Криминалистика

Выдвижение следственных версий и планирование начала расследования


Вопрос о возбуждении уголовного дела об изнасиловании или иных сексуальных действиях зависит от криминалистически значимой информации, имеющейся на первоначальном этапе расследования.

Возбуждению уголовного дела часто предшествует предварительная проверка обстоятельств произошедшего, показаний потерпевшей (потерпевшего), иных фактов. Если в момент, когда получено заявление или сообщение, имеются доказательства совершенного преступления, дело возбуждается безотлагательно.

По данной категории дел возможны две типичные следственные ситуации:

  1. потерпевшая (потерпевший) знает насильника и в своем заявлении называет его;
  2. потерпевшая (потерпевший) сообщает о факте насилия, но точных сведений о личности виновного указать не может.

В первом случае основные задачи, решаемые следователем независимо от того, возбуждено уголовное дело или осуществляется доследственная проверка, таковы: установление факта изнасилования или иных сексуальных действий в отношении потерпевшей (потерпевшего); выявление признаков, свидетельствующих о насильственном характере полового сношения или иных действиях сексуального характера.

При решении этих задач следователь выдвигает и проверяет, по существу, две общие типичные следственные версии, вытекающие из сообщения или заявления потерпевшей (потерпевшего). Первая — изнасилование или иное сексуальное действие совершено, вторая — его не было. Частные версии касаются отдельных фактов преступления и выдвигаются с учетом конкретных обстоятельств расследуемого дела.

Прежде всего это версии, вытекающие из показаний (объяснений) заявительницы (заявителя) и обвиненного лица. Иногда их именуют версиями потерпевшей и подозреваемого. Эти версии могут касаться: места и времени предполагаемого преступления; характера конкретных действий той и другой стороны, обстоятельств произошедшего.

Важное значение имеет выдвижение и проверка версий, касающихся субъективной стороны в действиях заявительницы (заявителя) и подозреваемого, а именно: осознавались ли возможные последствия встречи наедине с подозреваемым; можно ли было предвидеть домогательства с его стороны в конкретных условиях; мог ли подозреваемый в данных условиях адекватно воспринимать и оценивать истинные намерения партнера (партнерши); предпринимались ли практические шаги, чтобы избежать или решительно пресечь попытки к половому сближению; осознавал ли подозреваемый, что своими действиями грубо попирает волю женщины (потерпевшего), совершает их насильственно.

Отработка версий по элементам субъективной стороны требует высокого профессионального мастерства, четкого соблюдения следователем этических норм и тщательного проведения следственных действий.

Специфика таких уголовных дел и трудность их расследования состоят в том, что стороны чаще всего совершенно по-разному объясняют обстоятельства случившегося и свои действия. Поэтому версии приходится проверять путем сбора и анализа не столько прямых доказательств, сколько комплекса косвенных улик.

Проверка версии об оговоре. В следственной практике факты оговора встречаются нередко, поэтому выяснение, не оговаривает ли заявительница (заявитель) мнимого насильника, — важная задача следователя.

О возможности оговора могут свидетельствовать:

  • подача заявления в правоохранительные органы спустя продолжительное время после произошедшего либо под давлением родственников или знакомых;
  • незначительная вероятность изнасилования или насильственных действий сексуального характера при изложенных обстоятельствах;
  • внутренние противоречия в показаниях заявительницы (заявителя);
  • признаки психических отклонений у заявительницы (заявителя);
  • убедительность доводов подозреваемого (подозреваемой), отрицающего такие действия;
  • положительная характеристика подозреваемого, подтверждающая малую вероятность совершения преступного посягательства.

Проверяя возможность оговора, нужно обратить внимание на вероятные мотивы. Они могут быть самыми разнообразными:

  1. влияние родителей и родственников, что характерно для случаев, когда мнимая жертва сравнительно молода, живет на иждивении родителей и находится под их сильным влиянием;
  2. обострение отношений заявительницы с сожителем в силу таких причин, как отказ от вступления в брак, измена, оскорбление, ревность и др.;
  3. боязнь женщины (юноши) осуждения со стороны окружающих лиц за внебрачную связь;
  4. прямой шантаж с целью вынудить мнимого насильника к уплате денег или совершению иных действий в пользу заявителя. Выяснить эти обстоятельства можно в ходе детального допроса заявительницы (заявителя) и подозреваемого (подозреваемой).

При допросе свидетелей из их окружения следует в первую очередь выяснить характер их отношений до вступления в связь и сразу после этого. Если встречи продолжались и их видели вместе после мнимого насилия дружески беседующими — заявление становится весьма сомнительным.

Подробно выясняются обстоятельства, свидетельствующие и о неприязненных отношениях подозреваемого с родственниками заявительницы (заявителя) либо их родственников между собой, другие факты, дающие основания усомниться в совершении сексуального насилия.

Анализ показаний с целью выяснить внутренние противоречия — один из эффективных тактических приемов получения объективной, криминалистически значимой информации. Дело в том, что оговор, как и любое другое заведомо ложное показание, основывается на вымышленных или видоизмененных фактах, в основе которых лежит модель придуманного насилия.

Мнимая жертва фантазирует, стараясь запомнить выдуманное, а когда следователь при допросе начинает детализировать картину насилия и увязывать детали с реальной обстановкой места происшествия, другими фактическими данными, выявленными в ходе следствия, — заявительница (заявитель) обычно не может выдержать логически безупречную систему рассказа. Некоторые детали вступают в очевидное противоречие с реальностью, а также с теми сведениями, которые были получены в ходе предыдущих допросов.

Таким образом удается выяснить ложность заявления и побудить заявителя (заявительницу) к даче правдивых показаний.

Одним из тактических средств оказания положительного воздействия на лжеца служит очная ставка.

На первоначальном этапе расследования основные следственные действия, включаемые в составляемый следователем рабочий план расследования, следующие: допрос потерпевшей (потерпевшего) и освидетельствование; осмотр места происшествия; выемка и осмотр одежды лица, подвергшегося сексуальному посягательству; судебно-медицинская экспертиза этого лица и вещественных доказательств (главным образом одежды); допросы свидетелей; допрос и освидетельствование подозреваемого (подозреваемой); обыск по месту жительства и работы насильника, изъятие его одежды; судебно-медицинская экспертиза подозреваемого, а также вещественных доказательств (обычно предметов одежды ).

Одновременно планируются и проводятся такие оперативно-розыскные мероприятия, как опрос граждан; проверка лиц по учетам и архивам; использование кинологических средств для изъятия запаховых следов и применение служебно-розыскной собаки для их проработки, поиска предметов, относящихся к произошедшему событию на местности, а при необходимости для проведения одорологической выборки.

Вторая типичная ситуация — заявительница (заявитель) не знает насильника, поэтому встает дополнительная проблема — установление личности и розыск виновного. Здесь возникает необходимость в выдвижении дополнительных версий о субъекте преступления. Они формулируются с учетом конкретных данных по делу, прежде всего на основе сведений, сообщенных заявительницей (заявителем). На этой основе организуются и розыскные мероприятия.

Последние могут быть успешными при условии четко налаженного взаимодействия следователя с сотрудниками уголовного розыска, наружно-постовой службой милиции и другими милицейскими подразделениями; оперативности и целеустремленности действий всех сотрудников, поскольку фактор времени имеет в этой ситуации определяющее значение. После розыска и опознания насильника задачи расследования и основные способы их решения совпадают с первой ситуацией.

Isfic.Info 2006-2021