Международное право. Особенная часть

Современная система права международной безопасности


При рассмотрении международной безопасности как определенного состояния международных отношений обнаруживается, что система международной безопасности — явление гораздо более сложное, чем простая совокупность международных отношений. Систему международной безопасности целесообразно рассматривать через взаимосвязанную совокупность следующих элементов:

  • общепризнанных принципов и норм международного права;
  • международно-правовых режимов обеспечения безопасности;
  • институциональных механизмов международной безопасности.

В свою очередь среди международно-правовых режимов как элементов системы международной безопасности можно выделить:

  • режим мирного разрешения международных споров (переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам, соглашениям или иными мирными средствами);
  • режим поддержания, а равно восстановления международного мира и безопасности, не связанный с использованием вооруженных сил (полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио и других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений);
  • режим принуждения к миру с использованием вооруженных сил (совокупность действий и мер воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания и (или) восстановления международного мира и безопасности; в их числе демонстрация, блокада и другие операции воздушных, морских и сухопутных сил членов ООН);
  • режим разоружения, сокращения и ограничения вооружений (режим нераспространения ядерного оружия, создания безъядерных зон, режим запрета разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и их уничтожения и многие другие);
  • режим международного контроля;
  • меры по укреплению доверия.

При этом сами институциональные механизмы международной безопасности, т.е. непосредственно организационные формы, через которые реализуются вышеуказанные режимы, образуют самостоятельную систему, в которую как элементы входят, помимо механизмов индивидуальной безопасности, три организационные формы коллективной безопасности:

  • универсальная (основные органы ООН (Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея, Международный суд, Секретариат), вспомогательные органы (Комиссия международного права, ПРООН, ЮНКТАД и др.), специализированные учреждения ООН, а также международные организации, приобретающие в силу большого количества членов характер универсальности (такие как МАГАТЭ, которое реализует режим международного контроля над обязательствами 187 государств));
  • региональные соглашения и организации (созданные и функционирующие в соответствии с гл. VIII Устава ООН (Европейский Союз, ОБСЕ, СНГ и ряд других));
  • соглашения о коллективной обороне (созданные в соответствии со ст. 51 Устава ООН: Договор Рио-де-Жанейро (1948 г.), Вашингтонский договор о создании НАТО (1949 г.), Договор АНЗЮС (1952 г.), Договор о коллективной безопасности Лиги арабских государств (1952 г.). Договоры СЕАТО (1955 г.) и многие другие).

В свете современного развития указанных институциональных механизмов обеспечения международной безопасности наиболее остро сегодня стоят проблемы реформирования и повышения эффективности ООН, особенно Совета Безопасности ООН как главного международного органа, ответственного за обеспечение мира и безопасности, за которым необходимо сохранить функции контроля и руководства при осуществлении операций по поддержанию мира, в первую очередь связанных с использованием вооруженных сил. Несмотря на то что Устав ООН приветствует вовлеченность региональных структур в решение проблем безопасности, на практике такие оборонительные союзы, как НАТО, фактически присваивают себе статус и возможности ООН, чем полностью подрывают авторитет и нормальное функционирование всей системы международной безопасности, что в свою очередь приводит к многочисленным нарушениям норм и принципов международного права.

В отличие от групповой безопасности (которая базируется на соответствующих договорах о взаимопомощи между отдельными государствами), в основе которой, так же как и в основе индивидуальной, лежат интересы отдельного государства, «система коллективной безопасности обеспечивает индивидуальные интересы через призму общего субъективного интереса всего мирового сообщества»1.

В современной доктрине зачастую понятия международной и коллективной безопасности или индивидуальной и национальной безопасности считают тождественными, что неверно. Так, национальная безопасность РФ - и это находит свое отражение в концепции национальной безопасности России — обеспечивается не только средствами индивидуальной (т.е. реализуемой самим государством самостоятельно) безопасности, а, наоборот, главным образом коллективными усилиями на основе соответствующих международных соглашений (в рамках ООН, ОДКБ и др.). Поэтому в определенном смысле национальная безопасность может быть как коллективная, так и индивидуальная. Так, и международная безопасность, т.е. безопасность всего мира, различными авторами рассматривается как через коллективные усилия, так и через простую совокупность самостоятельных действий государств, согласующихся с общепринятыми принципами и нормами международного права. В целях недопустимости смешения понятий и уточнения их взаимосвязей предложена схематичная классификация видов безопасности.

Так же как система международной безопасности, состоящая из универсального и регионального компонентов, система национальной безопасности имеет в качестве составных элементов внутреннюю и внешнюю и государственную и общественную безопасность.

Впервые термин «национальная безопасность» (который фактически означал безопасность государственную) был использован в 1904 г. в послании президента Т. Рузвельта Конгрессу США. В данном термине интересы государства и нации едины, тем самым доктрина безопасности автоматически легитимируется, так как в ее основе лежит национальный — общественный - интерес. В западной доктрине вообще интересы безопасности, национальные интересы, фундаментальные западные ценности являются почти тождественными понятиями.

С появлением понятия национальная безопасность понятия государственная и общественная безопасность практически нивелировались. При таком подходе (т.е. фактически через замену этих понятий) национальный интерес стал по сути вбирать в себя и общественный и государственный, фактически становясь определяющим для последних.

При рассмотрении триады «национальная, государственная и общественная безопасность», определении их взаимосвязи необходимо понимание того, что в основе каждой из них лежит безопасность конкретного человека. И это главное достижение и императив современного миропорядка и самого международного права. Достаточно вспомнить принцип, идущий еще с римского права: hominum causa omne jus gentium constitutum est (все международное право создано для блага человека). Это и должно отличать истинное демократическое государство от авторитарного — то, что в основе интересов страны, концепций ее внешней политики и безопасности (как международной, так и национальной) лежат не интересы и приоритеты государственно-властных институтов, а законные права и свободы человека как высшая ценность.

Isfic.Info 2006-2017