

Вместе с тем другие ученые оспаривают значимость упомянутых эдиктов для коллизионного права, поскольку, по их мнению, эти эдикты представляют собой не более чем «политический жест», направленный на сохранение минимальной занятости египетских судов.

Согласно историку права Павлу Виноградофф (Paul Vinogradoff) МЧП возникло в Древней Греции около IV в. до н.э. Вместе с тем Виноградофф применительно к праву Греции использовал термин «международное частное право» не столько в качестве коллизионного права, сколько в смысле существования общего частного права Греции, основывавшегося на общепринятых принципах и торговых обычаях. По мнению Артура Куна, в Древней Греции была создана особая система юрисдикции для иностранцев, позволяющая нам говорить о существовании полноценного МЧП1Kuhn A. Comparative Commentaries on Private International Law or Conflict of Laws. New York, 1937. P.1-2.. В соответствии с этой системой иностранцы-резиденты (metoikoi) находились под юрисдикцией специальных магистратов (zenokidai), занимавшихся рассмотрением частноправовых исков с участием таких иностранцев. Иногда магистраты даже применяли коллизионную норму lex loci contractus, когда речь шла о спорах, связанных с разным домицилием или происхождением сторон спора. В ряде случаев могло применяться право домицилия ответчика. Часто стороны договора фиксировали в нем вопросы юрисдикции и применимого права.

Кроме того, древнегреческие города-государства заключали друг с другом множество договоров, с помощью которых создавались материальные нормы, применимые к спорам между гражданами этих городов-государств.

Выдающийся российский историк М.И. Ростовцев в своей работе «Международные отношения и международное право в древнем мире» (1921) высказал мнение, что «древнейшими формами международных отношений были отношения гостеприимства между отдельными лицами, принадлежащими к разным государствам», которые, собственно говоря, и стали базой будущего международного частного права.

По мнению этого ученого, МЧП пышно расцвело в Греции уже к VI в. до н.э. «Самые широкие межгосударственные деловые отношения, - писал Ростовцев, - поощрялись большинством греческих городов... были организованы особые суды, разбиравшие дела неграждан с гражданами. Они руководствовались не столько действующим правом данного города, сколько специальными соглашениями, существовавшими на этот предмет между отдельными городами, т.е. коммерческими трактатами».

М.И. Ростовцев подметил также тот интересный факт, что в области гражданских отношений эллинистический мир постепенно перешел от стадии «сепаратных законодательств» к «нормам права, в принципе одинаковым во всех частях эллинистического мира». Иными словами, Ростовцев обратил внимание на то, что и в древнем мире имел место тот процесс, который мы теперь называем унификацией. «Если принять во внимание тот факт, что в эпоху эллинизма взаимный обмен продуктами стал действительно мировым, что в крупных торговых центрах встречались и сожительствовали граждане и подданные почти всех более значительных государств, что переселение людей из одних центров в другие для развития более интенсивной деятельности (вспомним еврейское рассеяние) сделалось обычным явлением, то ясным станет необходимость создания общего международного частного права».

Одни историки права иногда связывают появление международного частного права в Древнем Риме с фактом существования ius gentium (права народов), другие же отрицают существование древнеримского МЧП.

Поскольку граждане Рима активно взаимодействовали с другими племенами, народами и странами, коллизионные проблемы должны были возникать регулярно. Однако в источниках римского права, прежде всего в Кодексе Юстиниана (Corpus luris Civilis), мы почти не находим какой-либо информации о коллизионном праве. Такое состояние дел объясняется, главным образом, тем, что в случае коллизионных проблем римское право отдавало предпочтение системе универсального права в виде ius gentium, а не системе коллизионных норм. В то же время в римском праве получила развитие концепция «личного закона» (персонального статута), относящаяся к коллизионной проблематике. По крайней мере в некоторых категориях дел статус ответчика в римских судах определялся его «личным законом», т.е. согласно праву его гражданства (origio) или домицилия. Так, например, римское цивильное право (ius civile) применялось к спорам между римскими гражданами, а карфагенское право - к спорам между гражданами Карфагена. Римское право как бы следовало за гражданином Рима, где бы он ни находился, что рассматривалось как особо ценная личная привилегия.

Как известно, ключевую роль в формировании ius gentium сыграл претор перегринов (praetor peregrinus), который, полагаясь на юридическое воображение, греческие принципы права и принципы добросовестности и справедливости, создал систему универсальных норм, охватывавших все человечество2Благоприятные условия для формирования ius gentium сложились после второй Пунической войны (218-201 гг. до н.э.), когда Рим стал ведущей политической державой, под покровительством которой могла спокойно развиваться международная торговля. Дигесты Юстиниана. М., 2002. С. 83.. В «Дигестах Юстиниана», например, говорится, что «право народов - это то, которым пользуются народы человечества; можно легко понять его отличие от естественного права: последнее является общим для всех животных, а первое - лишь для людей (в их отношениях) между собой».

Вместе с тем ius gentium изначально являлось частью римского права, из которого оно черпало свою обязательную силу.

Содержание норм и принципов ius gentium в отличие от ius civile было менее формальным и ригидным. Эти нормы были созданы специально для решения дел международного характера и были весьма внимательны по отношению к обычаям различных народов. Ius gentium в целом основывалось на идее общего фундамента различных юридических традиций.

Даже после эдикта Каракаллы (212 г. н.э.) ius gentium не утратило своего значения. Став частью ius civile, придав ему динамизм и заметный оттенок космополитизма, именно ius gentium создало предпосылки для возрождения римского права в период Средневековья.

Некоторые нормы МЧП могли также содержаться в двусторонних договорах, которые Рим заключал с другими станами. Так, например, в договоре между Римом и Карфагеном (509 г. до н.э.) содержалось положение, гарантирующее взаимную защиту коммерческих прав.

Пожалуй, главной мыслью, которой обязано МЧП античности, является мысль об универсальности и общечеловеческой природе частноправового регулирования правоотношений с иностранным элементом.

Isfic.Info 2006-2019