Международное частное право. Общая часть

Соотношение международного частного и международного публичного права


Нередко отмечается, что международное право и МЧП имеют общие принципы. Это утверждение нуждается, если говорить о юридической стороне дела, в существенном уточнении. Не подлежит сомнению, что отношения между государствами (например, по международному договору) по вопросам МЧП, как и по любым иным вопросам, подчинены принципам и нормам международного права. Однако нельзя сказать, что те же самые принципы непосредственно определяют и гражданско-правовые отношения, регулируемые МЧП, например отношения между разнонациональными юридическими лицами по внешнеэкономической сделке.

Если мы говорим о недопустимости одностороннего отказа от такой сделки, то имеем в виду не принцип pacta sund servanda, который установлен международным правом, а положение соответствующего гражданского закона. Едва ли нужно доказывать, что в данном примере вопрос об отказе от внешнеэкономической сделки будет решаться не на основании правил, установленных для международных (межгосударственных) договоров, а на основании применимых гражданско-правовых норм о сделках, будь то нормы, установленные данным государством самостоятельно или имеющие источником своего происхождения международный договор. Несмотря на внешнюю схожесть, принцип соблюдения международных договоров и принцип соблюдения гражданско-правовых сделок остаются, разумеется, совершенно самостоятельными юридическими положениями, относящимися к различным системам права и предназначенными для различных по своей природе отношений.

Исходя из гражданско-правовой природы отношений, регулируемых МЧП, и учитывая особенности как самих отношений, возникающих в международном обороте, так и их регулирования, в частности международно-договорное происхождение значительного числа источников с вытекающими отсюда последствиями, следует прийти к выводу, что МЧП - это самостоятельная особая отрасль права, цивилистического по своему содержанию характера.

При этом речь может идти только об отрасли внутригосударственного права каждого государства, хотя, несомненно и тесно связанной, близко соприкасающейся, часто переплетающейся с международным правом. Констатация такой связи (ныне характерной, кстати, не только для МЧП, но и для других отраслей внутригосударственного права) не может служить основанием для зачисления МЧП, даже в порядке «присоединения» или «по совместительству», в состав международного права. Наличие, например, теснейшей связи между законом и процессом не приводит в общепринятой системе межотраслевой классификации к отождествлению гражданского и гражданско-процессуального права.

В правовой, во всяком случае международно-правовой, теории международное право рассматривается как «своеобразная, отличная от национальных правовая система». «Международное право, - пишет Г.В. Игнатенко, - отличается от права внутригосударственного (национального) не только по предмету регулирования, но и по таким признакам, как характер участников международно-правовых отношений - субъектов права - и метод правового регулирования, включая способ нормообразования (нормотворчества) и механизм обеспечения международного правопорядка»2 См.: Международное право. М., 1978. С. 7..

С этих позиций, основываясь на сущности общественных отношений, регулируемых МЧП, последнее не может рассматриваться как отрасль (часть, подсистема и т.д.) системы международного права, а может быть отнесено только к системе внутреннего права.

Что касается идей о «международном праве в широком смысле 28 слова, то «в широком смысле» можно говорить не о международном праве, а только о международных отношениях, которые действительно не всегда укладываются в международно-правовые рамки. По существу, идеи о международном праве «в широком смысле слова» (как о включающем МЧП) представляют собой произвольное соединение в «одно целое», «в единую систему» и т.д. различных по своей природе правовых явлений, ведут к смешению предметов и методов регулирования, присущих международному праву, с одной стороны, и международному частному праву - с другой, к необоснованному стиранию граней между ними. Как справедливо пишет И.И. Лукашук, полемизируя со сторонниками концепций «мирового права», «попытки распространить действие той или иной системы права на принципиально отличные общественные отношения, которые не отвечают основным чертам данной системы, не могут дать положительного результата»2Лукашук И.И. Международно-правовое регулирование международных отношений. М., 1975. С. 97..

Гражданско-правовой характер отношений, регулируемых международным частным правом, широко признается и в литературе по международному праву. Г.И. Тункин писал, что нормы международного частного права «регулируют гражданско-правовые, семейные и трудовые отношения с иностранным или международным элементом. Это особая, очень важная дисциплина. Международное право и международное частное право тесно связаны, особенно в области регулирования международных экономических отношений3См.: Международное право: Учебник / Под ред. Г.И. Тункина. М., 1994. С. 10.. И.И. Лукашук отмечал: «Классическое определение этого права (международного частного права) было дано такими авторитетами, как И.С. Перетерский и Л.А. Лунц. Международное частное право - отрасль права, регулирующая гражданско-правовые отношения, имеющие международный характер. Этого определения специалисты придерживаются и сегодня...»4Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: Учебник. М., 2001. С. 13-14..

В учебнике по международному праву под редакцией В.И. Кузнецова подчеркивается: «Иногда предпринимались попытки включить международное частное право в систему международного права в целом, практически - в систему международного публичного права... Признавая, что между нормами, регулирующими, например, имущественные отношения, действующими в различных государствах, есть определенное сходство, современные авторы все же избегают относить международное частное право к какой-либо области международного публичного права. Чаще всего его рассматривают как составную часть внутренней правовой системы каждого государства, главным образом нормы, регулирующие международные имущественные отношения немежгосударственного характера, а также связанные с ними неимущественные отношения такого же характера»5Международное право: Учебник / Под ред. В.И. Кузнецова. М., 2001. С. 39-40..

Сказанное о природе и месте МЧП не умаляет важности учета и в теоретическом, и в практическом плане взаимосвязи и необходимости максимальной согласованности международно-правового и международно-частноправового регулирования. Важность такого согласования, являющегося необходимым элементом правильного решения проблемы соотношения международного права и внутригосударственного права вообще как двух самостоятельных систем, в сфере МЧП особенно значительна, поскольку нормативные предписания по вопросам МЧП, не только принятые на основе международных договоров, но и устанавливаемые государством самостоятельно, направлены на развитие широкого международного сотрудничества.

Isfic.Info 2006-2019