Международное частное право. Общая часть

Коллизионный метод регулирования


Частноправовые отношения с «иностранным элементом» 32 в силу своей специфики требуют особых способов или методов регулирования. Наличие в отношениях, регулируемых международным частным правом, иностранного элемента приводит к так называемой коллизии, или столкновению (лат. collisio - столкновение) двух или более правовых систем, нормы которых могут быть применены к этим отношениям. В разных правовых системах различные вопросы урегулированы по-разному, поэтому от выбора конкретной правовой системы зависит, каким образом будет урегулировано то или иное правоотношение.

Преодоление столкновений, или коллизий, осуществляется с помощью специальных норм, которые называются коллизионными. Основной целью и задачей этих норм является обеспечение решения одного вопроса: какое право подлежит применению в каждом конкретном случае?

Первые коллизионные нормы стали складываться в раннем Средневековье. Одним из первых примеров коллизионной нормы является приводимая в курсе Л.А. Лунца по международному частному праву со ссылкой на М.И. Бруна «глосса Аккурсия»1См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. М., 1973. С. 132-133., относящаяся к началу XIII в., в которой излагались следующие обстоятельства: в городе Модена судится гражданин Болоньи. Какие нормы должны быть применены в данном случае - Модены или Болоньи? Итальянские юристы, опираясь на источники римского права, пришли к выводу, что гражданин Болоньи должен быть судим по законам Болоньи. Это решение вслед за М.И. Бруном можно считать первым решением коллизионной проблемы.

Л.А. Лунц упоминал и более раннюю ссылку на решение коллизионной проблемы - текст магистра Алдрика конца XII в2См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. С. 132.. В работе А. А. Рубанова приводится краткое высказывание магистра Алдрика: при решении вопроса о праве, подлежащем применению в процессе, где участвуют люди из различных областей, судья должен применить обычай, «который представляется более сильным и более полезным»3Магистр Алдрик и предложенное им решение коллизионной проблемы упоминаются также в работе А.А. Рубанова «Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем». М., 1984. С. 152.. С течением времени число коллизионных норм увеличивалось, постепенно складываясь в коллизионное право, а нахождение применимого права с помощью коллизионных норм получило название коллизионного метода регулирования в международном частном праве.

Справедливости ради надо сказать, что можно иначе подойти к решению вопроса о «первенстве» коллизионного метода при регулировании отношений с иностранным элементом. В этой связи стоит обратить внимание на то, каким образом решались споры в Римской империи между римлянами и чужестранцами, т.е., современным языком говоря, как регулировались отношения с иностранным элементом. Как известно, отношения римлян между собой регулировались ius civile. Наряду с римлянами существовала большая группа лиц, которые не признавались римлянами, хотя проживали на территории Римской империи, - это были лица, населявшие завоеванные Римом обширные территории. Формально они не являлись иностранными гражданами в современном понимании этого слова, однако, будучи изначально гражданами других государств, они оставались носителями иных правовых обычаев и норм. «Столкновение» этих норм с ius civile приводило к необходимости нахождения способов их урегулирования.

Споры, возникавшие между римлянами и не-римлянами, или Перегринами, решались преторами, рассматривавшими такие споры, - praetor peregrinus. И здесь примечательно то, каким образом претор подошел методологически к решению вопроса об урегулировании «столкновения» норм ius civile и других норм, применявшихся на завоеванных территориях. Он не разрабатывал коллизионные нормы, а формулировал материально-правовые нормы, направленные на регулирование отношений с иностранным элементом. Так стало формироваться ius gentium, нередко переводимое как «право народов». Таким образом, можно сказать, что первоначально, на самой заре появления отношений «с иностранным элементом», решение вопроса о применимом праве пошло по пути выработки и применения материально-правовых, а не коллизионных норм, которые появились гораздо позже.

Разработка и формулирование коллизионных норм, которые дают ответ на вопрос о применимом праве, осуществлялись в течение веков в разных странах на основе различных критериев. Как показывает история международного частного права, таких критериев немного: 1) гражданство или домицилий участников отношений - субъектный подход; 2) место возникновения, изменения или прекращения частноправовых отношений - территориальный подход; 3) наиболее тесная связь с правоотношением - гибкий подход. На разных этапах развития международного частного права этим критериям придавалось различное значение или они использовались в том или ином сочетании.

Как явствует из вышесказанного, коллизионная норма лишь указывает путь нахождения той правовой системы, которая должна урегулировать то или иное правоотношение. Это обстоятельство вызвало споры по поводу природы коллизионной нормы - она лишь техническое указание на правовую норму, подлежащую применению, или вместе с материально-правовой нормой она составляет определенное правило поведения. Представляется, что коллизионная норма - это и не техническое указание, и не правило поведения в чистом виде, а сочетание элементов того и другого. Это особенно справедливо в отношении современных гибких коллизионных норм, которые не устанавливают единственно возможный путь определения применимого права, а предлагают правоприменителю оценить всю совокупность обстоятельств и условий, чтобы определить адекватную правовую систему, могущую наилучшим образом урегулировать возникшие правоотношения. Видимо, приходится смириться с тем, что коллизионная норма не укладывается в жесткие существующие рамки определения ее природы, а является вполне самостоятельным и особым институтом права.

Применение коллизионной нормы нередко приводит к необходимости применения судами одного государства права другого государства. Это стало очевидным довольно давно - непризнание правовых последствий тех или иных действий или событий за границами того государства, где они имели место, приводит к правовому хаосу. Если супружеская пара пересекает границу и в другом государстве не признается в качестве таковой в силу своих правовых установлений, то неблагоприятные последствия этого очевидны. Непризнание вещных прав при пересечении границы также приводит к весьма нежелательным последствиям для участников частноправовых отношений. Все это свидетельствовало о необходимости признания действия иностранных законов, но теоретические обоснования этому явлению вызвали массу трудностей, споров и дискуссий.

Итак, коллизионный метод позволяет ответить на вопрос: право какого государства, какой территории должно быть применено? Такого рода коллизии получили название пространственных коллизий, т.е. коллизий законов, одновременно действующих в разных пространствах, на разных территориях. В свою очередь пространственные коллизии подразделяются на международные (интернациональные) и межобластные (внутренние, интерлокальные).

Международные (интернациональные) коллизии - это коллизии между законами разных государств. Именно международные коллизии составляют основу международного частного права. Межобластные (внутренние) коллизии - это коллизии между законами различных административных образований в рамках одного государства, например в федеративных государствах. Наиболее яркой иллюстрацией государства, где возникают межобластные коллизии, являются США. В бывшем СССР между законами союзных республик также могли возникать межобластные коллизии, которые регулировались специальными нормами.

Основной вопрос, возникающий в связи с изучением международных и межобластных коллизий, заключается в следующем: существуют ли различия в подходе регулирования этих двух видов коллизий? В СССР в соответствии с доктриной и законодательством считалось, что международные и межобластные коллизии должны регулироваться различными правилами. В частности, в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. внутренним коллизиям была посвящена ст. 18 «Применение гражданского законодательства одной союзной республики в другой союзной республике», а международным - раздел VIII «Правоспособность иностранцев и лиц без гражданства. Применение гражданских законов иностранных государств, международных договоров и соглашений». В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.4Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. С. 733. Основы гражданского законодательства 1991 г. утратили силу с 1 января 2008 г. в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ. (вошедших в силу с 1 января 1992 г. и заменивших собой Основы гражданского законодательства 1961 г.) также сохранилось разграничение на международные и межобластные коллизии, первые из которых были урегулированы в разделе VII «Правоспособность иностранных граждан и юридических лиц. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров», а вторые - в ст. 8 «Применение гражданского законодательства одной республики на территории другой республики»5Практическая надобность в этой статье к моменту введения в действия Основ отпала, поскольку к этому времени СССР уже распался и межобластные коллизии превратились в международные..

Сравнение норм, регулирующих международные и межобластные коллизии, позволяет увидеть много общего между ними. Основные коллизионные нормы, регулирующие вещные права, договорные и внедоговорные обязательства, вопросы личного статуса физических и юридических лиц и пр., схожи при регулировании международных и межобластных коллизий. Скорее можно говорить о различиях между правилами, «обслуживающими», по определению В.П. Звекова,6См.: Звеков В.П. Международное частное право. М., 2004. С. 41. коллизионные нормы. Речь идет о квалификации, обратной отсылке, отсылке к праву третьего государства. Помимо этого нужно иметь в виду правила применения иностранного права, определенного с помощью коллизионных норм, - оговорку о публичном порядке, «сверхимперативные» нормы и др. Сегодня доктрина и практика не склонны проводить кардинальное различие между международными и межобластными коллизиями, однако полная их идентификация также нецелесообразна.

В России регулирование гражданско-правовых отношений в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ осуществляется на уровне Федерации. Статья 72 Конституции РФ устанавливает перечень вопросов, отнесенных к совместному ведению Федерации и субъектов Российской Федерации. В п. «к» данной статьи указано среди прочего семейное и трудовое законодательство. Но в любом случае законодательство субъектов Федерации не должно противоречить федеральным законам. Само федеральное законодательство может отсылать решение того или иного вопроса к законам субъектов Федерации. Например, в п. 2 ст. 13 Семейного кодекса РФ установлено, что порядок и условия вступления в брак до достижения возраста 16 лет (что допускается в исключительных случаях) могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации.

Наряду с пространственными существуют интертемпоральные и интерперсональные коллизии.

Интертемпоральные коллизии, как явствует из названия, - это коллизии во времени, т.е. коллизии между законами, принятыми в разное время по одному и тому же вопросу. Эта проблема также называется «действие закона во времени» и является одной из сложнейших в теории права. Наиболее подробно эту проблему в связи с международным частным правом анализировал Л. А. Лунц в своем «Курсе международного частного права». Проблема интертемпоральных коллизий подразделяется на три вопроса: 1) изменение материально-правового регулирования; 2) изменение коллизионно-правового регулирования; 3) изменение фактических обстоятельств правоотношений.

1. Отсылка к материальному праву той или иной страны может привести к вопросу о том, какие конкретно акты должны применяться в данном случае - законы, действующие на момент возникновения правоотношений, на момент рассмотрения спора или на какой-либо иной момент. Важность решения вопроса о том, с какого момента должно применяться новое регулирование, особенно в длящихся правоотношениях, таких как брачные, наследственные и др., трудно переоценить, поэтому этот вопрос, как правило, определяется в законодательных актах о введении в действие того или иного регулирования либо в самом законодательном акте. Например, в заключительных положениях Семейного кодекса РФ (разд. VIII, ст. 168) установлена общая дата его введения в действие - 1 марта 1996 г. Однако, как уже упоминалось выше, брачно-семейные отношения - это длящиеся отношения, и в течение этого времени могут возникать различные права и обязанности. Для решения вопроса о том, какое регулирование - старое или новое - необходимо применить к правам и обязанностям, возникшим после принятия Семейного кодекса РФ (хотя брак мог быть заключен до его принятия), в ст. 169 установлено: «Нормы настоящего Кодекса применяются к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие. По семейным отношениям, возникшим до введения в действие настоящего Кодекса, его нормы применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие» (выделено нами).

Отсылка к материальному праву той или иной страны означает отсылку ко всей совокупности законов, включая законы о действии правовых норм во времени. Еще в 1948 г. в своей работе «Международное частное право» М. Вольф писал: «Подчинение договорного обязательства определенной правовой системе означает не подчинение его правилам, действующим на момент заключения договора, а подчинение живому и изменяющемуся организму права». То же самое верно в отношении не только договорных, но и иных обязательств.

2. Изменения коллизионных норм в праве того или иного государства регулируются так же, как и изменения материально-правовых норм. Поскольку коллизионные нормы вместе с материально-правовой нормой направлены на регулирование частноправовых отношений, то их изменение и порядок применения определяются на основе тех же принципов и подходов, что и в отношении материально-правовых норм, т.е. в соответствии со специальными законами о введении их в действие. Поскольку в российском праве основная часть коллизионных норм содержится в разд. VI части третьей ГК РФ «Международное частное право», то время введения их в действие определяется Федеральным законом «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». В нем предусматривается введение в действие части третьей с 1 марта 2002 г. и никаких исключений для коллизионных норм не установлено (изъятия предусмотрены для материально-правовых норм наследственного права).

3. Последний вопрос, связанный с интертемпоральными колизиями, - это влияние (или его отсутствие) изменения фактического состава правоотношения на применение коллизионных норм. В некоторых случаях законодатель отвечает на этот вопрос. Например, как влияет перемещение вещи на коллизионное регулирование права собственности? В российском праве установлено, что возникновение и прекращение права собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находилось в момент возникновения или прекращения этого права. Таким образом, последующие перемещения вещи не будут влиять на коллизионный вопрос.

Особенно важно решить этот вопрос в отношении длящихся правоотношений, например семейных. В этой сфере нередко применяются коллизионные нормы, определяющие применимое право в зависимости от гражданства или места жительства лица. Зависит ли применение такой коллизионной нормы от изменения гражданства или домицилия лица? Л.А. Лунц писал: «Если в качестве коллизионной привязки в этой области (речь идет о семейных отношениях) используется гражданство членов семьи или одного из них, или их домицилий, то едва ли было бы целесообразно считать, что перемена гражданства или домицилия не должна порождать изменений в режиме отношений данной коллизионной привязки». Таким образом, автор полагает, что в длящихся отношениях изменение их фактического состава должно учитываться. Однако здесь же Л.А. Лунц подчеркивал, что этот вопрос «нельзя считать вполне ясным». Представляется, что по общему правилу в длящихся правоотношениях необходимо учитывать изменение их фактического состава при определении коллизионного регулирования.

Интерперсональные коллизии - это коллизии законов, применимых к различным категориям лиц. Эта категория коллизий преимущественно сохраняется в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки. Большое влияние обычного и религиозного права в этих странах приводит к появлению коллизий между ними, с одной стороны, и гражданским правом - с другой. Например, в отдельных странах мусульманского права наряду с последним действует английское общее право, в других - французское гражданское право, что обусловлено колониальной историей этих государств. В доктрине не существует единого мнения о природе интерперсональных коллизий. А.И. Минаков7См.: Международное частное право. Современные проблемы. М., 1994. С. 441., со ссылкой на венгерского ученого п. Саси, приводит различные подходы в оценке и анализе таких коллизий. Пути решения этих коллизий также различаются. В некоторых странах разрабатываются коллизионные нормы, регулирующие «столкновение» обычного права и права бывшей метрополии, в других - проводится кодификация обычаев, в третьих - принимаются законы, определяющие сферы действия обычного права, например семейные и наследственные отношения.

Коллизионный метод регулирования, воспринятый во всех странах, обладает, как и любое явление, позитивными аспектами и не лишен определенных недостатков. Позитивным, безусловно, является выработка достаточно стабильных, известных заранее правил, помогающих определить применимое право. Например, к деликту, произошедшему на территории России с участием иностранных граждан, по общему правилу будет применяться российское право в силу коллизионной нормы, отсылающей к праву места совершения деликта; формальная действительность брака российских граждан, заключенного в Греции, определяется в силу российской коллизионной нормы о праве, применимой к форме брака, правом Греции - места его заключения; договор российской и иностранной организации регулируется правом, избранным самими сторонами. Эти и другие примеры показывают, что при наличии иностранного элемента в частноправовых отношениях их участники могут заранее определить применимое право с помощью коллизионных норм. Определенность и стабильность коллизионного метода являются его важными позитивными аспектами. Одной из основополагающих целей правового регулирования в любой сфере, включая международное частное право, является установление заранее известных и стабильных правил поведения, которыми руководствуются его участники. Возможность заранее определить ту правовую систему, которая будет регулировать отношения субъектов права, является важнейшим фактором эффективного функционирования коллизионного метода.

Однако, как уже отмечалось, коллизионный метод не лишен недостатков. Как не раз подчеркивалось, коллизионный метод помогает определить национальную правовую систему для регулирования тех или иных частноправовых отношений с иностранным элементом. Проблема заключается в том, что предметом регулирования любой национальной правовой системы являются внутренние отношения, не отягощенные никаким «иностранным элементом». Это означает, что частноправовые отношения, возникшие в рамках международного сотрудничества, различных международных контактов, должны регулироваться нормами права, не рассчитанными на регулирование таких специфических отношений.

Это означает, что специфика отношений с «иностранным элементом» не учитывается и, как следствие, не регулируется максимально адекватным и эффективным образом.

Коллизионный метод приводит к необходимости нередко применять иностранное право в национальных судах, что, несомненно, усложняет их деятельность. Применение иностранного права, связанного с установлением его содержания, порядка применения и толкования, представляет собой непростую задачу для суда или иного национального органа, обязанного применять иностранное право.

Коллизионные нормы вырабатываются на национальном уровне. Это означает, что каждое государство имеет свою систему коллизионных норм, которые могут существенно отличаться друг от друга. Нередко это приводит к различным, а иногда к противоположным результатам в регулировании конкретных правоотношений в зависимости от того, коллизионная норма какой страны применяется. Например, в сфере семейного, наследственного права разными странами используются привязки к праву гражданства либо места жительства лица. Это ведет и к таким негативным последствиям, как forum shopping8Предъявление иска в суде той страны, регулирование которой, включая коллизионное, является наиболее благоприятным для конкретной стороны правоотношения.. Для преодоления этого недостатка в конце XIX - начале XX в. стали предприниматься попытки унификации коллизионных норм разных стран.

Однако это не привело к кардинальному решению проблемы. Во избежание негативных последствий стали предприниматься различные попытки избежать применения коллизионного метода.

Isfic.Info 2006-2019