Международное частное право. Общая часть

Унифицированные нормы


Осуществляя самостоятельно нормирование (коллизионное или материально-правовое) указанных отношений, как и нормирование иных отношений, безотносительно к их правовой природе, государство, безусловно, должно учитывать не только свои международные договорные обязательства, но и общеобязательные для всех государств нормы и принципы международного права (суверенитет, невмешательство во внутренние дела, недопущение дискриминации и т.д.). В сфере МЧП значение данного положения особенно явственно, поскольку речь идет здесь лишь об отношениях, возникающих в международном обороте; однако само по себе оно имеет общее значение. Вместе с тем очевидно, что интенсивное развитие экономических, научных, культурных и прочих международных связей, опосредуемых в различных гражданско-правовых формах, порождает необходимость сотрудничества государств в сфере регулирования таких форм.

В период глобализации международные факторы присутствуют в различных областях, в частности в сфере прав человека или коммерческой деятельности. Конвенции, разработанные государствами или международными организациями (типовые законы и др.), содержащие частноправовые нормы, являются важными источниками для государств. Участвуя в таких документах, государство принимает на себя обязательство обеспечить обязательность применения включенных в них норм в рамках своей юрисдикции по соответствующим правовым вопросам (и вправе требовать того же от других участников договора). Это обязательство исполняется государством таким образом, как это предусмотрено договором с учетом национального законодательства. В силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные соглашения, в которых участвует Российская Федерация, являются составной частью ее правовой системы. В соответствии с Конституцией РФ и другими нормативными актами, включая ст. 7 ГК РФ, в тех случаях, когда нормы, включенные в международный договор, отличаются от соответствующих норм национального законодательства, применяются нормы международного договора (принцип приоритета). Это правило применяется в случаях, включающих частноправовые отношения, независимо оттого, регулируются они национальными или унифицированными нормами. Если для урегулирования унифицированных норм недостаточно (а это неизбежные ситуации), они дополняются национальными нормами.

Благодаря международно-договорной унификации в состав источников МЧП входят как нормы, установленные данным государством самостоятельно, так и нормы, происхождение которых обусловлено международными договорами, заключенными данным государством с другими государствами.

Международный договор по вопросам МЧП, как и любой договор между государствами, безусловно, относится к международному праву. Однако было бы по меньшей мере поспешно делать отсюда вывод о международно-правовой природе самого МЧП. Объектом подобного договора служат не гражданско-правовые отношения, т.е. отношения с участием юридических и физических лиц, а отношения между государствами по поводу установления определенного регулирования упомянутых гражданских отношений.

Правила международных договоров по вопросам МЧП, формирующиеся, как правило, в порядке обобщения внутригосударственных гражданско-правовых норм, предназначены для регулирования отношений, которые в случае отсутствия таких правил регулировались бы нормами гражданского права той или иной страны. Представляется очевидным, что сам вопрос о приоритетности применения тех или иных нормативных положений, упомянутый выше, возникает лишь тогда, когда они регулируют одни и те же - в данном случае гражданско-правовые - отношения.

В свое время С.Б. Крылов, считавший МЧП частью международного права в широком смысле слова, в поддержку этого взгляда выдвинул аргумент, что отношения в сфере МЧП, например отношения по сделке между разнонациональными контрагентами, имеют тенденцию «перерасти» в межгосударственные отношения1См.: Международное право. М., 1947. С. 30.. Однако, по нашему мнению, это положение нельзя принять за основу выяснения правовой природы отношений, регулируемых МЧП. В нормальных случаях защита прав, вытекающих из таких отношений, даже когда они регулируются правилами, имеющими международно-договорное происхождение, осуществляется национальным судом или арбитражем, т.е. в порядке, установленном для защиты гражданских прав вообще. «Конфликт» между государствами, к которым принадлежат контрагенты по сделке, может возникнуть лишь в случае нарушения норм международного права, обязательных для этих государств, например в случае акта дискриминации, допущенного в одном из государств по отношению к контрагенту, принадлежащему к другому государству, при применении (или при отказе в применении) правил, предусмотренных международным договором (анормальный случай).

В подобных ситуациях международно-правовое отношение возникает как самостоятельное отношение между государствами, в то время как отношение сторон по сделке продолжает по-прежнему оставаться гражданско-правовым. Соответственно к существующим международно-правовым способам урегулирования споров могут прибегнуть лишь сами государства, а отнюдь не субъекты гражданско-правового конфликта. Юридические и физические лица могут добиваться применения норм международного договора в качестве норм, ставших частью национального законодательства данного государства.

В некоторых исключительно важных областях международного общения, например в области экономического сотрудничества, наблюдается в последнее время все более широкое и активное сочетание межгосударственных и гражданско-правовых отношений. Это сотрудничество реализуется, в частности, посредством комплекса международных торговых соглашений и внешнеэкономических контрактов гражданско-правового характера между юридическими лицами этих государств. Однако и в этих случаях не только теоретические, но и сугубо практические соображения (прежде всего необходимость правильного регулирования – как нормативного, так и оперативного) требуют строгого юридического разграничения межгосударственных отношений и отношений гражданско-правовых, недопущения их смешения или отождествления с учетом различной правовой природы, функциональной роли, различных принципов ответственности и т.д.

Нормы международного частного права и даже коллизионные нормы, установленные каждым государством самостоятельно, предназначены для регулирования гражданско-правовых отношений, возникающих в международном обороте. Оперируя гражданско-правовыми категориями, такие коллизионные нормы могут вести к применению соответствующего законодательства любой страны. В условиях, когда в мире существуют страны с различными правовыми системами, коллизионное право каждой страны, чтобы действительно содействовать оформлению и обеспечению равноправных и взаимовыгодных деловых отношений в рамках международного оборота, не может не приспосабливаться к возникающим особенностям. Это проявляется, в частности, в том, что применяемые в коллизионных нормах, как бы обращенных «вовне», термины и понятия могут иметь иное содержание, чем в материально-правовых нормах внутреннего права данной страны. Это связано с наиболее сложной проблемой МЧП - проблемой «квалификации».

Отмеченная специфика коллизионных норм, принятых государством самостоятельно, в еще большей степени присуща нормам МЧП, установленным в порядке международно-договорной унификации. Становясь составной частью национальной правовой системы, они, однако, сохраняют свое особое значение, обусловленное тем, что само их содержание определено согласованием воль государств - участников международного договора.

Isfic.Info 2006-2019