Международное право. Особенная часть

Подотрасли международного экономического права


Предмет МЭП составляют отношения, возникающие в связи с осуществлением весьма разнообразных видов деятельности. Специфика каждого из них требует особых по содержанию правил правового регулирования. Для всех соответствующих отношений характерно единство методов правового регулирования, однако использование их применительно к каждому конкретному виду отличается своеобразием. Принципы МЭП, образующие общую основу для всех видов отношений, требуют конкретизации и дополнения при регулировании определенного сотрудничества. Автономность каждой группы принципов и норм, предназначенных для регламентации отдельного вида деятельности, говорит о сложной структуре МЭП, в котором выделяют несколько подотраслей. Трудно перечислить их все, поскольку некоторые находятся в стадии становления, завершенность других не является общепризнанной или они не получили конвенционной кодификации. Остановимся на тех, представление о которых наиболее устоялось.

Международное торговое право

Международный товарный обмен является результатом международных отношений, осуществляемых на разных уровнях. Это отношения между государствами, устанавливаемые в целях согласования благоприятных условий для торговых операций и регламентации торговых сделок: отношения между негосударственными образованиями (субъектами федераций, иными регионами), которые способствуют увеличению товарооборота благодаря особым возможностям и интересам регионов; отношения между государственными органами и участниками внешнеторговых операций (диагональные отношения), неизбежные для осуществления государственного регулирования; наконец, отношения между непосредственными участниками торговых сделок. Совокупность норм, регулирующих все указанные отношения, составляет право международной торговли — комплекс разносистемных и разноотраслевых норм.

Международное торговое право как составная часть (подотрасль) МЭП — это международное публичное право, в котором выделяют две группы универсальных норм. Первая - это международные обычаи и нормы, закрепленные двусторонними и многосторонними договорами, участие в которых является свободным; вторая - право Всемирной торговой организации (ВТО).

Нормы, относимые к первой группе, получили закрепление во множестве двусторонних соглашений, заключаемых с древности и продолжающих играть существенную роль на современном этапе. Эта роль обусловлена тем, что двусторонние соглашения содержат положения по широкому кругу вопросов и служат общей основой для торговли практически любыми товарами. В сравнительно недавнем прошлом такими были договоры о дружбе, торговле и мореплавании, а в настоящее время являются договоры об основах отношений, о партнерских отношениях, о торговле и экономическом сотрудничестве, о дружбе, торговле и сотрудничестве, о торговых отношениях и т.п. Типичными для этих договоров являются положения о режиме наибольшего благоприятствования в отношении таможенных пошлин и иных сборов, методов осуществления и перевода платежей, правил торговли на внутреннем рынке. В отношении транспортных средств, экипажей и грузов (товаров) предоставляется национальный режим. Двусторонними договорами определяется также применение тарифных и нетарифных мер регулирования, защитных и ограничительных мер, порядок торговых расчетов, транзит товаров и т.п.

Многосторонние договоры заключаются по вопросам торговли отдельными (сырьевыми) товарами (международные товарные соглашения) и в целях унификации правил совершения торговых сделок (Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г., Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. и другие договоры, закрепляющие нормы международного частного права).

Общей основой для этих норм являются общие основные принципы международного права, специальные принципы МЭП и особый принцип — развития торговли.

Принцип развития торговли вытекает из положений ряда резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, указывающих на роль международной торговли в достижении целей международного права: 1421 (XIV) от 25 декабря 1959 г. (мировая торговля как фактор развития мирных отношений между государствами); 1519 (XV) от 15 декабря 1960 г. (расширение международной торговли способствует укреплению мира); 1785 (XVII) и 2205 (XXII) от 28 декабря 1966 г. (сотрудничество в области международной торговли как фактор, способствующий установлению дружественных отношений); 56/178 от 21 декабря 2001 г.; 57/235 от 20 декабря 2002 г.; 58/197 от 23 декабря 2003 г.; 59/221 от 22 декабря 2004 г.; 60/184 от 31 января 2006 г. (международная торговля и развитие) и др. К источникам данного принципа относятся также Женевские принципы ЮНКТАД 1964 г., Декларация и Хартия 1974 г. Данный принцип предусматривает ряд прав, относящихся к участию государств в международной торговле, и обязанностей, направленных на предупреждение действий, создающих барьеры для внешнеторговой деятельности.

Существенным компонентом международного торгового права является право ВТО. ВТО — Всемирная торговая организация является первой в истории торговли универсальной международной организацией. Своим появлением она обязана Генеральному соглашению по тарифам и торговле, которое вступило в силу 1 января 1948 г. Это многостороннее соглашение до 1994 г. служило в то же время институциональной основой многостороннего торгового сотрудничества. В ходе многосторонних торговых переговоров (раундов) ГАТТ оно было дополнено рядом документов, которые вместе с ГАТТ образовали правовую систему. Важнейшим результатом восьмого раунда переговоров (Уругвайского), завершившегося в Марракеше (Марокко) 15 апреля 1994 г., стало принятие Соглашения о создании ВТО.

ВТО является международной организацией со всеми признаками и правами, присущими данному учреждению: ее правовой основой служит международный договор (Марракешское соглашение), организация имеет четкую внутреннюю структуру, постоянное членство, бюджет, и ее цели находятся в едином русле с целями, провозглашенными Уставом ООН. Главные органы ВТО — Конференция министров, Генеральный совет и Секретариат. На Конференции министров представлены все участники организации, и она созывается раз в два года. Это высший орган, наделенный полномочиями принимать решения по всем вопросам многосторонних торговых соглашений. Генеральный совет также состоит из представителей всех государств и выполняет функции Конференции министров в перерывах между ее сессиями, а также функции органа по обзору торговой политики и органа по разрешению споров. Под руководством Генерального совета работают советы по торговле товарами, торговле услугами, по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность, являющиеся структурными подразделениями Секретариата. Секретариат возглавляется Генеральным директором, назначаемым Конференцией министров. Узкоспециальными вопросами в ВТО занимаются комитеты и группы, образованные в соответствии с многосторонними соглашениями.

Основные функции ВТО можно сформулировать следующим образом. Во-первых, ВТО формулирует кодекс поведения, предусматривающий снижение таможенных тарифов и других барьеров в международной торговле и упразднение дискриминации в международных торговых отношениях. Во-вторых, ВТО представляет собой организационную структуру для реализации данного кодекса. В-третьих, ВТО обеспечивает имплементацию данного кодекса, организуя работу органа по разрешению споров и осуществляя надзор за национальной торговой политикой и практикой. В-четвертых, ВТО выступает в качестве среды для торговых отношений между государствами-участниками и форума для переговоров по дальнейшей либерализации международной торговли и совершенствованию ее системы.

Право ВТО — это особая правовая система1См.: Шумилов В.М. Система и право ВТО. М., 2005., включающая нормы многосторонних межгосударственных соглашений и положения иных документов, регулирующих отношения между членами ВТО, на которые приходится свыше 95% мирового торгового оборота.

Роль ВТО в современном международном сообществе трудно переоценить: международно-правовая система этой организации «по своему организующему значению для регулирования мировой торговли представляется сравнимой с международно-правовым регулированием политических межгосударственных отношений в рамках системы ООН, а по своему воздействию на мирохозяйственные отношения в глобальном масштабе не имеет аналогов в мире»2Григорян С.А. Международно-правовая система Всемирной торговой организации: Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 3..

Основными принципами, на которые опирается правовая система ВТО, являются: принцип либерализации торговли, принцип недискриминации в торговле, принцип взаимной выгоды, принцип предоставления режима наибольшего благоприятствования, принцип предоставления национального режима и принцип предоставления преференций. Все они, за исключением первого, являются общераспространенными3См.: Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. М., 2004. С. 167., принципами всего МЭП. Среди них невозможно выделить какой-то главенствующий принцип: все они должны рассматриваться во взаимосвязи друг с другом4См.: Дедусенко А.С. Принципы современного международного торгового права // Московский журнал международного права. 2005. № 2. С. 195.. Именно эта взаимосвязь придает совокупности приведенных принципов системный характер.

Кроме того, в юридической литературе указывается на специфические императивные принципы ВТО, перечень которых у разных авторов неодинаков. В частности, выделяются такие, как принцип преимущественного использования таможенных тарифов для защиты национальной экономики, конкуренции, свободы транзита, единого пакета, многостороннего правового взаимодействия, взаимности в предоставлении торгово-политических уступок, добросовестной конкуренции, открытости, запрета нетарифных барьеров в торговле. Специфические принципы вытекают их договоров, заключенных между членами ВТО.

Договор, учреждающий ВТО, — Марракешское соглашение представляет собой императивный акт, обеспечивающий единообразие в регулировании многосторонней торговли. Данное Соглашение не допускает оговорок и содержит требование о приведении законодательства членов ВТО в соответствие с их обязательствами по соглашениям, указанным в приложении к нему. Многосторонние соглашения, действующие для членов ВТО, включают документы, поименованные в Приложениях 1, 2, 3 к Марракешскому соглашению:

Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) 1994 г.;

Протокол Уругвайского раунда к ГАТТ 1994 г.;

Соглашение по сельскохозяйственной продукции;

Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер;

Соглашение по текстилю и готовой одежде;

Соглашение о технических барьерах в торговле;

Соглашение о торговых аспектах инвестиционных мер (ТРИМС);

Соглашение об имплементации статьи VI ГАТТ;

Соглашение об имплементации статьи VII ГАТТ;

Соглашение о предотгрузочной инспекции;

Соглашение о правилах определения происхождения товаров;

Соглашение о процедурах лицензирования импорта;

Соглашение о субсидиях и компенсационных мерах;

Соглашение о чрезвычайных мерах;

Генеральное соглашение о торговле услугами (ГАТС);

Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность, включая торговлю контрафактными товарами (ТРИПС);

Договоренность о правилах и процедурах разрешения споров;

Механизм обзора торговой политики.

Есть еще четыре соглашения (Приложение 4), обязательность которых члены ВТО признают по собственному усмотрению (Соглашение по торговле судами гражданской авиации, Соглашение о правительственных поставках, Соглашение по молочной продукции. Соглашение по мясу).

Регулятивные положения содержатся также в документах, являющихся результатом многосторонних торговых переговоров и принятых органами ВТО (регламентах, резолюциях, решениях). Иногда в этот перечень включают международные акты, на которые сделаны ссылки в документах ВТО5См.: Комендантов С.В. Проблемы имплементации в Российской Федерации положений правовой системы Всемирной торговой организации: Дис.... канд. юрид. наук. Казань, 2005. С. 54..

Право ВТО регулирует в настоящее время все важнейшие отношения международной торговли, затрагивает вопросы неторгового характера и находится в процессе непрерывного развития. При этом все решения в рамках ВТО принимаются непосредственно участниками этой универсальной международной организации, которых насчитывается уже более 150.

Поскольку основным объектом права ВТО являются внутренние правовые режимы, то через него происходит унификация систем внутреннего права государств при сужении сферы государственной компетенции. Задавая нормативные рамки международной торговле, право ВТО становится ядром всей правовой надстройки в международной торговой системе, а если учесть, что эта система тесно переплетена с международной инвестиционной и финансовой системами, то следует ожидать воздействия права ВТО на весь международный экономический порядок6См.: Шумилов В.М. Особенности Всемирной торговой организации (ВТО) в контексте присоединения России к ВТО // Право и управление. XXI век. 2007. № 1 (4). С. 124.. Во взаимодействии права ВТО с национальными правовыми системами и международным правом формируются основы глобальной правовой системы.

Международное инвестиционное право

Международные инвестиционные отношения по мере установления рационального распределения производства и трудовых ресурсов становятся неотъемлемой частью экономического сотрудничества.

Вопрос о месте международного инвестиционного права (МИП) в системе международного права широко обсуждается в отечественной и зарубежной юридической литературе. При этом большинство исследователей этой проблемы сходятся во мнении, что МИП представляет собой обособленную систему норм, являющуюся частью международного публичного права7Иные точки зрения, в частности, что МИП регулирует международные инвестиционные отношения субъектов как публичного, так и частного права или что регулятивный компонент международной инвестиционной системы включает наряду с международным правом внутреннее право, транснациональные комплексы, наднациональное право (см.: Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992; Шумилов В.М. Международное право М., 2008. С. 33), не опровергают существование указанной системы.. Субъектами МИП в таком понимании являются государства и международные организации. Этот круг субъектов значительно уже, чем круг субъектов инвестиционной деятельности, которая регулируется нормами международного частного права и относится к его предмету. Основная роль государств и международных организаций как субъектов МИП состоит в разработке норм инвестиционного права и создании механизмов поощрения и защиты иностранных инвестиций.

Система принципов, на которых базируется международно-правовое регулирование инвестиций, сходна с системой принципов международного торгового права. Во-первых, это основные принципы международного права, во-вторых, принципы МЭП, в-третьих, специальные принципы МИП.

Какого-либо кодифицирующего акта, закрепляющего единый перечень принципов МИП, нет, однако существуют основополагающие для регулирования международных инвестиционных отношений положения, которые получили всеобщее признание. Они получили закрепление в ряде международно-правовых документов, таких как Кодекс либерализации движения капиталов (ОЭСР), Хартия экономических прав и обязанностей государств, Руководящие принципы в отношении режима иностранных инвестиций (МБРР), Добровольный кодекс (АТЭС) и др. Множественность источников стала причиной того, что иногда одни и те же по сути положения оказываются облеченными в различные словесные формулировки. В результате при перечислении принципов МИП разными авторами наблюдаются некоторые расхождения. Наиболее совпадающими в разных работах являются следующие принципы: развития и либерализации международных инвестиционных отношений, «территориальности» регулирования инвестиций, государственного и международного контроля за движением инвестиций, защиты инвестиций, защиты национальной экономики при импорте инвестиций, недискриминации, наиболее благоприятствуемой нации, предоставления национального режима, устранения двойного налогообложения. Иногда этот перечень дополняется положениями, которые в национальном законодательстве закрепляются как гарантии для иностранных инвесторов (гарантия перевода законно полученных доходов из страны их получения; гарантия выплаты компенсации в случае национализации и применения иных мер, равных ей по последствиям; право суброгации)8См.: Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2001. С. 231-232..

В соответствии с принципами МИП ни одно государство не может быть принуждено к допуску на свою территорию иностранного капитала. Каждое государство самостоятельно определяет правовое положение иностранных инвестиций на основе национального законодательства с учетом своих международно-правовых обязательств, вытекающих из принципов МИП и международных инвестиционных соглашений.

Принципы МИП выступают как внутренне согласованная система: существует устойчивая связь между ними при наличии у каждого из этих принципов самостоятельного нормативного содержания.

Принципы МИП положены в основу многосторонних и двусторонних договоров. К многосторонним универсальным актам относятся Вашингтонская и Сеульская конвенции. Это узкоспециальные акты, регулирующие определенные аспекты иностранных инвестиций.

Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами была заключена в 1965 г. для создания Международного центра по урегулированию инвестиционных споров. В соответствии с Сеульской конвенцией 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций предусматривается страхование некоммерческих рисков инвесторов, осуществляющих капиталовложения в экономику развивающихся стран. Решая поставленные в них задачи, данные конвенции существенно способствовали развитию международного инвестиционного сотрудничества.

На региональном уровне инвестиционные отношения регулируются правом ЕС, соглашениями стран СНГ (Соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности 1992 г., Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 г., Соглашение о защите прав инвестора 1997 г.), Межарабской конвенцией по гарантиям инвестиций 1974 г. На межрегиональном уровне «ЕС — развивающиеся государства» - Ломейскими конвенциями 1975 и 1979 гг.

Самый большой массив международно-правовых актов в области инвестиционного сотрудничества составляют двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций. Центральными вопросами данных соглашений являются: о режиме и гарантиях, предоставляемых иностранным инвесторам, об урегулировании инвестиционных споров. Наряду с указанными соглашениями заключаются договоры об устранении двойного обложения, имеющие большое значение для осуществления иностранных инвестиций.

Следует отметить также роль международного обычая в МИП. Одной из особенностей данной системы права является то, что многие специальные принципы МИП возникли и продолжают существовать в форме международного обычая. В юридической литературе указывается, что эта форма закрепления норм МИП продолжает оставаться перспективной9См: Волова Л.И. Международное инвестиционное право как подотрасль международного экономического права // Международное право — International Law. 2001. Специальный выпуск. Июнь. 2001. С. 141..

Документы международных организаций, где были сформулированы принципы МИП и другие нормы, получившие признание в качестве международного обычая, приобрели, таким образом, качество источника международного права. Однако большинство таких документов имеют рекомендательный характер, и содержащиеся в них положения об инвестициях являются «мягким правом».

Нормы двусторонних, региональных и универсальных международных договоров гармонично сочетаются с обычными нормами и нормами «мягкого права», и весь этот комплекс образует консолидированную систему МИП. Большой вклад в становление и развитие этой системы был внесен международными организациями (ООН, ЮНКТАД, ОЭСР, ГАТТ/ВТО), которые продолжают работу по выработке единообразной политики в отношении инвестиций. В то же время центр согласования этой политики смещается в сторону ВТО, в рамках которой формируются основы глобального экономического порядка. Параллельно развиваются инвестиционные правовые системы на региональном уровне. При этом остается актуальным вопрос о принятии многостороннего универсального соглашения по инвестициям, которое должно послужить основой для эффективного механизма международно-правового регулирования иностранных инвестиций при соблюдении баланса интересов всех участников международных инвестиционных отношений.

Международное налоговое право

Налоговые факторы в международных экономических отношениях приобретают все большую важность, поскольку от них во многом зависит степень эффективности внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Действительно, именно налоги зачастую играют определяющую роль при принятии тех или иных решений субъектами внешнеэкономической деятельности. Так, например, государства с помощью налоговой политики в сфере ВЭД привлекают инвестиционные и иные ресурсы, воздействуют на экспорт и импорт товаров, работ и услуг, а также обеспечивают более или менее гармоничное встраивание национальной экономики в общую мировую экономическую систему. Негосударственные субъекты, в свою очередь применяя международное налоговое планирование, решают вопросы размещения своих производств и активов, структурируют сделки и т.д.

В результате долгой истории межгосударственного экономического сотрудничества сложился значительный объем международно-правовых норм, которые регулируют международные налоговые отношения. При этом необходимо заметить, что хотя международное налоговое право в значительной степени и связано с налогообложением в сфере экономической деятельности, тем не менее немаловажное место в нем отводится налогообложению в сферах, не связанных с предпринимательством. В качестве примера здесь можно указать на налогообложение доходов от наследств, наемного труда, личной собственности и др. Здесь же следует упомянуть и особую группу норм, связанных с предоставлением фискального иммунитета иностранным государствам, в том числе их имуществу и представителям.

В предмет регулирования международного налогового права можно включить отношения двух видов. С одной стороны, это отношения по администрированию налогов, которые возникают внутри отдельного государства. Как правило, это отношения, в которых в той или иной мере присутствует иностранный элемент, например иностранный участник сделки, или объект правоотношения (иностранная собственность, инвестиции и т.п.), или юридически значимые факты (осуществление деятельности на территории другого государства, извлечение дохода и т.п.). С другой стороны, в предмет международного налогового права можно включить отношения, которые возникают непосредственно между государствами в связи с необходимостью координации своих действий в налоговой сфере. Например, это отношения по обмену налоговой информацией, гармонизации национальных налоговых систем, отношения в связи с участием в специализированных международных организациях и др.

Если говорить об источниках международного налогового права, то здесь в первую очередь следует назвать международные договоры. В отечественной науке предлагаются различные классификации таких соглашений10См., например: Борисов К.Г. К вопросу о формировании международного налогового права в международном общении государств// Московский журнал международного права. 1999. № 4. С. 43..

Среди двусторонних соглашений наибольшее распространение получили договоры об избежании двойного налогообложения. Зачастую эти соглашения основываются на типовых конвенциях, разработанных в рамках различных международных организаций. Чаще всего государствами берутся за основу типовые конвенции таких организаций, как ОЭСР и ООН. При этом сами государства также в одностороннем порядке разрабатывают типовые конвенции, которыми руководствуются их компетентные органы, ведущие переговоры с другими государствами на предмет заключения двустороннего налогового соглашения. В России типовой проект такого соглашения утвержден Постановлением Правительства РФ от 28 мая 1992 г. № 352 «О заключении межправительственных соглашений об избежании двойного налогообложения доходов и имущества».

Многосторонние соглашения по налоговым вопросам пока еще не нашли широкого применения. Так, Российская Федерация является стороной нескольких десятков двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения. При этом многосторонние соглашения подписаны Россией в основном в рамках сотрудничества на постсоветском пространстве11Например, Соглашение о сотрудничестве государств — участников Содружеств Независимых Государств в борьбе с налоговыми преступлениями 2005 г., Соглашение об обмене информацией между налоговыми органами государств - членов Евразийского экономического сообщества 2002 г..

Роль других традиционных источников международного права — обычаев и общих принципов права - в силу специфики самого налогового права здесь выражена в меньшей степени, поскольку налоговые правила должны быть четко сформулированы, чтобы налогоплательщик мог точно знать свои обязательства. При этом применение в международном налоговом праве обычаев и общих принципов права не исключается. Это касается, например, принципов защиты права собственности, справедливого судебного разбирательства и др.

Хотя международно-правовые нормы и являются основным источником международного налогового права, тем не менее это не умаляет роли национального права. Международно-правовые и национально-правовые акты тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга и сегодня уже не смогут нормально функционировать в отрыве друг от друга. Из-за этого в науке имеются разногласия относительно круга источников международного налогового права12См.: Фомина О.А. Международное налоговое право: понятие, основные принципы// Хозяйство и право. 1995. № 5. С. 127.. Действительно, в налоговых отношениях налогоплательщик в любой момент вынужден взаимодействовать только с национальной налоговой администрацией отдельного государства на основании прежде всего внутренних норм этого государства. Например, если налогоплательщик в Российской Федерации намерен воспользоваться налоговым соглашением между Россией и каким-либо государством, то он сначала должен выполнить требования Налогового кодекса РФ, в частности требования ст. 312 НК РФ. Поэтому в современной науке международного налогового права в круг источников этого права включают не только международно-правовые нормы, но также и соответствующие (специальные) внутригосударственные нормы.

Принципы международного налогового права основаны на общих принципах международного права и трансформированы с учетом специфики предмета регулирования. Так, из принципов суверенного равенства государств и невмешательства во внутренние дела вытекает специальный принцип налогового суверенитета государств. Согласно этому принципу государства вправе самостоятельно определять свою налоговую систему. Нельзя применять силу или угрожать силой с целью понуждения другого государства изменить свою налоговую систему (например, если речь идет об офшоре). Государство и его органы не могут подпадать под налоговую юрисдикцию другого государства. Государства должны сотрудничать по налоговым вопросам, не допускать дискриминацию налогоплательщиков и добросовестно исполнять нормы международного налогового права13См.: Кучеров И.И. Международное налоговое право (Академический курс): Учебник. М., 2007. С. 66..

В международном налоговом праве важную роль играет такая категория, как налоговая юрисдикция государств, т.е. государственная власть в сфере установления и взимания налогов, а также применения санкций за нарушение налогового законодательства. Налоговая юрисдикция обычно делится на три вида: юрисдикция устанавливать налоги (предписывающая), юрисдикция рассматривать налоговые споры (судебная) и юрисдикция принудительно исполнять налоговые законы (принудительная). При этом предписывающая юрисдикция может быть экстратерриториальной, так как, например, обычное международное право признает власть государства принимать законы в отношении его граждан, даже если они находятся за пределами его территории.

В отличие от предписывающей юрисдикции судебная и принудительная юрисдикции должны быть сугубо территориальными. Однако в отношении судебной юрисдикции отмечалось, в частности, что международное право, регулирующее вопросы реализации судебной юрисдикции, начало выходить за пределы строгих категорий территориальности и стало основываться, среди прочего, на таких критериях, как интересы государства и общечеловеческие ценности.

В целом налоговая юрисдикция государств, как и вообще юрисдикция, должна основываться на разумной связи государства и налогоплательщика или объекта налогообложения. Национальные налоговые системы используют следующие критерии определения своей налоговой юрисдикции (юрисдикционные базисы): гражданство налогоплательщика; резидентство налогоплательщика; источник дохода налогоплательщика; комбинация этих принципов. В любом случае налоговая юрисдикция не должна быть избыточной.

Различия в критериях, которые используются государствами для определения пределов своих налоговых юрисдикций, зачастую приводят к наложению таких юрисдикций и в конечном счете к двойному налогообложению. Например, два государства могут считать одно и то же лицо своим налоговым субъектом или один и тот же объект своим объектом налогообложения. Такая конкуренция юрисдикций может принести значительный ущерб международным экономическим отношениям, поэтому государства решают проблему конфликта юрисдикций в одностороннем, двустороннем или многостороннем порядке.

Невозможно однозначно ответить на вопрос о том, насколько противоречит международному праву практика государств в области международного налогообложения в случае, если они одновременно облагают одно и то же лицо и один и тот же объект своими налогами, и насколько государства свободны расширять пределы своей налоговой юрисдикции. С одной стороны, двойное налогообложение должно рассматриваться как нарушение прав налогоплательщика, если между ним и страной, претендующей на налогообложение, существующие контакты составляют менее определенного минимума. Некоторые ученые в области налогового права утверждают, что юрисдикция может быть реализована только в отношении лиц или сделок, имеющих прочную связь с данным государством.

С другой стороны, в силу принципа налогового суверенитета государство в пределах своей территории может свободно определять базисы своей налоговой юрисдикции. Так, исходя из территориального характера юрисдикции было высказано мнение о том, что государство может устанавливать налоги на любую деятельность любого налогоплательщика в пределах своих границ. Сторонники этого подхода также отмечают, что экстратерриториальная юрисдикция, даже если она претендует на свою реализацию в отношении лиц или деятельности за рубежом, не вызывает международных проблем, пока речь не идет о принудительных мерах за пределами государственных границ.

И хотя в международном праве нет четко сформулированных норм, ограничивающих налоговый суверенитет государств, тем не менее государства в своих действиях должны исходить из соображений вежливости и взаимности, учитывать интересы друг друга. Действительно, государство, действующее на основе неоспоримой налоговой юрисдикции, может использовать свои права таким образом, что будет наноситься ущерб другим странам вследствие лишения их возможности реализации своей налоговой юрисдикции. Например, если в одном государстве доход облагается у источника налогом по ставке 80%, то другому государству, где находится домицилий налогоплательщика, вряд ли удается взыскать какой-либо дополнительный налог. Поэтому при выработке критериев определения налоговой юрисдикции государствам все же следует исходить из необходимости самоограничения в целях непричинения ущерба другим государствам.

Ситуация, когда два государства претендуют на обложение налогами одного и того же налогоплательщика или одного и того же объекта, является одним из вариантов развития конфликта налоговых юрисдикций. Другим вариантом является ситуация, когда одно из государств практически полностью отказывается от налогообложения. Казалось бы, такая ситуация полностью снимает возможные юрисдикционные конфликты. Однако это не так, если речь заходит об офшорных территориях. Отказ от налогообложения одного из государств приводит к массовому бегству налогоплательщиков из своих юрисдикций в этот офшор, а также к различным злоупотреблениям, связанным с использованием офшорных схем. Естественно, что государства с нормальной системой налогообложения начинают чувствовать сокращение своих налоговых поступлений, так как это сказывается на реализации их социальных, оборонных и иных программ.

Промышленно развитые страны, испытывающие на себе последствия налогового переманивания, пытаются бороться с утечкой капитала и налогов политическими, юридическими и экономическими методами. Например, таким методом является создание неблагоприятной репутации для фирм, учрежденных в международных офшорных зонах. Такие фирмы не могут рассчитывать на таможенные льготы, дешевые кредиты или иную государственную поддержку, включая дипломатическую защиту. В некоторых случаях для них требуется специальное подтверждение легальности инвестиций. Также вводятся налоги на вывоз капитала, лицензирование операций, связанных с движением капитала. Как правило, с офшорными государствами не подписываются соглашения об избежании двойного налогообложения.

При этом налоговая конкуренция между государствами сама по себе международным сообществом не осуждается. Наоборот, считается, что налоговая конкуренция, как и всякая конкуренция, может привести к положительным результатам, например к прогрессивным налоговым реформам. Однако такая налоговая конкуренция должна быть честной, и в ней не должно быть преимуществ, обусловленных секретностью информации о налогоплательщиках и их доходах, чем грешат офшоры. В связи с этим политическое давление на офшоры в значительной мере усилилось с начала 2000-х годов, в частности, в связи развернувшейся широкомасштабной борьбой международного сообщества с терроризмом, отмыванием преступных доходов, коррупцией и уклонением от уплаты налогов.

Имеющиеся проблемы в международных налоговых отношениях вынуждают государства к сотрудничеству в рамках международных организаций. В качестве основных направлений такого сотрудничества можно назвать сотрудничество, связанное с правотворчеством (унификация и гармонизация национальных налоговых систем), а также сотрудничество, связанное с правоприменением (деятельность компетентных органов по сбору налогов, обмену информацией, противодействию налоговым преступлениям и т.д.). Думается, что наиболее тесное сотрудничество государств по всем направлениям, связанным с налогообложением, осуществляется сегодня в рамках Европейского Союза. В рамках других организаций сотрудничество осуществляется по отдельным направлениям, и говорить о такой степени взаимодействия, как в ЕС, пока не приходится. Так, в настоящее время налоговыми вопросами в той или иной степени занимаются ООН, среди документов которой по налоговым вопросам выделяется Типовая конвенция об урегулировании налоговых отношений между развитыми и развивающимися странами 1980 г.; Организация экономического сотрудничества и развития, члены которой разработали получившую широкое международное признание Типовую конвенцию об устранении двойного налогообложения доходов и капитала 1977 г. для государств — членов этой Организации; иные региональные межправительственные организации.

В качестве неправительственной организации по налоговым вопросам можно назвать Международную налоговую ассоциацию, созданную в 1938 г. Организация занимается изучением и развитием международного и сравнительного налогового права, а также финансовыми и экономическими аспектами налогообложения. Среди неправительственных также следует упомянуть Международное бюро налоговой документации, учрежденное в 1938 г. Это Бюро в своем развитии прошло путь от центра налоговой информации до авторитетною исследовательского института по вопросам международного налогообложения.

Важное значение в международном налоговом праве отводится сотрудничеству государств по борьбе с налоговыми правонарушениями. Различие национальных налоговых систем приводит к тому, что налоговые правонарушения, совершенные в одной стране, остаются безнаказанными в другом государстве, куда перемещается плательщик налогов, ускользая от соответствующих налоговых служб. При современном уровне мобильности налогоплательщиков возможно перебазировать и целую корпорацию. Поэтому сотрудничество налоговых органов различных стран в выявлении и задержании налоговых правонарушителей, аресте имущества корпораций и физических лиц становится вдвойне актуальным в современном стремительно глобализирующемся хозяйстве.

Россия заключила целый ряд соглашений о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с налоговыми правонарушениями. Целью данных соглашений является оказание взаимного содействия в предотвращении и пресечении нарушений налогового законодательства; в предоставлении по запросу о содействии или в инициативном порядке информации о соблюдении налогового законодательства юридическими и физическими лицами; в предоставлении информации о национальных налоговых системах и текущих изменениях налогового законодательства; в создании и функционировании компьютерных и информационно-мониторинговых систем, обеспечивающих работу налоговых органов; в организации работы с налогоплательщиками и налоговыми органами, включая разработку методических рекомендаций по обеспечению контроля за соблюдением налогового законодательства; в области обучения кадров и обмена специалистами; по другим вопросам, которые требуют совместных действий.

При этом сотрудничество государств по налоговым вопросам сегодня также дополняется и обязательствами по выдаче налоговых преступников в соответствии с международными соглашениями. Так, согласно ст. 5 Второго дополнительного протокола 1978 г. к Европейской конвенции о выдаче 1957 г. «за преступления в связи с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями выдача преступников осуществляется между Договаривающимися Сторонами в соответствии с положениями Конвенции, если такое правонарушение, согласно законодательству запрашиваемой Стороны, соответствует преступлению того же характера. В выдаче не может быть отказано на том основании, что законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает таких же по характеру налогов или сборов или не содержит таких же по характеру положений, касающихся налогов, сборов, пошлин и валютных операций, как и законодательство запрашивающей Стороны».

В отношениях по выдаче налоговых преступников должно соблюдаться правило о том, что инкриминируемые налогоплательщику действия считаются уголовным преступлением в обоих государствах — как в запрашивающем, так и в выдающем его. Однако не во всех странах налоговые нарушения преследуются в уголовном порядке, что исключает возможность выдачи. Например, в Швейцарии налоговые правонарушения не считаются преступлением.

Таким образом, сегодня мы являемся свидетелями того, как межгосударственное сотрудничество по налоговым вопросам еще только начинает набирать обороты и не всегда соответствует требованиям времени. Данное обстоятельство ставит необходимость углубления международного налогового сотрудничества в перечень одних из самых актуальных вопросов современного международного права.

Isfic.Info 2006-2017