Международное право. Особенная часть

Взаимодействие международного и национального космического права


До середины 80-х годов регулирование отношений по изучению и использованию космического пространства было почти исключительно предметом международного космическою права. Национальное регулирование этих отношений если и имело место, то в весьма ограниченных масштабах в контексте детализации требований международного космического права.

Исключение составили лишь США, где Закон об аэронавтике и исследовании космического пространства был принят еще в 1958 г., т.е. до начала формирования системы международного космического права.

В последние десятилетия под воздействием процесса коммерциализации космической деятельности темпы развития национального космического законодательства превзошли темпы развития международного космического права. В более чем 20 государствах мира уже сформированы достаточно разветвленные системы национального космического законодательства. Появились при этом системообразующие законы в этой сфере. Это, в частности, законы Швеции «О космической деятельности» (1982 г.), Великобритании и Северной Ирландии «О космическом пространстве» (1986 г.). Российской Федерации «О космической деятельности» (1993 г.), Южно-Африканской Республики «О космических делах» (1993 г.), Украины «О космической деятельности» (1996 г.), Австралии «О космической деятельности и для целей, с ней связанных» (1998 г.) и др.

Интенсивное развитие системы национального космического права выдвинуло на повестку дня проблему его гармонизации с системой международного публичного и частного космического права. Национальное космическое право при всем его значении не в состоянии с единых позиций обеспечить всеобщий правопорядок в космическом пространстве. В то же время оно как бы дополняет международное космическое право, включая национальные правовые механизмы в сферу решения проблем «достояния всего человечества» с учетом принципа приоритета норм международного права перед нормами национального законодательства.

Взаимодействие национального и международного космического права имеет особое значение в тех сферах общественных отношений, которые на сегодня регулируются главным образом нормами национального космического права. Это, в частности, отношения интеллектуальной собственности, космического страхования и некоторые другие.

Космическое страхование, например, получило первый импульс еще до принятия Договора по космосу. В 1965 г. в США впервые была застрахована гражданская ответственность на случай возмещения убытков, причиненных третьим лицам на этапе предстартовой подготовки телекоммуникационного американского спутника «Интелсат-1».

Был заключен и договор страхования самого спутника на сумму 5 млн долларов США.

Законом Российской Федерации «О космической деятельности» установлено три вида обязательного космического страхования: а) страхование жизни и здоровья космонавтов; б) страхование работников объектов космической инфраструктуры; в) страхование ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц (ст. 25).

Несколько иной перечень видов обязательного космического страхования предусмотрен законами Украины «О космической деятельности» и «О страховании». Это, в частности: а) страхование объектов космической деятельности (наземная инфраструктура); б) страхование гражданской ответственности субъектов космической деятельности; в) страхование объектов космической деятельности (космической инфраструктуры), являющихся собственностью Украины, относительно рисков, связанных с подготовкой к запуску космическом техники на космодроме, запуском и эксплуатацией ее в космической пространстве; г) страхование ответственности относительно рисков, связанных с подготовкой к запуску космической техники на космодроме, запуском и эксплуатацией ее в космическом пространстве.

По законодательству Австралии наличие страхования ответственности перед третьими лицами является обязательным условием выдачи сертификата на запуск космического объекта за рубежом или возвращение соответствующего объекта. Подобные нормы содержатся в законодательстве США, Бразилии, Великобритании и Японии.

В Договоре по космосу и Конвенции о международной ответственности за вред, причиненный космическими объектами, содержатся общие требования о возмещении вреда третьим лицам (потерпевшим), причиненного запускающим государством в результате осуществления космической деятельности. Однако этими, как и другими международно-правовыми актами, не регулируются вопросы космического страхования. Национальное космическое законодательство в определенной мере компенсирует соответствующий пробел в международном космическом праве. Но было бы лучше усовершенствовать международно-правовое регулирование космического страхования с учетом уже накопленного национального опыта.

Эффективность гармонизации (адаптации, аппроксимации) международного и национального космического права во многом определяется качественными параметрами первого. Нынешнее его состояние в полной мере не отвечает новым потребностям, связанным с коммерциализацией космической деятельности и вовлечением в нее кроме государств частных компаний, негосударственных организаций и т.п. Современное международное космическое право содержит также немало пробелов и противоречий. В нем отсутствует стержневой акт, способный систематизировать данную правовую общность.

В этом контексте заслуживают внимания предложения о целесообразности проведения кодификации международного космического права по типу кодификации международного морского права. Речь идет о разработке и принятии Конвенции ООН по космическому праву. Этот вопрос поддерживается Россией, Украиной, Казахстаном и рядом других государств, но не имеет консенсуса в Комитете ООН по космосу.

Isfic.Info 2006-2017