Рассмотрение судами гражданских дел с участием ребенка

Судебное разбирательство по делам с участием ребенка


Судебное разбирательство есть третья стадия гражданского судопроизводства. Она отличается от двух первых тем, что:

  • во-первых, лица, участвующие в деле, путем активных процессуальных действий состязаются с целью обоснования своих требований и возражений, реализуют свои процессуальные права и обязанности;
  • во-вторых, именно в этой стадии наглядно выявляется взаимосвязь норм семейного и процессуального права, реализуются принципы гражданского процессуального и семейного права;
  • в-третьих, устанавливаются обстоятельства дела;
  • в-четвертых, суд совершает основные процессуальные действия.

Судебное разбирательство есть такое процессуальное правоотношение, в котором лица, участвующие в деле, и суд реализуют предоставленные им процессуальные возможности и исполняют процессуальные обязанности с целью урегулирования спора, разрешения иного требования, принятия законного и обоснованного решения.

Как справедливо отмечается в юридической литературе, именно на этой стадии суд выполняет возложенные на него задачи: разрешает дело по существу, обеспечивает воспитательное воздействие судебной деятельности, восстанавливает нарушенное право ребенка1Трубников П.Я. Судебное разбирательство отдельных гражданских дел. М.: Былина. 1996. С. 26..

Основанием судебного разбирательства является вынесение судом определения о назначении судебного заседания. Началом данной стадии является открытие председательствующим судебного заседания (подготовительная часть судебного заседания). Заканчивается эта стадия вынесением судебного акта (решения, постановления, определения).

Необходимо исходить из того, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод в ст. 6 провозглашает право на справедливое судебное разбирательство, в частности, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних, или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах. когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

Судебное разбирательство происходит в судебном заседании, состоящим из четырех частей:

  1. Подготовительная.
  2. Исследование обстоятельств дела.
  3. Судебные прения, реплики.
  4. Вынесение и оглашение судебного акта.

Особенности судебного разбирательства дел, связанных с защитой прав и интересов детей, состоят:

во-первых, в участии в судебном разбирательстве ребенка, достигшего 14 лет, а в отдельных случаях — 10 лет, признаваемого семейным правом самостоятельным участником правоотношения.

Статья 12 Конвенции о правах ребенка закрепляет норму международного права, согласно которой государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка (п. 1).

С этой целью ребенку, в частности, представляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно.

либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства (п. 2).

В этой связи при вызове лиц в судебное разбирательство надлежит обсудить вопрос о возможности участия ребенка в судебном разбирательстве;

во-вторых, участие в разбирательстве представителя органа опеки и попечительства;

в-третьих, во взаимосвязи норм семейного и процессуального права;

в-четвертых, в заинтересованности государства в обеспечении приоритетной защиты прав и интересов ребенка; опеке государства;

Пункт 2 ст. 9 Конвенции о правах ребенка закрепляет основополагающий принцип, согласно которому в ходе любого разбирательства всем заинтересованным сторонам предоставляется возможность участвовать в разбирательстве и излагать свои точки зрения;

в-пятых, в сочетании элементов следственного и состязательного процесса. Исходя из требований ст. 37, 40, 173 ГПК РФ надо полагать, что в случае отказа от иска (или иного требования) лица, обратившегося в суд за защитой прав и законных интересов ребенка, производство по делу на стадии судебного разбирательства может быть прекращено в исключительных случаях.

По общим правилам гражданского процесса истец вправе отказаться от иска (п. 1 ст. 39 ГПК РФ), а так как например, дела об установлении отцовства рассматриваются по общим правилам, следовательно, истец также вправе отказаться от иска об установлении отцовства.

Но в п. 2 ст. 39 ГПК РФ говорится о том, что суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Отказ одного из супругов от иска об установлении отцовства и взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка нарушает права и интересы последнего.

Таким образом, суд при решении вопроса о принятии отказа от иска должен убедиться, во-первых, в добровольности намерений истца и, во-вторых, в том, что это соответствует интересам ребенка. Кроме того, суд должен разъяснить истцу процессуальные последствия этого действия: прекращение производства по делу и невозможность повторного обращения в суд с таким же иском.

Например, С-им районным судом при прекращении производства по делу по иску М.О. к К.Р. об установлении отцовства судом принят отказ истца от иска вопреки интересам ребенка2Архив Судогодского районного суда. Дело № 2-341/06..

Давно назрела необходимость в дополнении ст. 39 и 173 ГПК РФ новым правилом, согласно которому производство по делу в таком случае может быть прекращено лишь при согласии органа опеки и попечительства и/или самого ребенка, достигшего возраста 14 лет.

Дела по требованию о защите прав и законных интересов ребенка могут рассматриваться как в исковом, так и в неисковом производстве (особом или в порядке производства по делам, возникающим из публичных отношений).

В исковом производстве рассматриваются следующие дела.

1. По требованиям о расторжении брака (ст. 21 СК РФ); о признании брака недействительным (ст. 27 СК РФ); о взыскании алиментов (кроме заявления о выдаче судебного приказа), (ст. 80, 83 СК РФ); об установлении отцовства (ст. 49 СК РФ); об оспаривании отцовства (материнства) (ст. 52 СК РФ); по требованиям об участии в воспитании детей (ст. 65 п. 2 СК РФ); об определении места жительства ребенка (ст. 65 п. 3 СК РФ); о порядке осуществления родительских прав (ст. 66 СК РФ); о лишении родительских прав (ст. 69 СК РФ), о восстановлении в родительских правах (ст. 72 СК РФ); об ограничении родительских прав (ст. 73 СК РФ); об отмене усыновления (ст. 140 СК); о предоставлении ребенку жилого помещения вне очереди (ст. 57 ЖК РФ) и др.

В особом производстве рассматриваются дела об усыновлении (удочерении); эмансипации; лишении или ограничении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами.

В порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, рассматриваются жалобы на отказ в регистрации брака (ст. 11 СК РФ), жалобы на отказ в снижении брачного возраста (ст. 13 СК РФ), жалобы на постановления о назначении опекуна (ст. 145, 146 СК РФ) и др. Для обеспечения эффективной защиты нарушенных прав ребенка необходимо правильно установить фактические обстоятельства дела. Выявление, предоставление и собирание доказательств, на основе которых устанавливаются юридически значимые обстоятельства, начинается на стадии возбуждения дела.

В стадии подготовки дела к судебному разбирательству собирание необходимых доказательств должно быть завершено. В ходе судебного разбирательства доказательства также могут быть предоставлены и истребованы, но основной задачей судебного разбирательства является их исследование, а не выявление и собирание.

Установление фактических обстоятельств дела достигается с помощью комплекса приемов, средств. В связи с этим возникает вопрос об исследовании проблем состязательного и следственного судопроизводства. В науке состязательность рассматривается как принцип процесса и как механизм исследования фактических обстоятельств дела. Принцип состязательности процесса состоит в том, что стороны и другие лица, участвующие в деле, собирают доказательства, предоставляют их, доказывают обстоятельства, на которые ссылаются как на основания своих требований и возражений. В основе состязательности права сторон по разработке материальной стороны дела. В чистом виде состязательность есть абсолютный контроль сторон за развитием материальной стороны процесса. Следственное начало — абсолютный контроль суда. Вместе с тем состязательность и следственное начало процесса в чистом виде не существуют, они тесно связаны. Элементы следственного начала дополняют состязательный процесс.

Конституция РФ (ст. 123), ГПК РФ закрепляют состязательность гражданского судопроизводства. Роль суда и лиц, участвующих в деле, в установлении и исследовании фактических обстоятельств дела, изменяется. Так, согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, и лишь в случае, когда предоставление доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, они вправе ходатайствовать перед судом об их истребовании. Судья в таких случаях оказывает им содействие в собирании доказательств. Эта норма свидетельствует о том, что суд по собственной инициативе не вправе участвовать в собирании доказательств.

Такое правило содержится и в ст. 57 ГПК РФ. Это общее положение. Несмотря на общую тенденцию, состоящую в снижении активности суда в выявлении и собирании доказательств, федеральный законодатель устанавливает обязанность суда, сохраняя беспристрастность, создавать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Суд разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий, оказывает им содействие в осуществлении их прав (ст. 12 ГПК РФ), уточняет обстоятельства, имеющие значения ятя дела, определяет доказательства, которые каждая сторона должна представить (ст. 148 ГПК РФ); назначает экспертизу, направляет судебные поручения (ст. 150 ГПК РФ). Это свидетельствует об усложнении роли суда в проведении действительно состязательного процесса.

Кроме того, по делам, связанным с зашитой прав ребенка, гражданское процессуальное законодательство сохраняет за судом право на собирание доказательств (ст. 272 ГПК РФ). Суд при подготовке дела об усыновлении обязывает органы опеки и попечительства представить заключение об обоснованности и соответствии усыновления интересам ребенка.

Органы опеки и попечительства должны приложить к названным документам акт обследования условий жизни усыновителя, свидетельство о рождении ребенка, медицинское заключение о состоянии его здоровья, его согласие на усыновление, согласие родителей, если оно необходимо, и другие документы.

Обратимся к конкретному примеру из судебной практики. Так, при рассмотрении заявления гражданина Ж. об усыновлении несовершеннолетнего сына своей супруги, 1995 г. рождения, в порядке подготовке дела к судебному разбирательству судья не возложил на органы опеки и попечительства обязанность представить в суд акт обследования жилищно-бытовых условий супругов Ж.

Таким образом, вывод суда о том, что жилищно-бытовые условия усыновителя соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям, не подтвержден какими-либо доказательствами.

Суд также обязан по своей инициативе при расторжении брака между супругами в том случае, когда не имеется соглашения между ними, определить, с кем из родителей будут проживать дети после развода и взыскать алименты на ребенка (п. 2 ст. 24 СК РФ). Кроме того, суд обязан по своей инициативе взыскать алименты на ребенка при рассмотрении вопроса о лишении родительских прав (ст. 70. 73 СК РФ). Он вправе взыскать алименты и при отмене усыновления (ст. 140 п. 4 СК РФ).

Семейное законодательство содержит положения, обязывающие суд по своей инициативе рассматривать вопросы, направленные на защиту интересов детей, которые при предъявлении исковых заявлений не были предметом иска.

Например, в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 6) указано, что судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой.

В исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Отказывая в иске о лишении родительских прав, суд при наличии указанных обстоятельств вправе в соответствии со ст. 73 СК РФ также разрешить вопрос об отобрании ребенка у родителей и передаче его органам опеки и попечительства, если этого требуют интересы ребенка (ограничение родительских прав).

Так, Щ. и прокурор Г-го района обратились в суд с иском о лишении родительских прав А. в отношении несовершеннолетнего ребенка В. В обоснование иска Щ. указал, что с ответчиком он проживал в гражданском браке с 1996 по 2000 г. От данного брака имеют несовершеннолетнего ребенка В., в отношении которой он установил отцовство. В настоящее время он в зарегистрированном браке проживает в другой семье. Ответчик А. злоупотребляет спиртными напитками, нигде не работает. Находясь в алкогольном опьянении, бросает ребенка дома одного и пропадает на длительные сроки. По этой причине девочка неоднократно помещалась в социальный приют. Щ. и его настоящая жена хотят взять ребенка к себе и для этого проводят дома ремонт, переустраивая квартиру на трехкомнатную, чтобы девочке и сыну жены можно было предоставить отдельные комнаты. С сентября 2006 г. девочка проживает у его матери (бабушки), которая отводит ребенка в школу и забирает се. Прокурор считает, что А. надо дать последний шанс, ограничить в родительских правах и передать ребенка на попечение отца. Ответчик А. в ходе судебного заседания просила не лишать ее родительских прав, так как она любит свою дочь. Кроме того, она с марта 2007 г. не злоупотребляет спиртными напитками и сейчас трудоустраивается. Просила также обратить внимание на то, что у нее дома чистота и порядок, а также на то. что когда девочка болела, она проявляла заботу и беспокойство за ее судьбу и здоровье, лечила и ухаживала за ней. Представитель органа опеки и попечительства пояснил, что А. злоупотребляет спиртными напитками, воспитанием дочери не занимается. Девочка уходит из дома и большую часть времени живет у бабушек, которые ее содержат и воспитывают. Однако с марта 2007 г. А. не употребляет спиртные напитки. При обследовании жилищных условий выявлено, что дом ответчика содержится в чистоте и порядке. Когда ребенок болел, А. лечила и ухаживала за ней.

Суд усматривает виновное поведение А. по отношению к своему ребенку, выразившееся в неоднократном оставлении дочери без присмотра на длительное время, нежелание заниматься ею. Вместе с тем судом установлено, что в настоящее время ответчик А. проявляет признаки заботы и беспокойства за судьбу и здоровье ребенка.

Суд в соответствии со ст. 73 СК РФ, п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 отказал в удовлетворении исковых требований. Ограничил в родительских правах А. в отношении дочери В., 8 июня 1999 г. рождения. Передал несовершеннолетнюю В. на попечение отца. Взыскал с А. алименты в размере 1/4 части всех видов заработка на содержание несовершеннолетнего ребенка. Предупредил А. о необходимости изменения отношения к воспитанию ребенка В. В случае если она не изменит отношения к воспитанию своего ребенка, по истечении шести месяцев после вынесения решения орган опеки и попечительства в интересах детей обязан предъявить иск о лишении ее родительских прав. Возложил на орган опеки и попечительства Г-го района контроль за выполнением А. родительских обязанностей в отношении ребенка — В3Архив Гороховецкого районного суда. Дело № 2-99/08..

Конкретный пример из судебной практики показывает, что суд по своей инициативе в интересах ребенка разрешит дело не только в рамках заявленных требований, но в решении указал и на иные вопросы, которые были разрешены судом по своей инициативе.

Представляется, что в ГПК РФ необходимо учесть расширение функций суда, в том числе закрепить право суда на участие по собственной инициативе в выявлении и собирании доказательств по делам, связанным с защитой прав детей. По этой категории дел судопроизводство должно содержать элементы как состязательного, так и следственного начал. Включение в состязательность элементов следственного процесса будет свидетельствовать об особой заботе государства о защите прав ребенка.

Доказательственная деятельность суда может осуществляться по отдельным категориям дел, в том числе по делам, связанным с защитой прав ребенка.

Исключение активности суда из процесса познания фактов и субъективных прав из процесса доказывания ведет к формализму правосудия, не соответствует цели защиты реально существующих прав граждан и организаций. Суд в допустимых пределах обязан осуществлять руководство процессом и оказывать сторонам по их ходатайству помощь в наполнении дела доказательствами. Процессуальное равенство сторон (лиц, участвующих в деле) в этих случаях не нарушается. Ребенок в силу психического, духовного, физического развития не может самостоятельно состязаться. Вместе с тем все лица, участвующие в деле, обладают равными возможностями использования процессуальных средств, необходимых для выражения и обоснования собственных правовых позиций. Освобождение ребенка от состязания и возложение такой обязанности на лицо, обратившееся в суд за защитой его нарушенного права, и орган опеки и попечительства, а также расширение функций суда вызывается, в частности, умственной и физической незрелостью ребенка, не позволяющей ему самостоятельно реализовать процессуальные возможности.

Необходимо отметить, что в основе деятельности судов лежат принципы конституционного, семейного и гражданского процессуального права, а также моральные принципы. Именно принципы в большей степени выражают заботу государства о приоритетной защите семейных прав ребенка.

Слово «принцип» латинского происхождения и означает первоначало, основу. Изучению принципов права и правоприменительной деятельности в юридической науке посвящен ряд работ от отдельных научных статей до монографий.

Принципы судебной защиты пронизывают всю деятельность суда. Несмотря на то что в основе судебной защиты лежат принципы многих отраслей права, они едины. Их единство, в частности, проявляется в назначении судебной защиты семейных прав ребенка. Они призваны закрепить приоритет защиты прав и интересов ребенка. Принципы судебной защиты семейных прав ребенка закреплены в нормах материального (конституционного, семейного права) и гражданского процессуального права. В состав принципов судеб ной защиты семейных прав ребенка входят как общие принципы, положенные в основу судебной защиты любого участника семейного отношения, так и принципы, определяющие деятельность суда по защите прав и законных интересов ребенка, которые имеют решающее значение при выборе способа защиты.

Основополагающие принципы закреплены в нормах международного права.

Конвенция о правах ребенка, одобренная Генеральной Ассамблеей ООП 20 ноября 1989 г., провозглашает ребенка полноценной и полноправной личностью, самостоятельным субъектом права. На государства участников Конвенции возлагается обязанность принимать все необходимые меры по созданию наилучших условий, обеспечивающих реализацию прав и интересов детей.

Конвенция ООН о правах ребенка вступила в силу для Российской Федерации 15 сентября 1990 г. Этим актом Россия подтвердила свое обязательство соблюдать положения и принципы Конвенции и в случае их невыполнения нести ответственность перед международным сообществом.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г., который ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. № 4812-VIII и вступил в силу для СССР с 3 января 1976 г., устанавливает основополагающие принципы защиты семьи.

В ст. 10 сказано, что участвующие в настоящем Пакте государства признают, что семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании. Брак должен заключаться по свободному согласию вступающих в брак.

Особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению. Также необходимо отметить, что судам следует учитывать положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и протоколов к ней, устанавливающие основополагающие принципы судопроизводства.

Международные нормы права, содержащие принципы судопроизводства закреплены и в региональных международных актах, принятых государствами — участниками Содружества Независимых Государств, в частности в Кишиневской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Кишинев. 7 октября 2002 г.).

К числу конституционных принципов судопроизводства относят:

  1. Осуществление правосудия судом (ст. 118 Конституции РФ, ст. 5 ГПК РФ).
  2. Независимость судей и подчинение их только закону (ст. 120 Конституции РФ, ст. 8 ГПК РФ).
  3. Равенство всех граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ, ст. 6 ГПК РФ).
  4. Гласность судебного разбирательства (ст. 123 Конституции РФ, ст. 10, 182 ГПК РФ).
  5. Состязательность (ст. 123 Конституции РФ, ст. 12 ГПК РФ).
  6. Законность (ст. 15 Конституции РФ, ст. 195 ГПК РФ.).
  7. Процессуальное равноправие сторон (ст. 123 Конституции РФ, ст. 12 ГПК РФ).

Необходимо отметить, что на этих принципах основывается деятельность суда по реализации прав как взрослых участников правоотношения, так и ребенка, за исключением принципа состязательности, который имеет ряд особенностей, касающихся, в частности, возложения обязанностей по представлению, собиранию доказательств и участию в разбирательстве дела на представителя ребенка.

Принципами гражданского процессуального права, на которых основана судебная защита, являются:

  1. Сочетание единоличного и коллегиального начал в рассмотрении и разрешении дел (ст. 7 ГПК РФ).
  2. Национальный язык судопроизводства (ст. 9 ГПК РФ).
  3. Объективная истина (ст. 12 55 ГПК РФ), (судебная истина).
  4. Диспозитивность (ст. 3, 4, 35. 39, 173, 320,326, 336, 345, 376, 394, 423 ГПК РФ).
  5. Устность судебного разбирательства (ст. 157 ГПК РФ).
  6. Непосредственность (ст. 157 ГПК РФ).
  7. Непрерывность (ст. 157, 199 ГПК РФ).

Эти принципы определяют судебную защиту, так же как и конституционные, независимо от возраста лица, чьи права нарушены (оспорены).

К принципам семейного права, лежащим в основе деятельности суда по защите прав ребенка, следует отнести:

1. Обеспечение приоритетной защиты прав и интересов ребенка (ст. 54. 56, 65, 68, 72, 73, 76, 131 СК РФ).

Смысл обеспечения приоритетной зашиты семейных прав и интересов ребенка состоит в том, что суд, разрешая спор, либо иное требование, связанное с воспитанием детей, обязан принять решение в интересах ребенка, оставляя в отдельных случаях без удовлетворения законные требования других лиц и прежде всего родителей (лиц, их заменяющих), если эти требования не соответствуют интересам ребенка, независимо от того, что права этих лиц нарушены. Так, согласно п. 1 ст. 68 СК РФ родитель вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения. Однако суд вправе, с учетом мнения ребенка, отказать в удовлетворении требования родителей, если придет к выводу о том, что передача ребенка родителям не отвечает его интересам.

Согласно п. 4 ст. 72 СК РФ родители могут быть восстановлены в родительских правах, если они изменили поведение, образ жизни и отношение к воспитанию ребенка. Вместе с тем суд вправе, с учетом мнения ребенка, отказать им в удовлетворении иска о восстановлении в родительских правах, если восстановление противоречит интересам ребенка.

В этой связи показателен следующий пример из судебной практики.

К. обратилась в Ю-й районный суд с иском о восстановлении ее в родительских правах в отношении сына В., 13 августа 1991 г. рождения, сына А., 8 мая 1997 г. рождения, сына Я., 21 сентября 2000 г. рождения, дочери Д., 28 сентября 2002 г. рождения. Иск мотивирован тем, что она осознала свою вину, очень любит детей и приложит все силы к их надлежащему содержанию и воспитанию. Разрешая дело, суд посчитал возможным удовлетворить заявление К. о восстановлении в родительских правах в отношении ее детей. В обоснование вывода суд указал, что всеми материалами дела, показаниями свидетелей, заключением представителя управления образования и прокурора установлен факт исправления К. в лучшую сторону.

Однако данный вывод суда не соответствует материалам дела, из которого усматривается, что в судебном заседании представитель Управления образования администрации Ю-го района считает нецелесообразным в настоящее время возвратить детей матери. При этом она указала, что пока срок кодировки не закончится, преждевременно ставить вопрос о восстановлении ее в родительских правах. В заключении Управление образования администрации Ю-го района указало, что К. злоупотребляет алкоголем около 10 лет. В настоящее время она закодировалась на один год. Имеет большую задолженность по алиментам на 1 мая 2007 г. — 44 206 руб. 20 коп. Если младших детей она посещала в детском доме, то старшие дети, которые находились у опекуна, были обделены ее вниманием. Она не покупала им подарки, не интересовалась их жизнью и здоровьем. Старший сын В. имеет серьезное заболевание крови, о котором она знает. Он не раз находился на лечении в областной больнице, реанимации. Она ни разу его не навестила. Кроме того, допрошенный в судебном заседании несовершеннолетний сын А., 8 мая 1997 г. рождения, на вопрос суда: хочет ли он снова жить с мамой, ответа не дал4Обобщение судебной практики рассмотрения судами Владимирской области гражданских дел о защите семейных прав ребенка за 2006 1-е полугодие 2007 года..

Таким образом, надо полагать, что вывод суда о восстановлении в родительских правах К. является ошибочным, не соответствующим требованиям ст. 72 СК РФ.

2. Приоритет семейного воспитания ребенка (ст. 54, 63, 68, 123 СК РФ).

Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, своими родителями (п. 2 ст. 54 СК РФ); родители имеют преимущественное право на воспитание детей перед всеми другими лицами (п. 2 ст. 63 СК РФ). На родителей возлагаются права и обязанности по воспитанию и образованию детей (ст. 38. 43 Конституции РФ, ст. 5, 52 Закона РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании»).

Дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание в семью (на усыновление) и лишь при невозможности передачи в семью — под опеку или в приемную семью (ст. 123 СК РФ).

3. Определение ребенка как самостоятельного участника правоотношения (ст. 56, 57, 142 СК РФ);

Семейное законодательство определяет ребенка как самостоятельного участника семейных, а в отдельных случаях — гражданских процессуальных отношений. Основополагающие положения сформулированы в ст. 12 Конвенции о защите прав ребенка, согласно которым государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, представляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Так, согласно п. 2 ст. 56 СК РФ, при нарушении прав и законных интересов, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обратиться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет — в суд. Он также имеет право требовать отмены усыновления.

Ст. 57 СК РФ предоставляет ребенку право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства. Более того, учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, является обязательным, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Если при разрешении спора, связанного с воспитанием детей, суд придет к выводу о необходимости опроса в судебном заседании несовершеннолетнего в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу (ст. 57 СК РФ), то следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде. Опрос следует производить с учетом возраста и развития ребенка в присутствии педагога, в обстановке, исключающей влияние на него заинтересованных лиц.

При опросе ребенка суду необходимо выяснять, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли он свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает, и тому подобные обстоятельства.

Обобщение судебной практики рассмотрения судами Владимирской области гражданских дел о защите семейных прав ребенка за 2006 — 1-е полугодие 2007 г. показало, что, как правило, дети в судебном заседании опрашиваются в присутствии органов опеки и попечительства с удалением родителей из зала судебного заседания.

Гражданским процессуальным законом право обратиться в суд предоставлено лицам, обладающим полной процессуальной дееспособностью, наступившей в связи с совершеннолетием. Представляется, что судья не вправе отказать ребенку в принятии его заявления, а обязан принять заявление и привлечь представителя ребенка к участию в деле.

В судебной практике имеет место случай, когда сам ребенок обратился в суд с иском о лишении родительских прав.

Так, например, О., 18 января 1990 г. рождения, обратилась в суд с заявлением о лишении родительских прав своего отца. В обоснование иска О. указала, что ее мать умерла 30 ноября 2002 г., ответчик с ней в браке не состоял. Он никогда с ними не проживал, каких-либо отношений не поддерживал, не вел переписку. После смерти матери ответчик не взял ее к себе, никогда не интересовался ее жизнью, судьбой и учебой. Ответчик О. с исковыми требованиями о лишении родительских прав согласился, просил суд рассмотреть дело в его отсутствие. Орган опеки и попечительства в интересах несовершеннолетней дал заключение о лишении родительских прав О. и передаче истца на воспитание опекуну. Иск удовлетворен5Архив Гороховец кого районного суда. Дело № 229/06..

Если представитель ребенка отказывается поддержать требование ребенка, его интересы должны представлять органы опеки и попечительства. Органы опеки и попечительства при необходимости обязаны назначить ребенку представителя. В ГПК РФ должны быть внесены соответствующие изменения. Разрешая отдельные вопросы, затрагивающие интересы ребенка, достигшего возраста 10 лет, суд должен выяснить его мнение. Надо отметить, что мнение ребенка обязательно в случаях, предусмотренных ст. 59, 72, 132, 134, 136, 143, 153 СК РФ, о чем указывалось выше. Суд может отступить от этого правила лишь в случае, если мнение ребенка противоречит его интересам.

4. Участие обоих родителей в воспитании детей (ст. 63, 65, 66, 68 СК РФ).

Права и обязанности по воспитанию детей возлагаются на обоих родителей. Согласно п. 2 ст. 65 СК РФ, все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При наличии разногласий один из них вправе обратиться в суд. В соответствии со ст. 66 СК РФ родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования.

5. В целях обеспечения защиты интересов ребенка, передаваемого на усыновление (ст. 139 СК РФ), предусмотрена тайна усыновления. Судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также иные лица, осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка. Для обеспечения тайны усыновления ребенка ст. 134, 135, 136 СК РФ предусмотрена возможность изменения фамилии, имени, отчества, даты и места рождения ребенка. Кроме того, усыновители могут быть записаны в качестве родителей усыновленного ребенка, В случае разглашения тайны эти лица подлежат ответственности по ст. 155 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) «Разглашение тайны усыновления (удочерения)».

Заявление об усыновлении рассматривается в закрытом судебном заседании (ст. 273 ГПК РФ) с целью сохранения тайны усыновления. Случаи разглашения тайны усыновления связываются с волей усыновителя (п. 2 ст. 139 СК РФ, ст. 155 УК РФ).

Тайна усыновления способствует созданию подлинно родственных отношений между усыновителем и усыновленным, стабильности усыновления, облегчает воспитание ребенка. Таким образом, тайна усыновления необходима для нормального существования семьи, благополучного развития усыновленного ребенка, сохранения спокойствия лиц, не являющихся кровными родственниками.

Условия, обеспечивающие тайну усыновления ребенка, отражены в нормах как процессуального, так и материального права. Так, в частности, п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» содержит следующие разъяснения: «В целях обеспечения охраняемой законом тайны усыновления (ст. 139 СК РФ) суд в соответствии со ст. 273 ГПК РФ рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая оглашение решения».

Как показал анализ дел о защите семейных прав ребенка, рассмотренных судами Владимирской области, данные требования закона судьями не всегда соблюдаются.

Так, гражданское дело по заявлению супругов 3. об усыновлении П., 7 сентября 2006 г. рождения, как следует из протокола судебного заседания, рассмотрено судом в открытом судебном заседании. В то же время в решении указано, что дело рассмотрено в закрытом судебном заседании6Обобщение судебной практики рассмотрения судами Владимирской области гражданских дел о защите семейных прав ребенка за 2006 — 1-е полугодие 2007 г. Дело № 22084/06..

Лица, участвующие в рассмотрении дела, должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя в случаях, предусмотренных в ст. 155 УК РФ, что отражается в протоколе судебного заседания.

Как показало обобщение судебной практики рассмотрения судами Владимирской области дел о защите семейных прав ребенка за период 2006 — 1-е полугодие 2007 г., в нарушение требований ч. 3 ст. 10 ГПК РФ суды не предупреждают лиц, участвующих в деле, о сохранении тайны усыновления. Такая ошибка имеет место в многочисленных делах.

6. Профилактическая направленность (ст. 68, 69, 72, 73, 76. 130, 140 СК РФ).

Нормы, регулирующие вопросы, касающиеся прав и интересов ребенка, носят также профилактический характер. Они направлены на предупреждение и пресечение нарушений интересов ребенка. Так, согласно ст. 72 СК РФ родители (один из них) могут быть восстановлены в родительских правах, если они изменили поведение, образ жизни и (или) отношение к воспитанию ребенка. В силу ст. 73 СК РФ суд может, с учетом интересов ребенка, принять решение об отобрании ребенка у родителей без лишения их родительских прав. Если родители не изменят своего поведения, органы опеки и попечительства по истечении 6 месяцев после вынесения судом решения обязаны предъявить в суд иск о лишении их родительских прав.

7. Доступность судебной защиты.

Это принцип закреплен в ст. 9, 12 Конвенции о защите прав ребенка, ст. 2 Кишиневской и Минской Конвенций, ст. 56 СК РФ, ст. 3, 89 ГПК РФ, ст. 333.35, 333.36 НК РФ.

Так, в интересах ребенка гражданское дело может быть возбуждено судьей по заявлению, жалобе, иску широкого круга лиц. Законодательство предусматривает освобождение истцов (заявителей) от государственной пошлины по делам, связанным с защитой семейных прав ребенка (ст. 89 ГПК РФ, ст. 23 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ», ст. 333.36 НК РФ).

О доступности судебной защиты свидетельствует альтернативная подсудность по делам о взыскании алиментов (ст. 29 ГПК РФ), сокращенные сроки рассмотрения заявлений о взыскании алиментов (ст. 154 ГПК РФ), упрощенное судопроизводство (приказное) (гл. 1 I ГПК РФ), немедленное исполнение решений о присуждении алиментов (ст. 211 ГПК РФ); нераспространение сроков исковой давности на требования о защите прав ребенка за отдельными исключениями (ст. 9 СК РФ)

8. Заинтересованность государства в судебной защите прав ребенка (ст. 1, 8, 56, 123 СК РФ).

Государство заинтересовано в создании для каждого ребенка необходимых условий для всестороннего развития, обеспечения благосостояния, воспитания в семье, являющейся естественной средой его обитания; семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства. Все предусмотренные законодательством преимущества и привилегии, установленные в нормах процессуального и материального права, свидетельствуют о государственно-правовой опеке над ребенком в процессе реализации его прав, в том числе при защите прав ребенка.

Именно это определяет сущность судебной защиты семейных прав и интересов ребенка. Принимая решение по требованию, связанному с интересами детей, суд руководствуется и принципами морали. Моральные принципы закреплены в ст. 5 СК РФ, на них основаны и многие другие нормы Семейного кодекса РФ. К числу принципов морали отнесены гуманность, разумность и справедливость.

Принципы морали проявляются:

  • во-первых, в том, что при отсутствии норм, регулирующих возникшие отношения, права и обязанности членов семьи определяются исходя из принципов морали (разумности и справедливости);
  • во-вторых, судебные решения, принятые в соответствии с нормами закона, должны быть гуманными, разумными и справедливыми.

В соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.) предусматривается принцип добросовестности участников гражданских правоотношений.

Судебное решение должно соответствовать требованиям, предъявляемым главой 16, ст. 268, 274. 285, 289, ГПК РФ, а также требованиям. указанным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении».

Следует отметить, что во всех стадиях судопроизводства наблюдается взаимодействие норм гражданского процессуального и семейного права. Выяснение характера их взаимосвязи имеет как практическое, так и теоретическое значение, о чем указывалось в литературе. В юридической литературе высказаны различные точки зрения по поводу соотношения материального и процессуального закона.

По мнению одних ученых, материальное право определяет процесс, в котором оно применяется, а не наоборот. Процессуальное право устанавливает также процессуальные формы, которые объективно требуются для применения норм той или иной отрасли материального права.

По мнению профессора П.Ф. Елисейкина, использование гражданского судопроизводства для защиты трудовых, семейных и колхозных правоотношений не оказало сколько-нибудь существенного влияния на природу гражданских процессуальных норм и их содержание.

По мнению других ученых, материальное и процессуальное право являются самостоятельными отраслями, взаимодействующими между собой. Данный подход представляется вполне обоснованным.

Гражданское судопроизводство есть форма осуществления материального права. Необходимо особо отметить, что процессуальные нормы содержатся не только в процессуальном законодательстве, но и Семейном Кодексе РФ. В гражданском процессуальном и семейном праве имеются взаимодействующие институты. Общий порядок судопроизводства по семейным делам определяется гражданским процессуальным правом. Вся совокупность процессуальных норм, регулирующих судебную защиту семейных прав, как справедливо отмечает Н.М. Кострова, состоит из общих, специальных и исключительных7Кострова Н.М. Судопроизводство по семейным делам. Махачкала. 1978. С. 4..

Общие нормы — это правила, регулирующие процесс на всех его стадиях. Специальные — правила разбирательства отдельных категорий дел. Исключительные нормы есть изъятия из общих и специальных правил судопроизводства. Так, гражданским процессуальным правом регулируется порядок возбуждения дел, их подготовки к судебному разбирательству, судебного разбирательства, вынесения и исполнения решений и другие вопросы.

Отдельные особенности судопроизводства закреплены в семейном праве.

В семейном праве содержатся специальные процессуальные нормы. Они касаются всех стадий процесса: возбуждения дела, подготовки к судебному разбирательству, судебного разбирательства, исполнительного производства.

Эти нормы подразделяются на:

  1. правила подведомственности семейных дел;
  2. положения о лицах, участвующих в деле;
  3. специальные правила доказывания;
  4. специальные правила исковой давности.

К ним следует также отнести нормы, определяющие принципы судебной защиты, виды форм судопроизводства, особенности исполнительного производства.

Так ст. 28, 49, 52, 70, 72, СК РФ взаимосвязаны со ст. 3, 273 ГПК РФ и определяют лиц, обладающих правом обратиться в суд за защитой прав и интересов ребенка. Ст. 64 СК РФ регулирует вопрос о представительстве интересов ребенка в суде и взаимосвязана со ст. 52 ГПК РФ.

Ст. 66, 79, 112, 113 СК и раздел 7 ГПК РФ регулируют вопросы исполнения судебных решений по спорам, связанным с защитой прав ребенка.

Ст. 78 СК РФ устанавливает обязательное участие в делах, связанных с защитой прав ребенка органов опеки и попечительства и дополняет ст. 46 ГПК РФ.

Ст. 56, 57, 142 СК РФ определяют ребенка как самостоятельного субъекта, его процессуальную дееспособность.

Ст. 29, 65. 68. 72, 124 СК РФ закрепляют принципы судебной защиты и дополняют глава I ГПК РФ. Так, исходя из интересов ребенка, суд вправе отказать в требовании родителей о передаче его на воспитание, в восстановлении родительских прав.

Ст. 139 СК РФ устанавливает тайну усыновления, а также дополняет нормы ГПК РФ о принципах судопроизводства (гл. 1 ГПК РФ).

Ст. 8, 11, 49, 50, 125 СК РФ устанавливают виды форм судопроизводства и взаимосвязаны с правилами глава глава 3, 23, 27 ГПК РФ.

Включение процессуальных норм в семейное законодательство, которыми уточняются либо дополняются правила судопроизводства, получило различные оценки в научной литературе. Одни ученые не одобряют такие правила, другие, наоборот, поддерживают.

Поскольку основной юрисдикционной формой защиты прав является судебная, что соответствует требованиям Конституции РФ и нормам международного права, а также отвечает задачам правового демократического государства, представляется вполне оправданным закрепление отдельных специальных правил судопроизводства в семейном законодательстве.

Они дополняют общие правила судопроизводства, а также определяют его особенности по отдельным категориям дел. Это вызвано и тем, что отдельные положения гражданского процессуального законодательства во многом не соответствуют материальному закону, и включение норм, регулирующих отдельные элементы процесса в семейное законодательство, является попыткой законодателя устранить проблемы, более тщательно урегулировать отношения. Представляется, что в гражданский процессуальный закон должны быть включены правила, установленные семейным законодательством.

Надо полагать, что в ГПК РФ должен быть введен раздел, именуемый «Производство по делам с участием ребенка». В этом разделе необходимо поместить несколько глав: «Производство по делам о защите прав ребенка. Общие положения», «Производство по делам об определении форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей» и др.

В главе «Производство по делам о защите прав ребенка. Общие положения» могли бы содержаться правила возбуждения дела, его подготовки к судебному разбирательству и судебного разбирательства. а также правила, закрепляющие процессуальное положение лиц, участвующих в делах, связанных с защитой прав ребенка; устанавливающие неполную процессуальную дееспособность с 14 лет; предусматривающие обязанность суда привлечь орган опеки и попечительства к участию в деле, возбужденном по заявлению ребенка в возрасте от 14 до 18 лет; запрещающие прекращение производства по делу без согласия ребенка, достигшего 14 лет, и органов опеки и попечительства; устанавливающие обязательное выяснение мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, по всем вопросам, связанным с защитой его прав (ст. 57 СК РФ), коллегиальное рассмотрение дел и др.

Представляется, что назрела необходимость создания «семейных» судов, которые рассматривали бы гражданские дела, связанные с защитой семейных прав ребенка, уголовные и административные с участием детей.

Данная проблема обсуждалась неоднократно на государственном уровне. Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г. № 942 «Об утверждении основных направлений государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 г. (Национального плана действий в интересах детей)» одной из мер по защите прав детей предусматривалось создание системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних.

Государство еще раз обращает внимание на необходимость создания системы ювенальной юстиции в Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006—2008), утвержденной распоряжением Правительства РФ от 19 января 2006 г. № 38-р, также о необходимости создания ювенальной юстиции упоминается в ежегодных докладах Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Указом Президента РФ «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г.» от 9 октября 2007 г. № 1351 утверждены основные направления государственной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации.

Таким образом, мнения многих ученых в области семейного права и научное обоснование необходимости создания специализированных судов системы ювенальной юстиции нашло понимание на уровне государства, что подтверждается принятием соответствующих правовых актов, однако реальные действия в этом направлении государством не предприняты до настоящего времени.

Isfic.Info 2006-2018