Международное право. Особенная часть

Морские пространства, находящиеся под юрисдикцией прибрежного государства


Прилежащая зона. Под прилежащей зоной (contiguous zone, adjacent zone) в международном праве понимается морской пояс, примыкающий к территориальному морю прибрежного государства, установленный в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. шириной не более 24 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальное море, и в котором прибрежное государство осуществляет следующие виды контроля:

  • таможенный;
  • фискальный (финансовый);
  • иммиграционный (пограничный);
  • санитарный.

Если берега двух государств расположены один против другого или примыкают друг к другу, ни то, ни другое государство не имеет права, если не достигнуто соглашение об ином, распространять свою прилежащую зону за срединную линию, каждая точка которой равно отстоит от ближайших точек исходных линий, от которых отмеряются территориальные моря этих двух государств.

Таким образом, отличительная особенность прилежащей зоны состоит в том, что права прибрежного государства здесь характеризуются строго целевым назначением и сводятся к контролю, имеющему двоякое назначение: во-первых, он осуществляется для предотвращения нарушений определенных правил в пределах территории или территориального моря прибрежного государства и, во-вторых, для наказания за совершенные нарушения указанных правил.

Практика установления прибрежными государствами особого режима в районах открытого моря, непосредственно прилежащих к внешним границам их территориальных морей, известна достаточно давно. Так, впервые Англия установила таможенную зону в 1736 г. Впоследствии в 1764, 1802, 1825, 1853 гг. были приняты ряд законов о так называемых лавирующих судах («Hovering Acts»). Эти законы были унифицированы Таможенным актом 1876 г. («Custom Consolidation Act»).

В 1799 г. таможенную зону шириной в 12 миль установили США, в 1817 г. — Франция, в 1822 г. — Бельгия; зоны фискального контроля были введены Аргентиной, Сальвадором, Чили и Эквадором.

Практике известны санитарные зоны. В особенности это характерно для арабских стран. Фискальная и иммиграционная зоны установлены Индией.

В дальнейшем различные виды прилежащих зон — таможенные, санитарные, иммиграционные, фискальные — устанавливались путем издания внутренних законодательных актов и заключения международных договоров.

Помимо названных зон ряд государств установили другие их виды, в частности зоны уголовной юрисдикции, зоны нейтралитета, зоны предотвращения загрязнения и т.д.

Так, зоны безопасности установили Бирма, Вьетнам, Индия, Пакистан, Саудовская Аравия, Судан и др.

Если до вступления в силу Конвенции 1982 г. установление таких зон, не обозначенных в конвенционных положениях, возражений не вызывало, то сейчас дело обстоит совершенно иначе. Тут следует согласиться, что «в современных условиях установление прибрежными государствами иных прилежащих зон, чем санитарная, фискальная, таможенная и иммиграционная, шириной до 24 миль безусловно является неправомерным»1Международное морское право: Учебник / Отв. ред. И.П. Блищенко. М.: Изд-во УДН, 1988. С. 52..

В прилежащей зоне прибрежное государство может осуществлять право преследования «по горячим следам». Однако согласно ст. 111 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. такое преследование может начаться только в связи с нарушением прав, для защиты которых установлена эта зона.

В соответствии с Федеральным законом РФ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» прилежащая зона РФ — морской пояс, расположенный за пределами территориального моря и прилегающий к нему, внешняя граница которого находится на расстоянии 24 морских миль, отмеряемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. В прилежащей зоне Российская Федерация осуществляет контроль, необходимый для: предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил, установленных законами РФ и иными нормативными правовыми актами РФ, действующими на территории РФ, включая территориальное море; наказания за нарушение указанных законов и правил, совершенное на территории РФ, включая территориальное море.

Таким образом, положения российского законодательства о прилежащей зоне не расходятся с Конвенцией 1982 г.

Исключительная экономическая зона (exclusive economic zone — EEZ) представляет собой морской пояс, примыкающий к территориальному морю прибрежного государства, установленный в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. шириной не более 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальное море, и в котором прибрежное государство осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, а также юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений; морских научных исследований; защиты и сохранения морской среды.

Осуществляя указанные права, прибрежное государство обязано должным образом учитывать права других государств в исключительной экономической зоне.

Главная особенность режима исключительной экономической зоны состоит в том, что здесь права и юрисдикция прибрежного государства, а также и права и свободы других государств установлены строго и определенно только соответствующими положениями Конвенции 1982 г. Поэтому было бы ошибочно считать, что режим исключительной экономической зоны может устанавливаться прибрежным государством по своему усмотрению.

Характерные особенности правового режима исключительной экономической зоны следующие.

Во-первых, исключительная экономическая зона находится за пределами территории какого-либо государства, на нее не распространяется суверенитет последнего. Права прибрежного государства носят здесь исключительно ограниченный характер.

Во-вторых, исключительная экономическая зона возникла как результат компромисса, к которому пришли государства в ходе подготовки и проведения III Конференции ООН по морскому праву. Это был компромисс между государствами, претендовавшими на значительно большую ширину территориального моря, чем 12 морских миль (до 200 морских миль), и странами, которые, будучи заинтересованными в обеспечении многосторонней морской деятельности, возражали против такого расширения территориальных пределов суверенитета прибрежных государств. Притязавшие на расширение территориального моря государства, в особенности развивающиеся страны Африки, Азии и Латинской Америки, стремились главным образом к установлению своего контроля в отношении естественных ресурсов прибрежных районов, а также проведения в них научных исследований и защиты морской среды. Страны, преследовавшие цели, связанные с осуществлением мореплавания, включая военное, согласились на расширение прав прибрежных стран в пространственном отношении в деле обеспечения их экономических интересов. Это согласование интересов прибрежных государств и других стран, являющихся мощными и традиционными морскими державами, явилось одним из неотъемлемых элементов того «пакета», который и привел в конечном счете к выработке и окончательному принятию Конвенции.

Отсюда следует, что, во-первых, прибрежное государство обладает в исключительной экономической зоне не суверенитетом, а суверенными правами, т.е. правами, установленными в строго определенных целях и четко ограниченном объеме. Во-вторых, суверенные права установлены лишь в целях разведки, разработки и сохранения живых и неживых природных ресурсов. Это означает, в частности, что прибрежные государства осуществляют суверенные права в отношении всех рыбных ресурсов, включая прикрепленные к морскому дну (например, отряд ракообразных), минеральных ресурсов — нефти, газа и др., а также энергии, исходящей в силу использования течений, ветра и воды. В-третьих, указанные права носят исключительный характер: никакое другое государство не вправе без согласия прибрежного государства осуществлять подобную деятельность в исключительной экономической зоне последнего.

Точно такой же исключительный характер носит предусмотренная Конвенцией юрисдикция прибрежного государства в исключительной экономической зоне. С одной стороны, эта юрисдикция установлена в точно ограниченных объемах и целях, но с другой — ни одно государство не вправе осуществлять юрисдикцию в отношении искусственных островов, установок и сооружений, т.е. не вправе устанавливать эти установки без согласия прибрежного государства. Только прибрежное государство вправе осуществлять юрисдикцию в связи с какими-либо нарушениями в сфере защиты морской среды. Только прибрежное государство вправе разрешать морские научные исследования в его исключительной экономической зоне.

Характерно, что объем прав прибрежного государства в исключительной экономической зоне настолько ограничен, что это государство может осуществлять только те права и обязанности, которые предусмотрены в Конвенции 1982 г.

Иными словами, никакое прибрежное государство не может претендовать на осуществление какого-либо права, которое не установлено положениями Конвенции (например, контролировать иностранное судоходство, осуществлять таможенный или медицинский контроль и т.д.). Ограниченный характер прав прибрежного государства в исключительной экономической зоне, сама правовая основа этой зоны и все приведенные выше особенности ее статуса и правового режима обусловливают наличие и действенный характер прав и свобод других государств в данном морском пространстве. Несмотря на полное признание суверенных прав и юрисдикции прибрежных государств в исключительной экономической зоне, другие государства пользуются свободами судоходства и полетов, прокладки кабелей и трубопроводов и другими правомерными с точки зрения международного права видами использования моря, относящимися к этим свободам, таким, как связанные с эксплуатацией судов, летательных аппаратов и подводных кабелей и трубопроводов, и совместимыми с другими положениями настоящей Конвенции (п. 1 ст. 58).

Что касается других правомерных видов использования моря, то можно сослаться на применение искусственных спутников Земли для осуществления космической связи между торговыми судами и береговыми службами посредством системы международной организации морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) и др.

Конвенция 1982 г. установила так называемый принцип допустимого улова, когда в исключительной экономической зоне на излишки последнего признаются права иностранных рыбаков (ст. 62).

В соответствии со ст. 67 Конституции Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права. В этой связи следует отметить, что положения Федерального закона от 17 декабря 1998 г. № 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» полностью соответствуют нормам международного права.

Континентальный шельф. В настоящее время по самым различным оценкам около трети мировой добычи нефти и газа приходится на континентальный шельф. Именно здесь открываются самые крупные месторождения. Причем наиболее перспективные из них выявлены в глубоководных зонах (1000 м и более).

По образному выражению одного западного юриста, все запасы полезных ископаемых, которые таит в себе континентальный шельф, в сравнении с разведанными запасами на сухопутной части нашей планеты — это все равно что почтовая марка, наклеенная на спину слона.

Континентальный шельф имеет огромное стратегическое и экономическое значение для России. По официальным данным Министерства природных ресурсов, площадь российского континентального шельфа составляет около 6,2 млн квадратных километров, что соответствует 21% площади шельфа всего Мирового океана.

Согласно Конвенции 1958 г. под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов, примыкающих к берегу за пределами территориальных вод до глубины в 200 м или за этими пределами до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств, а также поверхность и недра подводных районов, примыкающих к берегам островов.

Конвенция 1958 г. устанавливает два критерия для определения внешней границы континентального шельфа:

  1. глубина (200 м);
  2. техническая доступность (так называемый критерий эксплуатабельности).

Континентальный шельф, примыкающий к берегам некоторых государств, очень широк, крутизна его склона невелика, а покрывающие воды имеют небольшую глубину. Таким государствам, например Аргентине, выгоден критерий глубины при исчислении своего шельфа. У некоторых же государств (Чили, Перу, Испания) шельф очень узок, поскольку почти сразу происходит резкий обрыв на большие глубины. Для таких государств применение критерия глубины крайне невыгодно.

Что касается критерия эксплуатабельности, то его применение удобно для развитых государств, имеющих в своем распоряжении соответствующие технологии. Вместе с тем такой критерий не может устраивать государства, чьи технические возможности ограничены.

Компромиссное решение предусмотрено в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Согласно ее положениям под континентальным шельфом понимаются морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределами территориальных вод на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние. Если, однако, подводная окраина материка простирается более чем на 200 миль от берега, то в таком случае внешняя граница может находиться не далее 350 миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод, или не далее 100 миль от 2500-метровой изобаты.

В Конвенцию 1982 г. практически без изменений вошли положения Конвенции 1958 г. о континентальном шельфе, определяющие характер суверенных прав государств на континентальный шельф в целях его разведки и разработки.

С геолого-морфологической точки зрения континентальный шельф (continental shelf) - это пологая часть материка, продолжающаяся под морскими водами до того места, где она резко переходит в материковый склон.

Таким образом, юридическое понятие континентального шельфа шире геолого-морфологического, поскольку включает, помимо самого шельфа, прибрежные районы морского дна, где континентального шельфа в его прямом смысле нет, а также районы морского дна за пределами континентального шельфа. Кроме того, если с географической точки зрения шельф начинается от берега моря, то с юридической — от внешней границы территориального моря, поскольку территориальное море, морское дно и его недра в рамках территориальных вод входят в государственную территорию.

Континентальный шельф за пределами территориального моря не составляет часть государственной территории, но прибрежные государства обладают определенными правами в пределах континентального шельфа за границей территориального моря.

В соответствии с Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» (ст. 1) континентальный шельф РФ включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящихся за пределами территориального моря РФ на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка.

Определение континентального шельфа применяется также ко всем островам РФ.

Внешняя граница континентального шельфа РФ находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, при условии, что внешняя граница подводной окраины материка не простирается на расстояние более чем 200 морских миль. Если подводная окраина материка простирается на расстояние более 200 морских миль от указанных исходных линий, внешняя граница континентального шельфа совпадает с внешней границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного права.

Делимитация континентального шельфа между РФ и государствами, побережья которых противолежат побережью РФ, осуществляется на основе международных договоров РФ или норм международного права.

Линии внешних границ континентального шельфа или заменяющие их утвержденные Правительством РФ перечни географических координат точек с указанием основных геодезических данных и делимитационные линии указываются на картах установленного масштаба или публикуются в «Извещениях мореплавателям».

Статья 5 Закона устанавливает права РФ на континентальном шельфе. К ним относятся:

  1. суверенные права в целях разведки континентального шельфа и разработки его минеральных и живых ресурсов. Эти права являются исключительными в том смысле, что если РФ не осуществляет их, никто не может делать это без ее согласия;
  2. исключительное право разрешать и регулировать буровые работы на континентальном шельфе для любых целей;
  3. исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений. Российская Федерация осуществляет юрисдикцию над последними, в том числе в отношении таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил, а также касающихся безопасности;
  4. юрисдикция в отношении:

    • морских научных исследований;
    • защиты и сохранения морской среды;
    • прокладки и эксплуатации подводных кабелей и трубопроводов РФ.

Права России на континентальный шельф не затрагивают правовой статус покрывающих его вод и воздушного пространства над этими водами.

Законом предусмотрено, что искусственные острова, установки и сооружения не обладают статусом островов и не имеют территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа. Вокруг них устанавливаются зоны безопасности, которые простираются не более чем на 500 метров от каждой точки внешнего края искусственных островов, установок и сооружений.

О создании искусственных островов, установок и сооружений, об установлении вокруг них зон безопасности, а также об их полном или частичном удалении с указанием глубины, географических координат, размеров, а также о проложенных кабелях и трубопроводах сообщается в специально уполномоченный на то федеральный орган для опубликования в «Извещениях мореплавателям».

Россия взяла на себя весьма важное обязательство с точки зрения обеспечения безопасности мореплавания, предусмотренное ст. 16: «Искусственные острова, установки и сооружения не создаются на признанных морских путях, имеющих существенное значение для международного судоходства».

Физические и юридические лица, виновные в нарушении положений указанного Закона, привлекаются к административной или уголовной ответственности в соответствии с российским законодательством в зависимости от характера правонарушения, тяжести его последствий и размера нанесенного ущерба. Указанные лица не освобождаются от возмещения нанесенного ущерба.

Isfic.Info 2006-2017