Международное частное право. Общая часть

Материально-правовой метод регулирования


Само наличие коллизионного метода в МЧП обусловлено различием в национальном регулировании частноправовых отношений. Логическим выводом из этого утверждения является следующее: приведение национального регулирования «к единому знаменателю» исключит коллизионную проблему. Достичь такого результата можно путем совместных усилий на международном уровне. Работа по созданию унифицированных материально-правовых норм началась в XIX в., но особенно активной стала в XX в. Прежде всего, унификация стала осуществляться путем разработки и принятия международных конвенций. Впоследствии начали использоваться и иные формы унификации. Эти вопросы подробно исследовались в различных работах по российскому МЧП, в частности в работах М.М. Богуславского, В.П. Звекова, А.Л. Маковского, С.Н. Лебедева, Л.А. Лунца, О.Н. Садикова и др. Одним из последних опубликованных исследований в этой области является работа Н.Г. Вилковой «Договорное право в международном обороте»1См.: Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002.. В этих работах предлагается различная классификация унификации по МЧП, исходя в первую очередь из предмета унификации и способа унификации. Исторически первоначально предметом унификации стали коллизионные нормы в области семейного и наследственного права.

Дальнейшее развитие международного сотрудничества привело к расширению унификации уже не коллизионных, а материальных норм. Особенно успешно этот процесс реализовался в области международного торгового оборота. Создание материально-правовых норм на международном уровне позволяет решить немалое число проблем: 1) создается единое регулирование, общее для участников международного общения; 2) унифицированные материально-правовые нормы создаются специально для регулирования отношений с «иностранным элементом»; 3) применение унифицированных материально-правовых норм не требует использования коллизионных норм для нахождения применимого права, т.е. исключает один из возможных «факторов неопределенности» (как будет показано впоследствии, выбор права с помощью коллизионных норм в определенной степени зависит от оценки обстоятельств конкретного дела судом (арбитражем), что несет в себе «фактор неопределенности).

Помимо разработки международных конвенций используются 61 иные формы, виды международной унификации. В большой степени это объясняется определенными негативными аспектами разработки и использования международных конвенций. Различия, иногда существенные, национальных правовых систем осложняют поиски и формулирование унифицированных норм, что требует достаточно продолжительных сроков их подготовки. Немалое время уходит также на их подписание и ратификацию, принятие различными государствами или присоединение. Как показывает практика, в среднем на это уходит 8-10 лет. Некоторые международные конвенции так и не вступают в силу, несмотря на большую и длительную работу по их подготовке, - в частности Гаагская конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г. Некоторые конвенции подписываются и используются небольшим числом стран, что приводит к очень скромному унификационному эффекту (например, Гаагская конвенция 1955 г. о праве, применимом к купле-продаже движимых материальных вещей, в которой участвует лишь восемь государств).

Для того чтобы избежать хотя бы некоторых из названных сложностей, международная практика предложила такой метод унификации, как разработка модельных (типовых) документов. В отличие от международных конвенций модельный закон может использоваться каждым государством отдельно, путем принятия своего национального законодательства на основе такого модельного закона. Наиболее успешным примером такого документа является Модельный закон о международном коммерческом арбитраже, разработанный Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) в 1985 г. В силу высокого авторитета указанной международной организации, а также привлечения большого числа высокопрофессиональных специалистов из разных стран для подготовки данного Модельного закона он стал широко использоваться национальными законодателями для разработки соответствующего национального законодательства. В частности, Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» является примером такого национального законодательного акта, принятого на основе Модельного закона ЮНСИТРАЛ.

Такой метод ведет к принятию в разных странах схожего национального законодательства, что дает тот же результат - унификацию правового регулирования.

Еще одним методом унификации является разработка правительственными и неправительственными организациями документов частноправового характера, призванных регулировать отношения в рамках международных коммерческих контрактов. Наиболее интересным примером такого рода документа являются Принципы международных коммерческих договоров, разработанные в 1994 г. Международным институтом по унификации частного права (УНИДРУА), действующие в настоящее время в редакции 2004 г.2Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2006.. Этот документ представляет собой свод общих принципов договорного права, применение которых в большой степени зависит от самих участников международного коммерческого оборота.

Такой метод унификации является современным подходом 65 к разработке единообразных норм и в большой степени лишен недостатков классической унификации. Это, однако, не означает отсутствия проблем при его применении. Основная сложность состоит в определении правовой природы Принципов УНИДРУА и условий их применения, что более подробно рассматривается в гл. 3 настоящего учебника.

Еще одним примером неконвенционной унификации является разработка Международной торговой палатой правил толкования международных торговых терминов ИНКОТЕРМС 2000. Данный документ представляет собой свод международных обычаев, регулирующих распределение между продавцом и покупателем обязанностей, связанных с перевозкой груза, его страхованием, а также переход риска.

Описанные методы материально-правовой унификации свидетельствуют о широком наборе современных способов выработки и применения унифицированных правил в сфере международного общения.

Специфика и своеобразие МЧП заключаются в том, что в нем 68 объединены нормы, различные по своему характеру, структуре, целям и способу возникновения и функционирования, - национальные коллизионные, унифицированные коллизионные и унифицированные материально-правовые. Кстати, отнесение к МЧП унифицированных материально-правовых норм потребовало специальной аргументации - наиболее подробно она была обоснована Л. А. Лунцем.

Нельзя не упомянуть дискуссию о том, относятся ли к МЧП внутренние материально-правовые нормы, регулирующие частноправовые отношения с иностранным элементом. При обсуждении этого вопроса такие нормы нередко разделялись и часть из них - регулирующая внешнеторговые отношения, статус субъектов - причислялась к МЧП, а часть - нет. Наиболее известные два автора в области МЧП, исследовавшие этот вопрос еще в середине XX в., - И.С. Перетерский и Л.А. Лунц придерживались прямо противоположных взглядов. В одном из известнейших трудов по МЧП, написанном И.С. Перетерским и С.Б. Крыловым3См.: Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. М., 1959., И.С. Перетерский отмечал, что к сфере МЧП необходимо отнести внутренние материально-правовые нормы, непосредственно регулирующие частноправовые отношения с иностранным элементом, в первую очередь нормы, регулирующие внешнеторговую деятельность. Л.А. Лунц категорически не соглашался с такой постановкой вопроса. В своем «Курсе международного частного права» он писал: «Внутригосударственный закон, определяющий права и обязанности по внешнеторговой купле-продаже или денежным обязательствам, вытекающим из международных расчетов, не только не заменяет собой коллизионные нормы, а, наоборот, прямо предполагает наличие коллизионной нормы, отсылающей к этому закону и исключающей в конкретном случае применение аналогичных иностранных норм». Материально-правовой метод в отличие от коллизионного метода имеет своей целью исключение необходимости обращаться к коллизионным нормам. Внутренние материально-правовые нормы не приводят и не могут привести к такому результату - их применение возможно только после того, как коллизионная норма укажет на применимое внутреннее право.

Л.А. Лунц также отмечал, что если внешнеторговая сделка регулируется советским правом, то на нее должны распространяться наряду со специальными нормами по внешней торговле «и общие нормы советского гражданского права, в частности, нормы общей части обязательственного права Гражданского кодекса». Доведение этого рассуждения до логического завершения неизбежно приводит к тому, «что граница между международным частным правом и гражданским правом была бы вовсе стерта».

М.М. Богуславский поддерживал точку зрения И.С. Перетерского о возможности включения в состав МЧП внутренних материально-правовых норм. В своем учебнике по международному частному праву, изданном в 1998 г., М.М. Богуславский, в частности, писал: «Возникает вопрос, относятся ли к области международного частного права внутренние материальные нормы, т.е. нормы внутреннего законодательства, которые непосредственно, без применения коллизионной нормы, регулируют отношения с иностранным элементом....По нашему мнению, исходя из характера регулируемых правом отношений, эти нормы также следует включить в состав международного частного права»4См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1998. С. 21.. Автор, однако, специально подчеркивает, что имеет в виду «не общие нормы гражданского законодательства, а специальные нормы, непосредственно установленные государством для регулирования внешнеэкономических отношений или отношений по научно-техническому, культурному сотрудничеству». Практически аналогичное утверждение содержится и в пятом, переработанном издании данного учебника. В учебнике по МЧП В.П. Звекова, а также в учебнике, подготовленном под редакцией Н.И. Марышевой, отмечается наличие этой проблемы и ее различное решение в отечественной литературе5Международное частное право / Под ред. Н.И. Марышевой. С. 24..

Присоединяясь к точке зрения Л.А. Лунца о невозможности отнесения к МЧП внутренних материально-правовых норм, регулирующих отношения с иностранным элементом, хотелось бы лишь добавить следующее. Сторонники включения таких внутренних норм в МЧП подчеркивают, что речь идет о специальных нормах, регулирующих внешнеторговые и связанные с ними отношения (банковские, «морские», в сфере иностранного инвестирования и др.), а также нормы, регулирующие правовое положение субъектов отношений с иностранным элементом. При этом никак не оценивается аргумент Л.А. Лунца о невозможности применять внутренние нормы, минуя коллизионные нормы.

В связи с этим можно было бы отметить, что с введением в российское МЧП концепции сверхимперативных норм (ст. 1192 ГК РФ) позиция о невключении внутренних материальных норм в МЧП получает дополнительный довод. Перечисляя материально-правовые нормы национального права, которые направлены на регулирование отношений с иностранным элементом, сторонники их включения в состав норм МЧП фактически говорят о нормах, которые должны применяться независимо от применимого иностранного права, а также о публично-правовых нормах, которые, как правило, также должны применяться независимо от применимого иностранного права. Можно предположить, что речь идет о таких специальных внутренних материальных нормах, которые должны применяться независимо от действия коллизионных норм, т.е. независимо от применимого права, найденного с помощью коллизионной нормы. Сегодня такая ситуация может быть урегулирована с помощью концепции сверхимперативных норм.

Данная концепция нашла отражение в ст. 1192 ГК РФ и более подробно будет проанализирована далее (см. п. 4.8 гл. 4 настоящего учебника), здесь только отметим, что ее основная идея заключается в возможности применения национальных материально-правовых норм, так или иначе связанных с конкретным правоотношением, несмотря на применимое право.

Таким образом, нет нужды включать внутренние материально-правовые нормы, регулирующие отношения с иностранным элементом, в МЧП и необоснованно «стирать грань» между МЧП и национальным гражданским правом. Оставаясь в составе национального гражданского права, такие нормы могут быть «напрямую» применены к отношениям с иностранным элементом - для этого сегодня используется концепция сверхимперативных норм.

Isfic.Info 2006-2019