Полицейская система демократического государства

Правовые основы деятельности и правовой статус правоохранительных органов исполнительной власти, входящих в децентрализованную модель полицейской системы государства (полиции в США)


Совокупность законодательных и подзаконных нормативных правовых актов, регламентирующая правовые основы деятельности и правовой статус всех элементов полицейской системы США, сформировалась, развивалась и совершенствовалась с учетом особенностей американского федерализма.

Отцы-основатели Соединенных Штатов на заре американской государственности в Конституции страны стремились закрепить как можно больше полномочий за властями штатов и органами местного самоуправления. Поэтому вся деятельность полиции штатов, городов и округов, в соответствии с поправкой 10 Конституции США (эта заключительная статья знаменитого Билля о правах, принятого в 1791 г., гласит: «Полномочия, которые не делегированы Соединенным Штатам настоящей Конституцией и пользование которыми не запрещено ею отдельным штатам, сохраняются соответственно за штатами либо за народом»), регламентируется Конституциями и законами штатов, а также изданными на их основе нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Характерными примерами таких актов являются городской полицейский ордонанс, «Клятва полицейского» и «Моральный кодекс сотрудника правоохранительного органа».

В отличие от полицейских органов базового уровня, чья деятельность регламентируется конституциями и законами штатов, которые хотя и базируются на Конституции США, но могут существенно отличаться друг от друга, правовой основой деятельности элементов СОВБ США основного (федерального) уровня является исключительно федеральное законодательство:

  • Конституция США (с многочисленными дополнениями в виде судебных прецедентов — решений Верховного суда США по конкретным вопросам, касающимся правоохранительной деятельности);
  • законы конгресса (они публикуются в систематизированном виде в 50 томах (американцы называют их разделами или титулами) Свода законов США);
  • изданные на их основе подзаконные нормативные правовые акты (исполнительные приказы президента, приказы министров внутренней безопасности, юстиции, обороны, финансов, директоров ФБР, ЦРУ, ДЕА, Секретной службы, других федеральных полицейских органов).

Законы, принятые конгрессом, устанавливающие уголовную ответственность за преступления против Соединенных Штатов и соответственно юрисдикцию полицейских органов федерального уровня, сгруппированы в части I раздела (титула) 18 Свода законов США — по сути это и есть федеральный уголовный кодекс.

Федеральный уголовно-процессуальный кодекс США, в нашем понимании, составляют уголовно-процессуальные нормы, сгруппированные в части 2 раздела 18 Свода законов США (они связаны с порядком ареста и задержания, обыска, освобождения из-под стражи под денежный залог, рассмотрения дел большим жюри присяжных, предания суду, вынесения вердикта, а также собирания и использования доказательств), а также в разделе 28 Свода законов США (там собраны преимущественно нормы, регулирующие судоустройство и гражданское судопроизводство)1См.: Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. М.: Юридическая литература, 1979. С. 93..

Ни в коем случае не претендуя на полноту анализа всех законодательных актов, регламентирующих деятельность правоохранительных органов США, да это и невозможно в рамках одного исследования, постараемся раскрыть наиболее существенные, с нашей точки зрения.

Важным законодательным актом, в результате принятия которого в 1947 г. было создано ЦРУ и единое министерство обороны США, является закон «О национальной безопасности» — National Security Act of 1947.

Кроме того, в соответствии с этим законом при президенте США создан специальный совещательный орган — Совет Национальной Безопасности.

1 июня 1968 г. конгресс принял закон № 90351. регламентирующий деятельность ФБР в новых условиях. В нем, кроме того, предусматривается и порядок назначения директора ФБР — он назначается, как и было ранее, президентом США, с согласия сената, но на срок не более 10 лет для одного и того же лица2См.: Чернер Ю. ФБР: история и реальность. М., 2003. С. 15..

19 июня 1968 г. конгресс США принял закон «Об установлении контроля над уличной преступностью» — Omnibus Crime Control and Safe Streets Act of 1968. В соответствии с этим законом полиция в США впервые получила право проводить подслушивание для получения доказательств в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступлений, а также в целях предупреждения преступлений.

15 октября 1970 г. конгресс одобрил закон «О контроле за организованной преступностью» — RICO (в некоторых отечественных научных источниках его еще называют Актом по борьбе с организованной преступностью и коррупцией — РИКО), ставший очень эффективным инструментом для привлечения к уголовной ответственности членов и главарей организованных преступных сообществ.

Этот большой по объему и сложный на вид федеральный закон, ставший основой для законодательства во многих штатах, был до конца понят и начал эффективно применяться в полном объеме, по собственному признанию ФБР, только с 1982 г.3См.: Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в России. РИКО «влияние рэкета и коррумпированные организации) — теория расследования. Статья подготовлена ФБР США. 1994. № 11. С. 60-64.

Акт РИКО, кроме возможности вынесения приговоров отдельным подсудимым до 20 лет тюремного заключения, имеет эффективные механизмы конфискации всех доходов преступной группы или отдельных преступников (инструмент гениально прост — при предъявлении обвинения все имущество подозреваемых и их активы замораживаются, а после вынесения обвинительного приговора это имущество подлежит конфискации) и позволяет пострадавшим подавать гражданские иски на возмещение убытков. Гражданский процесс может повлечь за собой, почти в полном объеме, повторное использование улик и свидетелей обвинения.

Еще в 1980 г. на совещании руководящих работников министерства юстиции США Роберт Блейки — один из авторов Акта РИКО, профессор школы права Нотр-Дам по борьбе с организованной преступностью — заявил, что тактика ФБР и полиции, ориентированная на отдельных уголовников, когда целые бригады агентов расследуют отдельные преступления, обречена. Место одного сборщика дани на улице буквально на следующий день займет другой рэкетир. Такова уж природа американской мафии (как, впрочем, и любой другой) — это самовоспроизводящаяся преступная организация. Поэтому удар необходимо направить против всей организации — если уничтожить структуру, то мафия развалится.

«С помощью закона РИКО ФБР удается сосредоточить силы и средства для ликвидации всей семьи, а не горстки солдат», — заключил Р. Блейки. Он же провел специальные занятия с руководящим составом ФБР и объяснил новую методику4См.: Блум Говард. Страна крестных отцов. ФБР против мафии. М.: Вагриус. 1995. С. 35—38..

Изменение тактики деятельности ФБР очень быстро дало впечатляющие результаты: 9 апреля 1984 г. предъявлены обвинения, а в 1986 г. осуждены на 20 лет лишения свободы каждый из 18 лидеров организованной преступности США, в том числе главы пяти семейств — члены так называемой «комиссии» — органа, руководящего преступностью в национальном масштабе. 24 июля 1992 г. осужден судом в Нью-Йорке на пожизненное заключение без права помилования новый глава самого мощного преступного клана Америки — «семьи Гамбино» — Джон Готти.

Многочисленные судебные процессы, завершившиеся осуждением к длительным срокам лишения свободы как главарей, так и рядовых членов «коза ностры» прошли за последние 20 лет в Кливленде, Канзасе, Сент-Луисе, Филадельфии и Нью-Йорке, что является объективным показателем успешности борьбы с организованной преступностью в США и представляет несомненный интерес для российских правоохранительных органов. В 1994 г. конгресс США принял закон «О контроле над насильственной преступностью и правоприменяющих органах». В соответствии с этим актом до 2000 г. на нужды федеральных полицейских ведомств было выделено 30 млрд. 200 млн. долларов; 9 млрд. 800 млн. долларов на ремонт старых и строительство новых тюрем; 6 млрд. 900 млн. долларов на различные программы превенции5См.: Лунеев В.В. Предисловие ко второму русскому изданию книги Р. Кларка «Преступность в США». М., 2002. С. 23..

Выделенные огромные, даже для богатой Америки, деньги дали положительные результаты — впервые за всю историю США преступность в 2000 г. по сравнению с 1991 г. сократилась на 28%.

11 сентября 2001 г. — рубежная дата, ознаменовавшая кардинальную реформу всей американской СОВБ основного (федерального) уровня в связи с угрозой терроризма. Уже в ноябре 2001 г. конгресс по инициативе президента принял новый антитеррористический закон, так называемый «Акт патриота» — полное название «Акт 2001 г., сплачивающий и укрепляющий Америку обеспечением надлежащими орудиями, требуемыми для пресечения терроризма и воспрепятствования ему»6См.: Власихин Н. США: рухнул ли Билль о правах? // Московские Новости. 2006. № 39. С. 32. .

В соответствии с этим законом создано министерство внутренней безопасности, в которое, как уже упоминалось, вошли из других министерств шесть федеральных полицейских ведомств (секретная служба; служба иммиграции и натурализации; служба береговой охраны; таможенная служба; агентство по борьбе с незаконным оборотом наркотиков; ФЕМА) и две службы созданы впервые (управление разведки и анализа и воздушная маршальская служба).

Кроме того, «Акт патриота» разрешает Агентству национальной безопасности (АНБ является самостоятельным структурным подразделением министерства обороны, занимающимся криптографией, радиоперехватом, электронной разведкой и защитой правительственной информации) с разрешения президента, без санкции суда, для проведения мероприятий по выявлению терроризма, фиксировать параметры телефонных переговоров и сообщений по электронной почте, когда одной из сторон выступает международный абонент.

29 сентября 2006 г. конгресс принял закон — Акт № 3930 «О военных комиссиях (трибуналах)» — полное название «Билль, представленный с целью уполномочить военные комиссии осуществлять правосудие в отношении террористов и с целью укрепить и модернизировать возможности выявления терроризма и с иными целями» — регламентирующий организацию и порядок судебной деятельности по подобного рода делам.

По этому закону (статья 948а) органам военной юстиции подсудны дела только таких захваченных в плен лиц, которые отнесены к категории «иностранных незаконных комбатантов противника», т.е. участники террористических организаций «Аль-Кайда» и «Талибан» или связанных с ними формирований. В отношении этих лиц президент и министерство обороны наделяются правом устанавливать правила допросов, допускающие использование интенсивных и жестких методов, но ни один задержанный не должен подвергаться «жестокому и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Взятые под стражу «незаконные иностранные комбатанты» не вправе рассчитывать на судебную проверку законности и обоснованности своего заключения под стражу, но наделяются целым рядом процессуальных прав: на услуги оплачиваемого государством адвоката, на ознакомление с обвинением и материалами дела заблаговременно для надлежащей подготовки своей защиты в суде, на то, чтобы считаться невиновными до приговора суда, на предоставление доказательств в свою защиту и на допрос свидетелей обвинения.

Необходимо отметить, что законодательство Соединенных Штатов отличается подробнейшим описанием всех аспектов деятельности вооруженных сил, в том числе и их детальной регламентацией в случаях применения для решения внутригосударственных задач. Ведь доктринальной установкой политического руководства США является прямая возможность максимального использования вооруженных сил в чрезвычайных условиях для силового урегулирования кризисных ситуаций внутри страны.

Как уже упоминалось выше, законодательство США прямо предусматривает в мирное время, в случае необходимости, применение армейских частей для подавления мятежей и гражданских беспорядков. Военнослужащие вооруженных сил США, принимая присягу, обязуются защищать Конституцию страны от внутренних и внешних врагов.

В этом проявляется принципиальное отличие взглядов по данному вопросу американского законодателя от его западноевропейских, в частности французских, итальянских и испанских, коллег. Справедливости ради отметим, что во Франции, Италии и Испании существует такой специфический государственный институт как жандармерия, одной из важных задач которого является борьба с массовыми беспорядками.

В США такого государственного института нет, как нет и иных федеральных специальных полицейских сил, предназначенных для проведения операций по подавлению незаконных массовых выступлений внутри страны. Наличие подобных формирований обязательно для структуры полиции любой, самой демократичной, страны и вытекает из постоянных функций государства.

В США, в силу особенностей становления американской государственности, роль такой государственной структуры выполняют части и соединения Национальной гвардии, сухопутных войск и морской пехоты.

С 1985 г. регулярные части вооруженных сил (в первую очередь, сухопутные войска и морская пехота) и части Национальной гвардии США в плановом порядке обучаются по Уставу (Наставлению) FM 19—15 «Гражданские беспорядки». Этот нормативный акт определяет тактику действий войск, их права и обязанности, а также характер взаимодействия с местными полицейскими силами при пресечении массовых беспорядков.

В Уставе кратко раскрываются цели вмешательства федерального правительства при возникновении гражданских беспорядков. а также полномочия президента в этих ситуациях. Специально подчеркивается, что участие в борьбе с беспорядками не означает автоматической передачи вооруженным силам полицейских функций. Их применение обусловлено только ситуацией и на короткое время. Федеральные войска действуют только по приказу президента, для подавления беспорядков формируется временное оперативное соединение сухопутных войск, которое запрещено передавать в подчинение местных властей, вместе с тем нельзя федерализовывать и местную полицию. Наставление содержит подробное описание порядка применения огнестрельного оружия.

Специально подчеркнуто, что применение огнестрельного оружия является самой крайней силовой мерой и должно осуществляться исходя из принципа минимального нанесения урона при выполнении поставленной задачи. Вместе с тем Устав запрещает предупредительный огонь (солдатам и офицерам запрещено стрелять вверх) — только на поражение.

В Уставе характеризуются конкретные ситуации по задержанию участников гражданских беспорядков. Указывается, что аресты, как правило, должны осуществляться силами гражданской полиции. Если же задержание произведено военнослужащими, то правонарушители по возможности быстро должны передаваться гражданским властям.

Большое внимание в Уставе уделено взаимодействию со средствами массовой информации. Работа со СМИ базируется на двух основных принципах.

1. Всемерное использование средств массовой информации в интересах стабилизации обстановки.

2. Представителям средств массовой информации разрешается все, что не мешает проведению операций по подавлению массовых беспорядков.

В 1993 г. командованием учебных и научных исследований по строительству сухопутных войск США при участии командования морской пехоты подготовлен и введен в действие вооруженных сил США специальный устав FM 100—19, FM 7—10 «Внутригосударственные операции». В этом подзаконном акте подчеркивается, что в связи с повышением значимости внутригосударственных задач и расширением участия в их решении вооруженных сил США возрастает необходимость правового обоснования такого участия. Это обусловливается «особой чувствительностью» общества к использованию вооруженных сил внутри страны. Поэтому внимание, уделяемое военным руководством США учету и совершенствованию нормативно-правовой базы, касающейся привлечения и использования вооруженных сил, растет.

Эта нормативно-правовая база включает положения американского гражданского и военного законодательства, а также уставы и наставления ВС США, имеющие силу подзаконных актов. Практическая реализация этой базы осуществляется через формирование и функционирование системы гражданских и военных органов и должностных лиц, а также соответствующее обеспечение, включая подготовку и обучение личного состава привлекаемых военных структур.

Национальная гвардия (НГ) является важнейшим резервным компонентом вооруженных сил США. Части и соединения НГ, в первую очередь, используются при чрезвычайных обстоятельствах губернаторами штатов (в пределах своей юрисдикции) и президентом страны. В отличие от губернаторов, президент, в случае необходимости, имеет право использовать части НГ любого штата для поддержания правопорядка и защиты населения в любой точке страны.

Национальная гвардия представляет собой боеготовые, укомплектованные приписным личным составом, оснащенные оружием и боевой техникой, организованные по структуре регулярных войск соединения, части и подразделения сухопутных войск и военно-воздушных сил. Их личный состав привлекается к мероприятиям боевой подготовки (еженедельные тренировки и ежегодные месячные лагерные сборы). Кроме того, НГ включает в себя определенное количество личного состава, не входящего в ее военные формирования, но призывающегося на службу при мобилизации для последующего использования.

Внешним проявлением свойств Национальной гвардии в процессе деятельности по обеспечению национальной безопасности американского государства являются ее функции.

В соответствии с законодательными актами и спецификой действия подразделений Национальной гвардии американские юристы подразделяют их на две группы: внешние (при решении задач в составе вооруженных сил за пределами территории США) и внутренние.

В связи с приоритетностью использования частей и подразделений Национальной гвардии во внутригосударственных операциях в настоящем диссертационном исследовании будут подробно рассмотрены внутренние функции Национальной гвардии, так как именно их реализация занимает большую часть бюджета времени этой силовой структуры (это утверждение верно только в том случае, если США не участвуют в какой-либо внешнеполитической авантюре, наподобие иракской).

Американские юристы возможные внутригосударственные кризисные ситуации связывают с возникновением таких чрезвычайных обстоятельств на территории США, как массовые (по американской терминологии — гражданские) беспорядки, стихийные бедствия, техногенные аварии, повлекшие за собой экологические катастрофы, эпидемии и эпизоотии.

В этих случаях немедленно привлекаются формирования Национальной гвардии (кроме них могут привлекаться и части регулярных вооруженных сил), которые осуществляют операции, официально получившие название «внутригосударственных».

Согласно американскому законодательству (специальный устав США FM 100—19, FM 7—10 так и называется «Внутригосударственные операции»), использование вооруженных сил во внутригосударственных операциях означает «официальное задействование материальных и людских ресурсов армии для оказания содействия в обеспечении внутренних потребностей государства».

Американские юристы и военные специалисты внутригосударственные операции подразделяют на четыре вида.

«1. Ликвидация последствий стихийных бедствий.

2. Действия по оказанию помощи при экологических катастрофах.

3. Обеспечение законности и порядка.

4. Помощь обществу (местным властям)».

В связи с этим соответственно можно следующим образом определить деятельность Национальной гвардии как силовой и правоохранительной структуры по обеспечению внутренней безопасности США:

  1. правоохранительная;
  2. собственно военная.

Целевую основу деятельности Национальной гвардии составляет доктринальная установка политического руководства США на обязательность сохранения, поддержания и укрепления государственной стабильности в интересах обеспечения национальной безопасности страны как фундаментальной базы ее существования. Характерной чертой этой установки (подчеркнем это особо!) является ее правовая обоснованность, закрепленная в гражданских и военных законах США.

Правовую основу деятельности вооруженных сил, в том числе Национальной гвардии, по обеспечению национальной безопасности США составляют следующие документы.

1. Конституция США.

2. Законодательные акты, принятые конгрессом страны, регламентирующие базовые положения Конституции и определяющие порядок прохождения военной службы в вооруженных силах США и условия их применения, как за рубежом, так и на территории Соединенных Штатов в случаях угрозы интересам национальной безопасности страны. Эти законы являются важной частью федерального законодательства и публикуются в систематизированном виде в Своде законов США. Свод законов США состоит из 50 титулов (разделов), каждый из которых посвящен определенной отрасли права либо крупному правовому институту: например, раздел 10 — «Вооруженные силы», раздел 50 — «Война и национальная оборона»7См.: Боботов С.В., Жигачев И.Ю. Введение в правовую систему США. М., 1997. С. 125..

3. Исполнительные приказы президента США, принятые на основе Конституции и детализирующие законы конгресса в области использования вооруженных сил, в том числе и Национальной гвардии, как ее составной части, при решении как внешнеполитических задач, так и для урегулирования внутригосударственных кризисных ситуаций. Исполнительные приказы президента США являются подзаконными нормативными правовыми актами, имеющими обязательную юридическую силу на всей территории страны. Они систематизированы в Своде федеральных законоположений, который формируется на тех же принципах, что и Свод законов США — он состоит из титулов (разделов).

4. Уставы, наставления и директивы, утвержденные президентом США (Верховным главнокомандующим), министром обороны или министрами видов вооруженных сил (армии, военно-воздушных сил и военно-морских сил) или их заместителями.

Эти документы содержат механизм реализации конкретно поставленных задач и охватывают все уровни руководства и управления частями и подразделениями Национальной гвардии, они составляют основную часть нормативно-правовой базы их применения, так как в них детализируются положения Конституции и действующего законодательства США в области использования вооруженных сил (Национальной гвардии как их составной части) при решении возникающих перед политическим руководством страны задач по обеспечению национальной безопасности Соединенных Штатов.

5. Законодательство штатов (законы, принятые законодательными органами штатов — легислатурами и основанные на них распоряжения губернаторов штатов). Эти нормативные правовые акты являются важными источниками правовой базы использования частей и подразделений Национальной гвардии внутри страны. Они регулируют вопросы подготовки, материально-технического обеспечения и использования формирований Национальной гвардии, находящихся в подчинении губернаторов штатов.

Все вышеперечисленные правовые акты, вместе взятые, представляют собой четкую систему правового регулирования деятельности Национальной гвардии по обеспечению национальной безопасности США.

Основой нормативно-правовой базы использования формирований Национальной гвардии, да и вооруженных сил в целом, является Конституция США, в которой отражены наиболее значимые положения, регулирующие вопросы строительства и применения вооруженных сил.

Конституция США прямо предусматривает использование вооруженных сил для обеспечения законности и порядка в двух случаях: когда необходимо защитить конституционные права и собственность граждан и когда в защите нуждается государственная собственность и система органов государственной власти.

В основном законе США закреплен принцип распределения военных полномочий, согласно которому они четко распределены между конгрессом (высшим органом законодательной власти), президентом (главой государства и исполнительной власти США) и властями штатов.

Конгресс осуществляет свое участие в руководстве вооруженными сапами посредством законотворческой деятельности. В соответствии со ст. I Конституции конгресс США имеет следующие полномочия:

  • определяет статус вооруженных сил и принимает законы, регламентирующие их строительство;
  • санкционирует призыв на федеральную службу частей и подразделений Национальной гвардии штатов как для отражения внешней угрозы, так и для пресечения внутренних беспорядков, а также для обеспечения исполнения законов Соединенных Штатов;
  • устанавливает принципы деятельности и порядок организации, вооружения и боевой подготовки личного состава Национальной гвардии, а также управления теми ее частями и подразделениями, которые переводятся на федеральную службу.

В соответствии со ст. 2 Конституции США президент является Верховным главнокомандующим вооруженными силами Соединенных Штатов, со всеми вытекающими из этого полномочиями: «Президент является главнокомандующим армией и флотом Соединенных Штатов и милицией отдельных штатов, когда она призывается на действительную службу...»

Действующий президент США имеет исключительно широкие полномочия при принятии решений в военной области и проведении их в жизнь. Ему дано право на введение в стране чрезвычайного положения и объявления мобилизации. Он может отдать приказ вооруженным силам о начале боевых действий.

Кроме того, президент представляет конгрессу предложения по ассигнованиям на военные цели (в рамках бюджета страны), определяет пути и направления строительства вооруженных сил, назначает высшее военное руководство, присваивает воинские звания высшему командному составу армии, флота и Национальной гвардии. В случае обострения международной обстановки, положения внутри страны или необходимости ликвидации последствий стихийных бедствий президент США имеет право перевести части и соединения Национальной гвардии, подчиненные в обычных условиях губернаторам штатов, на положение регулярных войск сроком до 6 месяцев без введения режима чрезвычайного положения.

Достаточно подробно полномочия президента по применению Национальной гвардии и регулярных вооруженных сил на территории США зафиксированы в законах конгресса, большая часть которых сгруппирована в разделе (титуле) 10 Свода законов США, который так и называется «Вооруженные силы».

В соответствии со ст. 332 раздела 10 Свода законов США президент имеет право (в случае антиконституционного выступления против властей любого штата или его губернатора) призвать на федеральную службу и направить для подавления мятежа части и соединения Национальной гвардии других штатов, а также использовать регулярные вооруженные силы.

Согласно этой статье президент вправе использовать вышеупомянутые силовые структуры и по собственной инициативе, если, по его мнению, правопорядок и законность не могут быть восстановлены иными способами и средствами.

Особо отметим, что статьи 333 и 334 раздела 10 Свода законов содержат определенные ограничения прав президента США на привлечение формирований Национальной гвардии и регулярных вооруженных сил для решения конфликтов на территории страны. В частности, ст. 333 предоставляет президенту право использовать вышеупомянутые федеральные силовые структуры внутри страны тогда, когда становится невозможным использование на территории штата (штатов) федеральных или местных законов, когда нарушаются конституционные права граждан или когда власти штата не в состоянии самостоятельно обеспечить правопорядок.

В статье 334 сформулировано обязательное условие привлечения президентом США воинских формирований для урегулирования кризисных ситуаций внутри страны — он должен выступить с официальным обращением к участникам беспорядков с призывом к их прекращению. В этом обращении президент должен назначить срок истечения ультиматума, и в случае его невыполнения он вправе использовать федерализованные части и соединения Национальной гвардии, а также регулярных войск (как правило, это части и соединения сухопутных войск и морской пехоты) для подавления беспорядков и восстановления законности.

Право президента, министра обороны и министров видов вооруженных сил (армии, ВВС и ВМС) на использование резервного компонента вооруженных сил, необходимой техники и оборудования для оказания помощи и поддержки гражданским властям во внутригосударственных операциях закреплено также в ст. 672(b, d) раздела 10 Свода законов США.

Одним из ключевых законодательных актов в рассматриваемой области является Закон 1981 г. «Об использовании сухопутных войск и военно-воздушных сил против гражданских беспорядков». Данный законодательный акт, принятый конгрессом, расположен в разделе 18 Свода законов США и прямо предусматривает первоочередное применение сухопутных и военно-воздушных частей Национальной гвардии для оказания помощи гражданским властям в их усилиях по восстановлению и поддержанию законности и правопорядка.

Закон разрешает в этих целях использование регулярных войск, если их привлечение соответствует вышеописанной процедуре. При этом в ст. 1385 данного закона содержится прямой запрет на использование военных структур внутри страны, когда командиры воинских формирований присваивают себе функции правоохранительных органов. Подобные действия считаются преступлением и караются двумя годами тюрьмы и (или) денежным штрафом в 10 000 долларов.

В этом проявляется, на наш взгляд, весьма настороженное отношение со стороны законодателя и населения США к тенденции более широкого привлечения вооруженных сил к решению внутригосударственных задач.

Несмотря на глубокую научно-теоретическую проработанность всех аспектов привлечения вооруженных сил к проведению внутри государственных операций и закрепление ее результатов в законодательных актах страны и директивных документах министерства обороны, в США отмечается негативное отношение к подобного рода операциям со стороны значительного количества гражданских и военных руководителей, не говоря уже о представителях широкой общественности. Следует отметить, что данная проблема существует не только в США, она актуальна для всех демократических государств и особенно злободневна для современной России с учетом событий, происходящих в Чеченской Республике.

По мнению американского ученого Чарльза Доннелли, «между гражданскими и военными всегда будет существовать напряженность, потому что армия никогда не может быть демократической. Армия по своей природе авторитарна, а не демократична. Основная проблема состоит в том, как примирить такую недемократическую государственную структуру, как вооруженные силы, с демократическим обществом».

Американцы решают (и решают довольно успешно!) эту проблему путем всесторонней регламентации порядка применения вооруженных сил во внутригосударственных операциях в законах конгресса и изданных на их основе указах президента, директивах министерства обороны. Все вышеперечисленные нормативные правовые акты публикуются в открытой печати, доступны для граждан и поэтому с пониманием воспринимаются обществом.

В 1981 г. конгресс принял закон «О сотрудничестве министерства обороны с гражданскими правоохранительными органами», который значительно расширил возможности применения сухопутных частей и ВВС Национальной гвардии, а также формирований вооруженных сил по оказанию помощи федеральным правоохранительным органам (ФЕМА, ФБР, ДЕА и т.д.) и полициям штатов, прежде всего в борьбе с наркобизнесом. Кроме того, были серьезно изменены условия проведения других видов внутригосударственных операций, в том числе и по ликвидации гражданских беспорядков. Эти изменения нашли детальное отражение в принятых в последующем уставах и наставлениях вооруженных сил США: FM 19—15 «Гражданские беспорядки и катастрофы», FM 100—19 «Внутригосударственные операции», FM 100—5 «Боевые операции».

В 18 главе раздела 10 Свода законов США, которая так и называется — «Поддержка министерством обороны гражданских правоохранительных органов», конкретизируются виды поддержки, оказываемые федерализованными формированиями Национальной гвардии и регулярными частями вооруженных сил гражданским властям, а также порядок ее предоставления.

Статья 371 этой главы и раздела предписывает министерству обороны передавать федеральным правоохранительным органам, а также правоохранительным органам штатов и графств любую информацию, полученную в процессе проведения плановой боевой подготовки и учений, если она имеет отношение к случаям нарушения федеральных законов и законов штатов, находящихся в юрисдикции этих органов. В этой статье специально оговаривается, что потребности гражданских правоохранительных органов в информации по возможности должны учитываться и при планировании упомянутых мероприятий.

В соответствии со ст. 372 в интересах поддержания или восстановления законности и правопорядка министерство обороны имеет право передавать гражданским правоохранительным органам в постоянное или временное пользование предметы материально-технического обеспечения, военную технику, отдельные объекты, включая научно-исследовательские лаборатории.

Статья 373 разрешает министерству обороны использовать военнослужащих для обучения сотрудников правоохранительных органов (федеральных, штатов и графств) эксплуатации и обслуживанию материально-технических средств. Военнослужащие могут направляться в указанные органы также в качестве экспертов по отдельным вопросам.

Статья 374 ограничивает возможности передачи правоохранительным органам принадлежащих министерству обороны предметов материально-технического обеспечения и техники в определенных случаях.

Статья 375 прямо запрещает любое непосредственное вовлечение военнослужащих в операции внутри страны, если оно специально не оговаривается соответствующим законом.

В соответствии со ст. 376 министерство обороны может отказать в содействии, если оказываемая гражданским правоохранительным органам поддержка негативно отражается на боеготовности американских вооруженных сил. Министерство обороны может издавать в этой связи директивы, запрещающие подобные формы взаимодействия с другими федеральными министерствами и ведомствами.

В статье 377 предусматривается компенсация со стороны гражданских правоохранительных органов затрат министерства обороны, связанных с оказанием последним помощи. Компенсация не полагается, если помощь правоохранительным органам оказывается без нарушения плановой боевой подготовки и если ее следствием является повышение боеготовности войск.

Статья 380 обязывает руководителей министерства обороны проводить ежегодные брифинги для сотрудников федеральных и местных правоохранительных органов для разъяснения им характера и условий помощи, оказываемой военными структурами гражданским властям.

Вышеизложенный в законах порядок взаимодействия вооруженных сил с гражданскими властями (прежде всего с правоохранительными органами), а также виды помощи, оказываемые им со стороны министерства обороны, детализированы в директиве министра обороны № 5525/5.

Данная директива уточняет основные направления взаимодействия сторон, к которым отнесены: предоставление во временное пользование правоохранительным органам необходимой техники и предметов материально-технического обеспечения; передача им информации, в том числе и разведывательного характера; допуск гражданских аналитиков к банкам данных научно-исследовательской базы министерства обороны; подготовка гражданских специалистов на курсах и в учебных заведениях военного ведомства.

На основании этой директивы министерства обороны США, министр армии разработал и издал свою директиву AR-500/51, которой регламентировал решение указанного круга вопросов в рамках сухопутных войск.

Определению места и роли министерства армии в ликвидации гражданских беспорядков посвящен целый ряд статей раздела 32 Свода федеральных законоположений, который называется «Национальная оборона».

В соответствии со ст. 500.1 Свода федеральных законоположений именно министерство армии является головным органом министерства обороны в планировании и проведении внутригосударственных операций, в том числе и по подавлению гражданских беспорядков. Министр армии несет личную ответственность за координацию усилий всех военных структур, задействуемых в данных операциях.

В статье 501.2 предусматривается возможность принятия в исключительных случаях (при внезапной вспышке массовых волнений, например, в результате стихийного бедствия) командирами отдельных частей и подразделений необходимых оперативных решений без получения соответствующих приказов или инструкций вышестоящею командования.

В статье 501.3 специально оговорено, что регулярные вооруженные силы, принимающие участие в ликвидации гражданских беспорядков, сохраняют существующие в министерстве обороны звенья управления.

Статья 501.6 устанавливает, что решение об окончании помощи гражданским властям со стороны военных структур принимает министр армии.

Статья 501.7 регламентирует предоставление гражданским властям ресурсов министерства обороны в качестве чрезвычайной меры. Каждая передача военной техники и предметов материально-технического обеспечения осуществляется на основе специальною соглашения, где оговаривается, что указанные ресурсы передаются гражданским властям только на период гражданских беспорядков, но не более чем на 15 суток, после чего срок соглашения может быть продлен еще на 15 суток. С учетом времени доставки военной техники в район беспорядков максимальный срок соглашения может составлять 90 суток8См.: Нормативно-правовая база по урегулированию внутригосударственных кризисных ситуаций в США. М.. 1995. С. 22..

Полномочия министра армии при задействовании федеральных формирований Национальной гвардии и частей сухопутных войск, а также морской пехоты в ликвидации гражданских беспорядков, других внутренних кризисных ситуациях подробно регламентированы в директиве министра обороны № 3025/12.

Законодательство США, а также доктринальные установки военно-политического руководства страны по использованию вооруженных сил для обеспечения внутренней безопасности нашли всестороннее отражение в следующих уставах американской армии: FM 19—15 «Гражданские беспорядки и катастрофы» (1985 г.), FM 100—19, FM 7—10 «Внутригосударственные операции» (1993 г.), FM 100—5 «Боевые операции» (1993 г.).

Устав FM 19—15 «Гражданские беспорядки и катастрофы» содержит анализ возможных условий возникновения гражданских беспорядков, состава их участников и характер вероятного поведения последних. Он детально регламентирует на основе норм Конституции и законов конгресса США условия вмешательства в конфликт федерального правительства и определяет процедуру задействования регулярных вооруженных сил и переведенных в федеральное подчинение частей и подразделений Национальной гвардии.

Устав содержит положение, в соответствии с которым руководство всеми военными структурами, участвующими в ликвидации гражданских беспорядков, возлагается на министра армии. В нем также подробно изложены подходы к оценке информации относительно угрозы возникновения гражданских беспорядков с целью их своевременного предотвращения, механизм планирования действий формирований Национальной гвардии и регулярных частей вооруженных сил по их пресечению, а также виды войсковых действий в процессе ликвидации гражданских беспорядков.

Устав FM 100—19, FM 7—10 «Внутригосударственные операции» введен в действие в 1993 г. Он содержит концептуальное обоснование использования формирований Национальной гвардии и регулярных войск во внутригосударственных операциях.

В уставе дается четкая классификация и краткая характеристика внутри государственных операций с участием частей и соединений Национальной гвардии и вооруженных сил, всесторонне регламентируется их роль и место в планировании, организации и проведении подобных операций, разграничена ответственность гражданских и военных органов управления, содержатся подробные указания по организации материально- технического обеспечения внутригосударственных операций с участием формирований Национальной гвардии и регулярных вооруженных сил и требования к обучению и воспитанию военнослужащих, которые будут привлекаться к участию в подобных операциях.

Необходимо особо отметить тот факт, что в уставе огромное внимание уделено вопросам соблюдения законности при использовании формирований Национальной гвардии, частей и соединений вооруженных сил во внутригосударственных операциях.

В преамбуле устава содержится положение, определяющее место и роль формирований Национальной гвардии в решении задач в интересах гражданских властей: «...Национальная гвардия и резерв сухопутных войск... идеально подходят для оказания помощи гражданским властям в решении широкого спектра задач, которые подразделяются на 4 основные категории: помощь в ликвидации стихийных бедствий, помощь в ликвидации экологических катастроф, обеспечение законности и порядка, помощь обществу».

В 1993 г. вступил в силу устав FM 100—5 «Combat Operations» — «Боевые операции» — американских вооруженных сил. В нем учтен опыт очень сильных гражданских беспорядков в Лос-Анджелесе, произошедших в апреле 1992 г. на расовой почве (суд признал законными действия полицейских, применивших физическую силу и огнестрельное оружие при задержании уличных хулиганов, впоследствии один из них скончался в больнице, что и послужило поводом для вспышки массового насилия в негритянском гетто города, которое мгновенно распространилось на весь город — общий ущерб от погромов составил более 2 млрд. долларов).

Устав закрепил шесть определяющих принципов, которые лежат в основе подготовки и проведения вооруженными силами внутригосударственных операций (ликвидация последствий стихийных бедствий; действия по оказанию помощи при экологических катастрофах; обеспечение законности и порядка; помощь обществу) на территории Соединенных Штатов: целевой направленности; объединения усилий; легитимности; постоянства: ограничения; безопасности.

Принцип целевой направленности при проведении внутригосударственных операций предполагает постановку четкой, решительной и достижимой цели. Все военнослужащие, участвующие в этих операциях, должны ясно понимать стоящие перед ними задачи и четко представлять последовательность своих действий по их выполнению. Руководство частей и соединений Национальной гвардии и регулярных войск, действуя в тесном взаимодействии с гражданскими органами власти, при определении целей для подчиненных подразделений в обязательном порядке учитывает следующие основные факторы: общий характер задачи; оценки внутригосударственного кризиса, своих сил и средств, местности и наличия времени. В связи с этим руководство Национальной гвардии соответствующих уровней определяет при необходимости непосредственные или вспомогательные цели, выполнение которых ведет к достижению основной цели.

Принцип объединения усилий означает соединение и сосредоточение ресурсов как военных, так и гражданских властей для успешного решения как промежуточных задач, так и основной цели операции. В большинстве внутригосударственных кризисных ситуаций военные структуры оказывают помощь местным гражданским органам власти своими силами и средствами, поэтому они уточняют между ними свои место и роль; взаимодействие устанавливается с федеральными ведомствами. По мнению американского военного руководства, соединение усилий военных и гражданских властей в урегулировании внутригосударственных кризисных ситуаций при сохранении военного руководства привлеченными военными формированиями только способствует повышению эффективности такого урегулирования.

Принцип законодательной обоснованности означает легитимность частей и подразделений Национальной гвардии, а также регулярных войск во внутригосударственных операциях для решения задач по обеспечению национальной безопасности Соединенных Штатов, как юридически обоснованное действие властей. Вместе с тем использование принципа законодательной обоснованности, как считают американские юристы и военные специалисты, должно осуществляться с большой осторожностью. Данный принцип предполагает, что американское «общество воспринимает использование военной силы как юридически обоснованное, действенное и оправданное средство, применяемое властями в разумных целях».

В связи с этим руководители и личный состав формирований Национальной гвардии и иных военных структур должны четко знать свои правомочия, а также юридическую ответственность и полномочия гражданских федеральных, штатных и местных органов власти, участвующих в урегулировании определенного внутригосударственного конфликта. По мнению американских специалистов, закрепленному в уставе FM 100—19, FM 7— 10 «Внутригосударственные операции»: «Армия должна четко знать степень юридической ответственности, прерогативы и сферу полномочий гражданских властных структур различных уровней, участвующих в урегулировании того или иного внутригосударственного конфликта, и действовать соответствующим образом».

По мнению американцев, оказание любой помощи со стороны военных структур гражданским властям в нарушение юридических полномочий федеральных или штатных властей может нанести серьезный ущерб долгосрочным интересам федерального правительства.

Принцип постоянства означает взвешенное продолжительное использование военных структур в интересах обеспечения внутригосударственных задач, требующих длительного периода времени для их решения. Такие задачи могут не иметь четкого начала выполнения и завершения, поэтому они решаются путем привлечений формирований Национальной гвардии и частей регулярных вооруженных сил на постоянной основе. К числу таких ситуаций американские военные и юристы относят активное участие вооруженных сил США в действиях против наркобизнеса, начавшееся в 1981 г. и продолжающееся до настоящего времени. Таким образом, данный принцип предполагает «строго продуманное, взвешенное и продолжительное использование сил и средств вооруженных сил для достижения стратегически важных целей».

Принцип ограничения означает использование формирований Национальной гвардии и регулярных войск по специальным правилам, разработанным в соответствии с существующим гражданским и военным законодательством США. Они касаются как вопросов численного состава привлекаемых частей и подразделений Национальной гвардии, так и их военно-технического оснащения, а также особенностей использования во внутригосударственных операциях.

Принцип безопасности предполагает организацию успешного противодействия противоправным попыткам экстремистов в ходе внутригосударственного кризиса нанести ущерб привлекаемым формированиям Национальной гвардии, иных сил правопорядка, частей и подразделений регулярных войск или их имуществу, поставить под угрозу выполнение ими задач или использовать внутригосударственный конфликт в политических или идеологических целях.

Из вышеизложенного очевидно, что принципы деятельности Национальной гвардии и регулярных вооруженных сил США во внутригосударственных операциях содержат не только законодательное и военно-теоретическое обоснование применения вооруженных сил во внутригосударственных конфликтах, но и прямо предусматривают ряд чисто практических вопросов их жизнедеятельности.

Законодательной базой участия формирований Национальной гвардии, частей и соединений регулярных вооруженных сил в операциях по ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф техногенного характера, помимо изложенных уже общих положений, регламентирующих их использование внутри Соединенных Штатов, является также целый ряд специальных законов и подзаконных нормативных правовых актов.

К первой группе прежде всего относятся:

  • закон № 875 (закон Стэффорда). Он устанавливает порядок оказания федеральной помощи властям штатов и графств;
  • закон № 99. Он является основным руководящим документом по действиям в чрезвычайных условиях инженерных войск американских вооруженных сил.

Наиболее полно вопросы организации и оказания федеральной помощи гражданским властям штатов и графств рассматриваются в законе Стэффорда — полное название «Об оказании помощи в ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф», — который входит в раздел 42 (ст. 5121) Свода законов США.

Данный закон вменяет в обязанность президенту Соединенных Штатов разработку программ реагирования на возможные стихийные бедствия и техногенные катастрофы. В законе обусловлено начало оказания федеральной помощи властям штатов и графств с момента объявления президентом США состояния стихийного бедствия или чрезвычайного положения. Президент после введения режима чрезвычайного положения полномочен отдавать распоряжение об использовании материальных средств министерства обороны для ликвидации последствий аварий и катастроф.

Закон закрепляет делегирование президентом своих полномочий по выработке программы действий в условиях стихийных бедствий и техногенных аварий и катастроф Федеральному управлению по действиям в чрезвычайных условиях — FEMA — (директор FEMA назначается на должность по предложению министра внутренней безопасности исполнительным указом президента с одобрения и согласия сената).

Поэтому после запроса штата на оказание федеральной помощи и введения президентом США режима чрезвычайного положения FEMA имеет право приступить к реализации федерального плана действий в чрезвычайных условиях. Без разрешения FEMA привлечение федерализованных частей и соединений Национальной гвардии, а тем более регулярных войск к ликвидации последствий, аварий или катастроф не осуществляется. Компенсацию расходов вооруженных сил за участие в вышеуказанных видах внутригосударственных операций также осуществляет FEMA.

Действиям федерализованных частей и соединений Национальной гвардии и регулярных вооруженных сил США во внутригосударственных операциях по ликвидации последствий стихийных бедствий, технологических аварий и катастроф посвящен ряд статей раздела 32 Свода федеральных законоположений.

В частности, ст. 502.4 определяет роль воинских формирований в данных операциях как вспомогательную. Вместе с тем она вменяет в обязанность командиров дивизий и частей Национальной гвардии, а также сухопутных войск разработку планов действий в рассматриваемых случаях, которые обязательно должны согласовываться с гражданскими властями штатов и графств. Ответственность за проведение всех видов внутригосударственных операций на континентальной части США (в том числе и за проведение операций по борьбе со стихийными бедствиями и техногенными катастрофами) возлагается на министра армии. Выработка рекомендаций и предложений объединенным командованиям вооруженными силами вменяется в обязанность Комитета начальников штабов (так в США называется Генеральный штаб).

В соответствии со ст. 502.5 федерализованные части и соединения Национальной гвардии, а также сухопутные войска включаются в операции по ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф лишь после объявления режима чрезвычайного положения.

Их использование по срокам и масштабу должно быть по возможности минимальным. Помощь частей и соединений сухопутных войск, в отличие от частей и соединений Национальной гвардии, в долговременных мероприятиях по ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф, как правило, не предусматривается.

При проведении данного вида внутригосударственных операций части и подразделения Национальной гвардии выводятся из подчинения губернатора лишь при переводе их на федеральную службу, а соединения и части регулярных вооруженных сил полностью сохраняют свою подчиненность, при этом министр армии делегирует свои полномочия по оперативному управлению задействованными частями и соединениями командующему сухопутными войсками на континентальной части США.

Перечисленные положения законодательства предельно четко регламентированы в наставлении армии США AR 500—60, которое называется «Помощь в ликвидации последствий стихийных бедствий и технологических аварий».

Расширение масштабов привлечения формирований Национальной гвардии, а также частей и подразделений регулярных войск к решению задач гю сохранению и восстановлению окружающей среды, явившееся следствием резкого повышения приоритетности данного направления во внутренней политике политического руководства США, вызвало необходимость всестороннего законодательного оформления сотрудничества министерства обороны с гражданскими ведомствами, а также властями штатов в данной области.

В этих целях конгрессом в 1980 г. был принят закон «О мерах по ликвидации последствий экологических катастроф, об ответственности за ущерб окружающей среде и его компенсации».

В соответствии с этим законом, а также чуть позже введенным в действие президентом национальным планом действий по ликвидации последствий несанкционированных выбросов нефти и вредных веществ, определенные компоненты сухопутных войск были введены в состав национальных и региональных команд реагирования, которые занимаются планированием мероприятий на случай стихийных бедствий и техногенных катастроф, а также осуществляют практическую реализацию мер по ликвидации их последствий.

Помощь гражданским властям в решении экологических проблем формирования Национальной гвардии и регулярных вооруженных сил США могут оказывать как в рамках мероприятии по ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф, так и в ходе проведения плановых занятий по боевой подготовке, т.е. в процессе своей повседневной деятельности.

Весьма подробно порядок планирования, проведения и материально-технического обеспечения действий формирований Национальной гвардии и регулярных войск США в таких специфических видах деятельности, как ликвидация последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф, а также решение экологических задач, изложен в уставе FM 100—19, FM 7—10 «Внутригосударственные операции».

Данный устав определяет задачи формирований Национальной гвардии и регулярных войск при проведении внутригосударственных операций, их роль и место в системе государственных органов. В нем перечислены области оказания гражданским властям экологической помощи со стороны министерства обороны США: предотвращение условий, могущих повлечь ущерб окружающей среде; восстановление окружающей среды; консервация отдельных экологически чистых территорий и т.д. Устав перечисляет требования к материально-техническому обеспечению внутригосударственных операций и к подготовке личного состава Национальной гвардии и регулярных войск по их проведению.

В уставе исчерпывающе перечислен перечень всех родов войск и служб, участвующих в обеспечении действий по ликвидации последствий стихийных бедствий, различного рода аварий техногенного характера и экологических катастроф, с подробным перечислением их задач в каждом из видов внутригосударственных операций.

Вопросы финансово-экономического обеспечения использования формирований Национальной гвардии, частей и подразделений регулярных войск внутри страны в общем виде содержатся в ст. 1535 раздела 31 и ст. 112 раздела 32 Свода законов США. В соответствии с вышеуказанными законами федеральные исполнительные органы власти Соединенных Штатов имеют право предоставлять правительствам штатов и местным органам самоуправления материально-техническую помощь на компенсационной основе. Как показывает практика, министерство обороны обычно не выдвигает требований о возмещении ему издержек, за исключением транспортных расходов, расходов на питание и некоторых друг их.

Вопросы материально-технического обеспечения внутригосударственных операций подробно рассматриваются в наставлении армии США 1987 г. AR 700—131 «Передача армейского имущества».

Наставление определяет порядок передачи имущества Национальной гвардии и регулярных войск во временное пользование гражданским правоохранительным органам. В соответствии с ним любая передача военной техники, оружия, транспортных средств должна санкционироваться министром армии. Орган-получатель должен компенсировать все расходы министерства обороны на перевозку, обслуживание и ремонт военной техники и оборудования, а также стоимость невосполняемых предметов снабжения. В наставлении достаточно подробно оговорены условия передачи правоохранительным органам материально-технических средств Национальной гвардии. Главное требование — такая передача не должна снижать уровень боеготовности частей и подразделений Национальной гвардии и превышать по сроку 30 суток.

Завершая рассмотрение правовых основ деятельности вооруженных сил по обеспечению внутренней безопасности США, необходимо отметить, что, на наш взгляд, нормативно-правовая база их использования для решения задач по урегулированию внутренних кризисных ситуаций включает в себя хорошо продуманный комплекс правовых норм и юридических положений.

Проведенный анализ нормативно-правовой базы применения вооруженных сил во внутригосударственных операциях позволяет выделить следующие наиболее важные моменты.

1. Использование Национальной гвардии, частей и подразделений сухопутных войск и морской пехоты во внутренних кризисных ситуациях четко регламентируется законодательством США. Правовые нормы, регламентирующие применение различных формирований вооруженных сил внутри страны, содержатся в Конституции США и систематизированы в Своде законов и Своде федеральных законоположений Соединенных Штатов. В основе деятельности частей и подразделений вооруженных сил США при подготовке и проведении различных видов внутригосударственных операций лежат шесть основополагающих принципов: целевой направленности, объединения усилий, законодательной обоснованности, постоянства, ограничения, безопасности.

2. Основная ответственность за исполнение законов и поддержание правопорядка на территории Соединенных Штатов, обеспечение безопасности граждан, защиту частной и государственной собственности возложена в соответствии с законодательством США на власти штатов.

3. Вмешательство президента или конгресса США в решение перечисленных задач возможно лишь в том случае, если штат не располагает для этого необходимыми силами и средствами или если он не считает нужным принятие экстренных мер для нормализации обстановки на его территории.

4. Для использования внутри страны федерализованных формирований Национальной гвардии президент издает исполнительный указ и, как правило, вводит в районе бедствия или беспорядков чрезвычайное положение. Этот шаг может быть ответом на просьбы властей штата или предприниматься по инициативе президента, если он считает, что действия властей штата не соответствуют складывающейся обстановке.

5. Части и соединения Национальной гвардии, другие структуры вооруженных сил, задействованные во внутригосударственных операциях, не имеют самостоятельных целей, а призваны усиливать гражданские правоохранительные органы или оказывать иную помощь гражданским органам исполнительной власти. Их задачи определяются установками последней, хотя воинские формирования и не подчиняются руководству правоохранительных органов и иных органов штата.

6. После принятия президентом США решения об использовании формирований Национальной гвардии, а также частей и подразделений регулярных вооруженных сил руководство всеми задействованными военными структурами осуществляет министр армии.

7. Учитывая, что наиболее острой проблемой правоохранительных органов является нехватка людских ресурсов и разведывательной информации, в перспективе взаимодействие между ними и министерством обороны (например, при возникновении гражданских беспорядков) будет осуществляться именно по этим направлениям.

Isfic.Info 2006-2019