Международное право. Особенная часть

Международно-правовое регулирование защиты сотрудников международных организаций


Рассуждая о какой-либо системе управления, будь то орган государственной власти или международная организация, обычно представляют себе некую абстрактную машину, лишенную человеческого, субъективного содержания. А между тем в работе международных организаций немалую, если не сказать определяющую, роль играет ее квалифицированный и независимый персонал. И именно международно-правовое регулирование статуса и деятельности сотрудников международных организаций призвано обеспечить должный уровень их работоспособности, компетентности и независимости.

Проблема независимости сотрудников ММПО многоаспектна. Основы института привилегий и иммунитетов международных служащих в рамках отрасли современного международного права — права международных организаций были заложены при образовании Организации Объединенных Наций, в частности, Конвенцией о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций от 13 февраля 1946 г. и Конвенцией о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений от 21 ноября 1947 г. Хотя следует оговориться, что в теории международного права этот вопрос остается спорным.

В 1977 г. специальный докладчик Комиссии международного права ООН предложил считать отправной точкой становления института привилегий и иммунитетов сотрудников международных организаций появление в XIX в. первых специальных международных организаций (Европейская дунайская комиссия, Постоянная палата третейского правосудия и др.).

По мере увеличения числа международных межправительственных организаций развивался и институт привилегий и иммунитетов. Вот лишь наиболее значимые из них: Генеральное соглашение о привилегиях и иммунитетах Совета Европы и протоколы к нему, Протокол о привилегиях и иммунитетах ИНМАРСАТ, Протокол о привилегиях и иммунитетах МАГАТЭ, Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, Дополнительный протокол о привилегиях и иммунитетах Организации черноморского экономического сотрудничества. И все-гаки ключевыми для международных организаций системы ООН следует считать первые две названные конвенции, а потому заострим на них внимание.

Конвенция 1946 г., принятая в развитие ст. 105 Устава ООН, определяет привилегии и иммунитеты должностных лиц Организации Объединенных Наций как проистекающие из привилегий и иммунитетов самой Организации. Особый акцент сделан на то, что предоставляемые должностным лицам ООН привилегии и иммунитеты необходимы для самостоятельного выполнения ими своих функций, связанных с деятельностью Организации. В разд. 20 ст. V Конвенции закреплено: «Привилегии и иммунитеты предоставляются должностным лицам в интересах Объединенных Наций, а не для их личной выгоды. Генеральный секретарь имеет право и обязанность отказаться от иммунитета, предоставленного любому должностному лицу, в тех случаях, когда, по его мнению, иммунитет препятствует отправлению правосудия и от него можно отказаться без ущерба для интересов Объединенных Наций. В отношении Генеральною секретаря право отказа от иммунитета принадлежит Совету Безопасности». Помимо этого на Организации лежит обязанность сотрудничать с соответствующими властями государств - членов ООН в целях облегчения надлежащего отправления правосудия, обеспечения выполнения предписаний полиции и предупреждения каких-либо злоупотреблений в связи с привилегиями, иммунитетами и льготами, предоставляемыми Конвенцией ооновским сотрудникам.

Генеральный секретарь определяет категории должностных лиц, на которых распространяются указанные привилегии и иммунитеты, а таковые довольно значительны. Согласно ст. V должностные лица ООН не подлежат судебной ответственности за сказанное или написанное ими и за все действия, совершенные ими в качестве должностных лиц; освобождаются от обложения налогами окладов и вознаграждений, уплачиваемых им Объединенными Нациями, от государственных служебных повинностей; пользуются теми же привилегиями в отношении обмена валюты, которые предоставляются должностным лицам соответствующего ранга, входящим в состав дипломатических миссий, аккредитованным при соответствующем правительстве; вправе без взимания таможенных пошлин ввозить имущество при первоначальном занятии должности в соответствующей стране. Вместе с членами семьи они освобождаются от ограничений по иммиграции и от регистрации иностранцев, пользуются такими же льготами по репатриации, что и дипломатические представители во время международных кризисов. Несколько шире привилегии, иммунитеты, таможенные, фискальные и прочие изъятия и льготы Генерального секретаря, его помощников, членов их семей. Они пользуются привилегиями и иммунитетами, предоставляемыми в соответствии с международным правом дипломатическим представителям.

Конвенция 1947 г. — документ уникальный. Она вбирает в себя по сути не один международный договор, поскольку регулирует предоставление иммунитетов и привилегий сразу нескольким международным организациям системы ООН и их персоналу. Решение объединить правовое регулирование различных по своим уставным целям организаций было продиктовано стремлением соблюсти единообразие в вопросах привилегий и иммунитетов. При этом каждое специализированное учреждение самостоятельно определяет категории должностных лиц, по отношению к которым должны применяться конвенционные положения (разд. 18 ст. VI).

Главам (генеральным директорам) международных организаций — специализированных учреждений системы ООН, а также членам их семей, находящимся на иждивении и проживающим с ними совместно, Конвенция предоставляет тот же режим привилегий и иммунитетов, изъятий и льгот, который предусмотрен для дипломатов иностранных государств. Этими иммунитетами и привилегиями пользуются и те должностные лица, которые исполняют обязанности в период отсутствия генерального директора. Из анализа приведенных международно-правовых норм очевидным становится вывод, что правовая природа привилегий и иммунитетов руководящего персонала ММПО сродни привилегиям и иммунитетам дипломатов. Остальные же международные служащие пользуются функциональными привилегиями и иммунитетами, что сближает их по статусу с консульскими работниками иностранного государства.

Статус экспертов ООН в командировках по делам Организации определяется Конвенцией 1946 г. Так, согласно разд. 22 ст. VI «эксперты... выполняющие поручения Объединенных Наций, пользуются такими привилегиями и иммунитетами, какие необходимы для независимого выполнения их функций в продолжение командировок, включая время, потраченное на поездки в связи с командировками». В командировках эксперты ООН обладают иммунитетом от ареста или задержания и от наложения ареста на их личный багаж. Государства — участники Конвенции гарантируют эксперту ООН в командировках неприкосновенность всех бумаг и документов, которые составляют его багаж.

Важной вехой в развитии положений международного права, определяющих статус сотрудников и представителей ООН, и в отстаивании международными организациями соблюдения привилегий и иммунитетов своих сотрудников следует признать консультативное заключение Международного Суда (1999 г.) относительно иммунитета специальных докладчиков ООН против судебного преследования «в отношении всего сказанного или написанного ими и совершенного ими при исполнении служебных обязанностей» (п. «b» разд. 22 ст. 6 Конвенции 1946 г.).

Государства, постепенно придя к осознанию важности предоставления защиты персоналу ММПО, направили усилия на развитие международно-правового конвенционного обеспечения его безопасности. 13 частности, Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1973 г. была принята Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международно-правовой защитой, в том числе и дипломатических агентов. На сегодняшний день в этой Конвенции, вступившей в силу в 1977 г., участвуют более 90 государств, среди них Российская Федерация как продолжатель Союза ССР и большая часть республик бывшего СССР на правах правопреемства.

Резко возросло внимание к проблеме обеспечения безопасности персонала в связи с проведением ООН большого числа операций по поддержанию мира. Ведь Организации приходится развертывать их в ситуациях, как правило, представляющих реальную опасность для задействованного в них персонала. Сотрудники Организации и связанный с ней гуманитарный персонал при выполнении своих функций и задач все чаще становятся жертвами террористических акций, убийств, похищений, захвата в заложники.

Достаточно вспомнить, как развивались события в Косово, Сьерра-Леоне и Восточном Тиморе. Во всех операциях в этих «горячих точках» были зафиксированы случаи насилия в отношении миротворцев и сотрудников международных организаций, даже, казалось бы, при выполнении ими самых безобидных, чисто гуманитарных задач. Стоит напомнить попытки албанских экстремистов взять штурмом штаб-квартиру Миссии ООН ОНК в Митровице (Косово), поджог офиса ОБСЕ в албанской части этого же города. Подобные факты требовали срочного принятия конкретных шагов по практической защите международного персонала, и государства - члены ООН по инициативе Новой Зеландии и Украины приступили к разработке Конвенции о безопасности персонала Организации Объединенных Наций и связанного с ней персонала. Она была принята 4 декабря 1994 г.

Проблема более четкой координации действий международного персонала, развернутого в зонах конфликтов, особенно важна в свете того, что круг задействованных в полевых операциях лиц весьма широк: он включает не только персонал ООН, но и сотрудников других организаций, в том числе неправительственных. В связи с этим большее внимание стало уделяться вопросам совершенствования планирования и материально-технического обеспечения операций, повышения эффективности кадровой политики на миротворческом направлении деятельности ООН.

В настоящее время подавляющее большинство государств, рассматривая миротворческую деятельность ООН в качестве одного из ключевых средств обеспечения международной безопасности и региональной стабильности, выступает за укрепление центральной роли Организации в этой сфере.

В связи с этим как ООН, так и другие межправительственные организации, задействованные в гуманитарных миссиях, «ограничиваются» несколькими резолюциями и иными актами вторичного права, призванными привлечь особое внимание государств-членов к проблеме обеспечения безопасности персонала. Относительно недавним примером может служить Резолюция 55/174 Генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 2000 г. В ней Генеральная Ассамблея решительно осуждает вооруженные нападения на сотрудников ООН и других гуманитарных организаций, их убийства, призывает «Талибан» выполнять свое провозглашенное обязательство сотрудничать в срочном расследовании этих чудовищных преступлений в целях предания виновных правосудию и настоятельно призывает все афганские стороны продемонстрировать свою приверженность обеспечению безопасности всего персонала ООН и других гуманитарных организаций, с тем чтобы содействовать их дальнейшей работе по оказанию помощи пострадавшему населению.

В силу своего обязательного для адресата характера куда больший интерес представляют резолюции Совета Безопасности ООН. В ракурсе обеспечения безопасности ооновского персонала наиболее показательна Резолюция 1441 от 8 ноября 2002 г. по Ираку. В ней были установлены правовые рамки как статуса наблюдателей — сотрудников ооновских органов, так и условий их деятельности на территории Ирака, а кроме того, возложены вполне определенные обязательства на иракскую сторону. Причем нельзя не отметить оригинальность документа с точки зрения юридической техники. Он состоит из собственно Резолюции Совета (в привычном для нас виде) и письма от 8 октября 2002 г. на имя Генерального секретаря ООН, подготовленного исполнительным председателем Комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК) и Генеральным директором МАГАТЭ и обязательного для Ирака в соответствии с п. 6 Резолюции.

Isfic.Info 2006-2017