Международное право. Особенная часть

Борьба с актами незаконного вмешательства в деятельность летательных аппаратов


Женевская конвенция об открытом море 1958 г. определяет пиратство как любые неправомерные акты насилия, задержания или грабежа, совершаемые в личных целях экипажем или пассажирами одного частновладельческого судна или летательного аппарата в отношении другого судна или летательного аппарата и находящихся на борту лиц и имущества. Речь идет о действиях экипажа или пассажиров пиратских морских или воздушных судов. При этом такие акты по смыслу Женевской конвенции могут квалифицироваться как «пиратство» только в случае их совершения в открытом море (в воздушном пространстве над ним). Поэтому неверно называть АНВ «воздушным пиратством».

Впервые определение одного из видов АНВ, совершаемого непосредственно на борту ВС (незаконного захвата воздушного судна), дано в Токийской конвенции 1963 г., которая определяет незаконный захват следующим образом: «...когда лицо, находящееся на борту воздушного судна, незаконно, с помощью силы или угрозы применения силы совершило акт вмешательства, захвата или иным образом неправомерно осуществляет контроль над воздушным судном в полете или когда намечается совершение такого акта». Однако Конвенция не квалифицирует подобные действия как преступление.

В 1970 г. в Гааге подписана Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Она кроме определения акта незаконного захвата, по существу совпадающего с определением, содержащимся в Токийской конвенции, квалифицирует такие действия как преступление (ст. 1) и обязывает государства принимать в их отношении суровые меры наказания (ст. 2).

В соответствии со ст. 1 Монреальской конвенции 1971 г. «любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно:

а) совершает акт насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности воздушного судна; или

b) разрушает воздушное судно, находящееся в эксплуатации, или причиняет этому воздушному судну повреждение, которое выводит его из строя; или

c) помешает или совершает действия, приводящие к помещению на воздушное судно, находящееся в эксплуатации, каким бы то ни было способом устройства или вещества, которые могут разрушить такое воздушное судно или причинить ему повреждение, которое выводит его из строя, или причинить ему повреждение, которое может угрожать его безопасности в полете; или

d) разрушает или повреждает аэронавигационное оборудование или вмешивается в его эксплуатацию, если любой такой акт может угрожать безопасности воздушных судов в полете; или

e) сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасности воздушного судна в полете».

Условия применения международных соглашении по борьбе с АНВ. Токийская, Гаагская и Монреальская конвенции применяются во всех случаях, когда ВС находится в полете над территорией иной, чем территория государства регистрации ВС.

Токийская конвенция в целях применения ее положений определяет время полета — «с момента включения двигателя с целью взлета до момента окончания пробега при посадке» (п. 3 ст. 1).

Гаагская и Монреальская конвенции определяют начало полета — «с момента закрытия всех внешних дверей после погрузки» и окончание — «с момента открытия любой из таких дверей для выгрузки».

В случае вынужденной посадки согласно Гаагской и Монреальской конвенциям считается, что полет происходит до тех пор, пока компетентные власти не примут на себя ответственность за ВС и за лиц, находящихся на борту.

В соответствии с Токийской конвенцией командир ВС может применить «разумные меры, включая меры принуждения», если он имеет достаточные основания полагать, что лицо совершило или готовится совершить правонарушение на борту ВС или действия, угрожающие его безопасности. Кроме того, любой член экипажа или пассажир по просьбе командира ВС или без такой просьбы или разрешения может принять такие превентивные меры самостоятельно и немедленно для обеспечения безопасности ВС или находящихся на нем лиц или имущества (ст. 6). Командир обладает даже правом высадить такое лицо и передать компетентным органам того государства - участника Токийской конвенции, на территории которого совершена посадка.

Монреальская конвенция 1971 г. применяется также в период нахождения воздушного судна «в эксплуатации». Этот период определяется с начала предполетной подготовки и продолжается в течение 24 часов после совершения воздушным судном посадки. Все три конвенции не применяются в отношении государственных ВС (занятых на военной, таможенной и полицейской службе).

Вопрос выдачи и наказания преступников. Токийская конвенция (ст. 4) предусматривает, что осуществлять юрисдикцию во всех случаях может государство регистрации ВС. Однако любому государству дозволено вмешиваться в полет, если действия на борту ВС направлены против гражданина такого государства, если преступление создает последствия на его территории или угрожает его безопасности либо если вмешательство государства необходимо для выполнения им обязательств по многостороннему международному договору.

Согласно Гаагской и Монреальской конвенциям устанавливать юрисдикцию в отношении преступления могут: государство регистрации ВС; государство основного места деятельности или постоянного места пребывания арендатора ВС, которое сдано в аренду без экипажа; государство, на чьей территории совершает посадку ВС, на борту которого совершено преступление и еще находится преступник; либо иное государство, на чьей территории находится преступник или предполагаемый преступник.

Здесь установлен принцип конкурирующей юрисдикции. Конвенции не содержат каких-либо положений о «предпочтительной юрисдикции» наиболее заинтересованного государства (таковым, как правило, является государство регистрации ВС).

Положения Токийской конвенции оказались малоэффективными в борьбе с незаконным захватом ВС, диверсиями против авиатранспорта. В соответствии с Гаагской и Монреальской конвенциями лица, совершившие такие акты, признаны подлежащими либо выдаче, либо суровому наказанию.

Центральной статьей Гаагской и Монреальской конвенций является ст. 7, в соответствии с которой «Договаривающееся Государство, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано, без каких-либо исключений и независимо оттого, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера, в соответствии с законодательством этого государства».

Isfic.Info 2006-2017