Международное право. Особенная часть

Защита прав человека в системе международных судебных учреждений


Ведущую роль в международном механизме защиты прав и свобод человека играют международные судебные учреждения. Рассматривая вопрос о праве человека на судебную защиту и его регламентации в международном праве, нельзя обойти стороной «главный судебный орган» международного сообщества — Международный Суд ООН. Разумеется, индивиды не обладают locus standi в Международном Суде ООН, хотя подобная идея возникла достаточно давно и получила широкое распространение.

В практике Международного Суда ООН было довольно много конфликтов, связанных с вопросами о правах физических или юридических лиц: англо-норвежский рыбный промысел (решение от 18 декабря 1951 г.), где рассматривался вопрос о праве использования физическими лицами чужих территориальных вод; дело Айа де ла Торе (решение от 20 ноября 1950 г. и 13 июня 1951 г.) - спор о праве убежища между Колумбией и Перу; дело Амбатьелос (решение от 1 июля 1952 г.) — о выполнении обязательств по контрактам, заключенным частным лицом с иностранным государством; американские граждане в Марокко (решение от 27 августа 1952 г.) — регулирование государством прав иностранцев на своей территории; дело Ноттебома (решение от 6 апреля 1955 г.) - о возможностях применения дипломатической защиты; дело о норвежских займах (решение от 6 июля 1957 г.) — о компенсации держателям иностранных займов; дело об опеке несовершеннолетних (решение от 28 ноября 1958 г.) - о применении Конвенции 1902 г. об опеке несовершеннолетних и т.д.1Краткое изложение практики Международного Суда ООН см., например: Толстых В.Л. Деятельность международных юрисдикционных органов. Новосибирск, 1996.

Основной характеристикой всех упомянутых дел можно считать тот факт, что индивиды, как правило, играли в процессе достаточно активную роль. Такие иски государства относятся к доктрине, в английском языке выражаемой термином «espousal», на русский язык его можно перевести как «доктрина участия». Доктрина участия берет свое начало в практике Постоянной палаты международного правосудия, и ее обоснование было выражено в следующем заявлении Палаты: «Принимая дело от имени своих граждан в международном суде, государство провозглашает свое право обеспечить уважение норм международного права вместо своих граждан».

В частности, рассматривая дело Ла Гранд (Решение № 104 от 27 июня 2001 г.), Международный Суд ООН сделал чрезвычайно важный вывод о правах личности, установленных международными договорами. Суть предъявленных Германией к США требований сводилась к следующему: братья Ла Гранд, граждане Германии, были приговорены к смертной казни в Аризоне за совершение ряда тяжких преступлений. Германия узнала об обстоятельствах дела только восемь лет спустя, хотя согласно Венской конвенции о консульских сношениях 1961 г. власти США должны были известить Германию об этом деле во время ареста с целью получения юридической помощи от германского консульства. Попытки Германии поднять вопрос о несоблюдении Конвенции не увенчались успехом. США сослались на доктрину «procedural default» - «нарушение сроков процессуальных действий».

В итоге первый из братьев Ла Гранд был казнен в 1999 г., а задень до казни второго брата. Германия, исчерпав все попытки урегулирования вопроса по дипломатическим каналам, возбудила в Международном Суде ООН дело о несоблюдении США Венской конвенции о консульских сношениях.

В решении по данному делу Международный Суд ООН подтвердил, что определенными международными договорами между государствами создаются не только права и обязанности для последних, но и индивидуальные права частных физических лиц.

И хотя Международный Суд не рассматривал ни одного дела, где бы физическое лицо выступало в качестве истца или ответчика, тем не менее выносимые им решения достаточно серьезно сказываются на формировании доктринальных и практических позиций в международном праве.

Европейский Суд по правам человека был создан в 1959 г. в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Увеличение нагрузки и количества жалоб, поступающих в контрольные органы, не могло не сказаться на качестве их работы и сроках рассмотрения жалоб. Учитывая такую ситуацию, 11 мая 1994 г. члены Совета Европы приняли Протокол № 11 к Конвенции, который предоставил право индивиду, неправительственным организациям и группам лиц направлять жалобы (обращения) непосредственно в Суд. Этот Протокол вступил в силу 1 ноября 1998 г. и стал обязательным для государств — членов Совета Европы.

Согласно Протоколу единственным органом европейского правосудия становится Суд, который действует на постоянной основе. Новая система защиты прав человека с единым Европейским Судом начала функционировать с 1 ноября 1998 г. Эта система призвана рационализировать действующий правозащитный механизм, сократить процессуальные сроки и повысить уровень защиты прав человека.

Процедура рассмотрения индивидуальных обращений включает ряд моментов, которые представляют собой основные стадии и особенности этого механизма. Прежде всего к ним можно отнести условия приемлемости жалоб.

Статья 35 Конвенции о правах человека определяет, что жалоба, которую Комиссия примет к рассмотрению, должна удовлетворять следующим требованиям:

  1. в соответствии с общепризнанными нормами международного права физическим лицом должны быть исчерпаны все внутренние средства защиты, причем с момента принятия окончательного внутреннего решения должно пройти не более шести месяцев;
  2. жалоба не должна быть анонимной;
  3. жалоба не должна быть повторной (т.е. уже рассмотренной Судом или разбираемой в соответствии с правилами другой международной процедуры), если не содержит новой относящейся к делу информации;
  4. жалоба не должна быть несовместимой с положениями Конвенции или представлять собой злоупотребление правом петиции.

Протокол № 14 добавляет новое условие приемлемости (п. b ст. 35): Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со ст. 34 Конвенции, если сочтет, что в результате предполагаемого нарушения положений Конвенции или Протоколов к ней права петиционера нарушены незначительно или ему не причинен существенный вред, а принцип безусловного соблюдения прав человека, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, не требует проверки жалобы по существу. Ни одна жалоба не может быть отклонена на этом основании, если дело заявителя должным образом не рассмотрено внутренним национальным судом.

Новое условие приемлемости, вводимое ст. 12 Протокола № 14 в § 3 (b) ст. 35 Конвенции, не распространяется на жалобы, признанные приемлемыми до вступления в силу Протокола. В течение двух лет после вступления настоящего Протокола в силу новое условие приемлемости может быть применено только Палатами и Большой палатой Суда.

Лицо, которое подает жалобу в Европейский Суд по правам человека, называет себя жертвой нарушения прав, оговоренных в Конвенции. Подобный термин — «жертва» — касается индивидуальных обращений, поскольку требование связывается с нанесением личного ущерба заявителю. Иными словами, индивид не может подать жалобу in abstracto, если лично в отношении его не было совершено неправомерных действий.

Европейская конвенция также не допускает жалоб actio popularis — подачи заявлений группой лиц в отношении одних и тех же фактов. В подобных случаях каждый заявитель должен действовать отдельно и самостоятельно доказывать тот факт, что он является жертвой в соответствии со ст. 34 Конвенции.

Кроме того, в практике Комиссии и Суда фигурируют заявители, объявленные впоследствии «потенциальными» и «косвенными» жертвами.

«Потенциальные» жертвы - это заявители, для которых угроза ущерба, который, возможно, будет нанесен в будущем, является реальным основанием для объявления этого лица жертвой в соответствии со ст. 34 Конвенции. Например, в странах, где гомосексуализм относится к уголовно наказуемым деяниям, сами гомосексуалисты являются именно «потенциальными» жертвами. Нарушение прав здесь заключается во вмешательстве государства в личную жизнь своих граждан, если речь идет о добровольной интимной связи.

«Косвенными» жертвами объявляются близкие родственники непосредственной жертвы, а также лица, имеющие иного рода тесные отношения с непосредственной жертвой, или те, кто понес ущерб в результате нарушения прав другого или заинтересован в прекращении нарушения. Для квалификации в качестве «косвенной» жертвы необходимо, чтобы заявитель в петиции называл имя непосредственной жертвы, которая также имеет возможность подать заявление о нарушении собственных прав.

Европейским Судом был разрешен и вопрос о том, что человек не может добровольно отказаться от своих основных прав, а потому не может и утратить статус жертвы в соответствии со ст. 34 Конвенции.

Индивидуальные жалобы поступают в канцелярию нового Суда, которая устанавливает все необходимые и первоначальные контакты с заявителем и при необходимости запрашивает дополнительную информацию. На этой стадии сторонами подаются так называемые состязательные бумаги и возможно применение предварительных судебных мер — по просьбе стороны в деле или другого заинтересованного лица либо по инициативе Палаты (ст. 39).

На любой стадии разбирательства Палата может направить одного или нескольких своих членов или других членов Суда для выяснения обстоятельств на месте или сбора доказательств. Возможно привлечение независимых экспертов (ст. 42).

Затем заявление поступает к судье-докладчику, который передает его или Палате в составе семи судей (для межгосударственных жалоб — ст. 29), или Комитету в составе трех судей для решения вопроса о приемлемости. В случае, если жалоба объявляется неприемлемой единогласным решением, решение окончательно. Если в Комитете нет единого мнения, то заявление будет рассматриваться Палатой в составе семи судей (ст. 29), которые могут по просьбе сторон или по своей инициативе провести слушания. В качестве альтернативы Палата может предложить сторонам:

  1. представить любые фактические данные, документы или другие материалы, которые она сочтет имеющими отношение к делу;
  2. уведомить государство-ответчика о необходимости предоставить письменные объяснения по поводу жалобы;
  3. представить дополнительные письменные объяснения.

Если Палата принимает дело к производству, она может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. Слушание по существу проводится, если оно не проводилось на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости. В порядке исключения Палата может объявить, что исполнение ею своих функций не требует проведения слушания. Слушание возможно как в письменной, так и в устной форме. Палата может провести соответствующее слушание с выступлением сторон и возможностью привлечения к делу третьих лиц (ст. 61). Стороны могут обратиться в Палату и с целью дружественного урегулирования. В соответствии с п. 2 ст. 38 Конвенции переговоры о дружественном урегулировании являются конфиденциальными и не наносят ущерба доводам сторон при разбирательстве спора (ст. 62). Никакие письменные или устные сообщения, а также предложения или уступки, сделанные в целях дружественного урегулирования, не могут быть использованы в качестве ссылок или обоснований при разбирательстве спора. Если достичь урегулирования не удается, Палата представляет свое решение.

В исключительных случаях по наиболее важным решениям (если дело поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования положений Конвенции или Протоколов к ней; если решение может быть несовместимо с ранее вынесенным Судом постановлением) к делу подключается Большая палата Суда, состоящая из 17 судей. Палата сама может постановить передать дело в Большую палату, когда она не собирается следовать сложившейся практике Суда или когда затронут вопрос принципа. Такая процедура может быть проведена только при условии, что ни у одной из сторон нет возражений (ст. 30 Конвенции).

Любая из сторон в исключительных случаях (ст. 73) может в течение трех месяцев, считая с даты вынесения Палатой постановления, представить в Секретариат прошение о направлении дела в Большую палату. Однако эта процедура касается только исключительных случаев, когда в деле поднимается вопрос относительно толкования или применения Конвенции и Протоколов к ней или вопрос, представляющий общественный интерес.

Группа из пяти судей в Большой палате будет решать, допустима ли просьба о повторном слушании (ст. 43). Обоснование отказа не требуется. Президент Суда, президенты Палат и судья, представляющий заинтересованное государство, будут иметь право участвовать в заседании, для того чтобы обеспечить качество и преемственность в прецедентной практике Суда. Они могут участвовать в повторном рассмотрении наиболее важных дел (ст. 31).

Решение Палаты становится окончательным, если нет дальнейшей возможности обратиться в Большую палату. Решение Большой палаты окончательно и в настоящее время имеет обязательную силу в международном праве.

Европейский Суд «не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не дает указаний законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. Суд рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, действительно ли были допущены нарушения требований Конвенции»2Европейский Суд по правам человека: Избранные решения: В 2 т. Т. I. М., 2000. С. 21-22..

В соответствии с п. 1 ст. 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод государства - участники Конвенции обязуются исполнять окончательные решения Суда по делам, в которых они являются сторонами. Окончательное решение Суда направляется Комитету министров Совета Европы, который осуществляет надзор за его исполнением (п. 2).

В рамках Европейской конвенции впервые решениям международного судебного органа был придан юридически обязательный характер и впервые была установлена процедура систематического контроля за их исполнением со стороны межправительственного органа. Комитет министров является основным исполнительным органом Совета Европы и в этом качестве решает все вопросы, связанные с деятельностью организации (политические, административные, финансовые) в различных сферах межгосударственного сотрудничества. Статья 46 Конвенции наделяет Комитет министров особой функцией надзора за исполнением решений Европейского Суда, и эту его функцию не следует смешивать с другими аспектами деятельности Комитета министров, так как здесь он формально выступает как орган Конвенции. Заседания, специально посвященные контролю за исполнением решений Суда (заседания DH), проводятся, как правило, каждые два месяца, т.е. шесть раз в год. На практике Комитет министров иногда рассматривает особо срочные вопросы, касающиеся исполнения решений, и на своих регулярных заседаниях.

Решение Европейского Суда в день его вынесения направляется с сопроводительным письмом Секретариата Суда в Комитет министров (п. 3 правила 77 Регламента Суда). В соответствии с Регламентом Комитета министров по применению п. 2 ст. 46 Конвенции как только решение Суда, в котором установлено нарушение положений Европейской конвенции, становится окончательным (ст. 44 Конвенции), оно выносится на повестку дня ближайшего заседания DH Комитета министров (правило 2).

Государство-ответчик имеет представителя своего правительства в Комитете министров, сам заявитель также обладает доступом, хотя и ограниченным, к процедуре контроля за исполнением решений. Несмотря на то что заседания Комитета министров проводятся при закрытых дверях, после каждого заседания его повестка дня публикуется вместе с аннотациями, содержащими информацию о ходе исполнения всех рассмотренных решений. Комитет министров рассматривает и обращения заявителя по вопросам выплаты денежной компенсации и принятия мер индивидуального характера (п. (а) правила 6 Регламента). Секретариат доводит такие обращения до сведения Комитета (п. (b) правила 6 Регламента).

Решение Суда рассматривается Комитетом министров периодически, с интервалами, как правило, не превышающими шесть месяцев (их продолжительность зависит от срочности вопросов, связанных с исполнением каждого судебного решения, — правило 4 Регламента), до тех пор, пока он не сочтет решение исполненным и соответственно не завершит его рассмотрение принятием окончательной резолюции (правило 8 Регламента). Комитет министров может принимать на различных этапах контроля так называемые предварительные резолюции, в которых он выражает позицию по различным вопросам, связанным с исполнением решения Суда (правило 7 Регламента).

Следует отметить, что на практике Комитет министров крайне редко прибегает к мерам политического или дипломатического давления, с тем, чтобы обеспечить исполнение решения Европейского Суда государством-ответчиком. В подавляющем большинстве случаев Комитет министров служит местом для конструктивного обсуждения мер, принятие которых необходимо для исполнения решений. Комитет министров действует здесь как орган Конвенции, наделенный функциями преимущественно юридического характера, что препятствует политизации обсуждаемых проблем и способствует принятию быстрых и эффективных решений.

Суд Европейского Союза (Европейских сообществ) длительное время оставался единственным органом, осуществляющим правосудие в Европейском Союзе. Однако большая загруженность потребовала реформирования судебной системы и в настоящее время она выглядит следующим образом.

Высшее звено судебной системы - Суд (Суд Европейского Союза), действующий с 1952 г., с момента вступления в силу Договора о ЕОУС. Суд Европейского Союза по общему правилу не рассматривает иски к частным лицам, а равно к должностным лицам государств-участников, к его юрисдикции отнесены споры, затрагивающие Европейский Союз в целом.

Исключение составляет категория исков к органам Европейского Союза и их должностным лицам (так называемые административные дела): в качестве заявителей могут выступать физические и юридические лица независимо от гражданства и места проживания (нахождения), т.е. иностранные граждане и предприятия. Административные дела включают два вида исков: об оспаривании решений и иски из противоправного бездействия.

Суд (Трибунал) первой инстанции, созданный в 1989 г. на основе Единого европейского акта, действует как второй орган правосудия в ЕС. Его юрисдикция определяется Решением Совета Европейского Союза от 24 октября 1988 г. «Об учреждении Суда (Трибунала) первой инстанции», которое во многом уже было пересмотрено и дополнено. Трибунал имеет собственный процессуальный Регламент, правила которого обладают некоторыми особенностями по сравнению с Регламентом Суда ЕС.

В основном иски, поданные частными лицами, рассматривает именно Трибунал первой инстанции, а все остальные — Суд ЕС. Юрисдикция Трибунала носит производный характер, поскольку к ней отнесены дела, переданные из юрисдикции Суда ЕС. К ним относятся:

  1. споры между Сообществом и его служащими (трудовые споры) в соответствии со ст. 179 (ст. 236 н.н.) Договора о Европейском Союзе;
  2. иски в связи с судебным контролем - об аннулировании актов и в связи с бездействием, предъявленные частными лицами или компаниями, в соответствии со ст. 33, 35 Договора о ЕОУС, ст. 173 (ст. 230 н.н.) и ст. 175 (ст. 232 н.н.) Договора о ЕС:
  3. иски в связи с недоговорной ответственностью (из возмещения вреда), предъявленные частными лицами и компаниями в соответствии со ст. 178 (ст. 235 н.н.) Договора о ЕС;
  4. иски в связи с контрактами, предъявленные частными лицами и компаниями в соответствии со ст. 50, 57-66 Договора о ЕОУС, ст. 181 (ст. 237 н.н.) Договора о ЕС.

Если один и тот же вопрос затрагивается в двух делах, одно из которых находится на рассмотрении в Суде ЕС, а другое — в Трибунале первой инстанции, то последний может приостановить рассмотрение вопроса до принятия решения Судом ЕС. Если же Суд ЕС примет решение о приостановлении дела, то производство в Суде первой инстанции возобновляется.

Судебные палаты — это суды специальной юрисдикции по рассмотрению отдельных категорий споров, созданные в соответствии с Ниццким договором 2001 г. Решения судебных палат могут быть обжалованы в Суд первой инстанции, а его решения в свою очередь в Суд ЕС.

Европейское право, закрепляя право индивида на судебную защиту, устанавливает и ряд основополагающих процессуальных гарантий, наличие которых повышает эффективность locus standi. Данные гарантии относятся к общей концепции Суда Европейского Союза, называемой «право на защиту»3Хартли Т.К. Основы права Европейского Сообщества. М.; Будапешт, 1998. С. 142..

1. Право быть заслушанным. Лицу, интересы которого существенно затронуты в результате принятого органом власти решения, должна быть предоставлена возможность сделать его точку зрения известной.

2. Право на юридическое представительство и конфиденциальный обмен информацией между юристом и клиентом. Выполнение этого требования предполагает соблюдение двух условий:

— обмен информацией должен служить целям обеспечения права на защиту индивида;

— юрист должен быть практикующим адвокатом, а не работником своего клиента.

Правомочия юриста выступать в Суде Европейского Союза зависят от национального права. При прямых исках любой юрист, который вправе представительствовать в национальном суде, может выступать и в Суде ЕС.

По общему правилу при прямых исках выигравшая сторона может ходатайствовать о возложении судебных издержек на проигравшую сторону, исключение составляют трудовые споры в Сообществе, в которых наниматель всегда сам оплачивает издержки.

В случае неспособности оплаты индивид может обратиться в Суд ЕС с ходатайством о юридической помощи. Если вопрос решается положительно, то финансовая служба Суда ЕС выплачивает необходимую сумму. Однако Регламент Суда предусматривает, что в последующем решении Суд может предусмотреть возврат суммы.

3. Право не свидетельствовать против себя. Редкая категория дел, поскольку сам характер споров зачастую определяет положительную сторону объяснений как для ответчиков, так и для истцов.

4. Право на выбор языка. При прямых исках заявитель имеет право выбора языка. Однако если ответчиком является одно из государств- членов, или частное лицо, или корпорация, имеющие национальность какого-либо из государств-членов, языком дела будет официальный язык этого государства.

5. Иски об оспаривании решении. Статья 230 предусматривает, что «любое физическое или юридическое лицо может обратиться на тех же условиях с иском, оспаривающим решения, которые приняты персонально в отношении этого лица, и решения, которые хотя и приняты в форме регламента или решения, адресованного другому лицу, непосредственно и персонально затрагивают первое лицо». Частное лицо имеет право оспорить адресованное ему решение только в том случае, если это решение наносит ему ущерб или ущемляет его интересы4Решение Суда ЕС от 15 марта 1967 г. по объединенным делам С-8-11 // 66. - Cimenterics C.B.R. с/ Commission. - Rec. P. 93.. Акт, не имеющий негативных последствий для его адресата, оспорен быть не может.

Индивиды вправе предъявить иск в Суд ЕС, если речь идет об оспаривании только одного типа правовых актов — решений.

Толкование термина «решение», которого придерживается Суд ЕС, прежде всего подчеркивает различие между формой акта и его содержанием.

Суд Европейского Союза руководствуется именно материальным смыслом термина «решение»: любой акт, который был принят в отношении истца лично либо иного лица, может быть предметом иска, предъявленного непривилегированным истцом, но только в том случае, если этот акт по сути является решением. Право на оспаривание решения может быть реализовано в трех случаях:

  1. решение принято в отношении истца. В тех случаях, когда оспариваемый акт принят в форме решения, Суд презюмирует тот факт, что акт назван правильно, и рассматривает лишь вопрос его персонификации;
  2. решение имеет форму регламента;
  3. решение принято в отношении другого лица.

В отдельную группу выделяются так называемые квазисудебные решения Суда Европейского Союза. К этой группе относят иски об аннулировании актов, основанных на четко сформулированных правилах Сообщества, а потому окончательное решение во многом зависит от вопросов факта и закона, нежели от дискреционных полномочий Суда.

При рассмотрении квазисудебных исков Суд Европейского Союза придерживается более гибкой позиции по отношению к признанию за истцом права на судебную защиту. Данная позиция основана на следующих особенностях указанных исков:

  1. основная часть исков связана с оспариванием антимонопольного и антидемпингового законодательства ЕС, в связи с чем общеобязательность и форму регламента нельзя представить по-иному или изменить;
  2. жертва нарушения прав при рассмотрении квазисудебных исков с соблюдением всех определенных Судом критериев лишается не только права на судебную защиту в принципе, но и на возможность восстановления нарушенных прав;
  3. вышеуказанное обусловливает применение Судом Европейского Союза только критерия персонального и непосредственного обращения: «Каждому, кто имеет право подать жалобу, необходимо предоставить возможность обжаловать решение, в соответствии с которым его жалоба была отклонена. Таким образом... истец при состязательном процессе считается лицом, в отношении которого решение имеет характер персонального обращения, даже если это решение затрагивает его так же, как и других членов неограниченной категории».

Иски из противоправного бездействия регламентированы ст. 175 (ст. 232 н.н.) Договора о Европейском Союзе.

Если бездействие Европейского парламента, Совета или Комиссии влечет за собой нарушение настоящего Договора, государства-члены и другие органы Сообщества могут обратиться с иском в Суд, чтобы засвидетельствовать факт этого нарушения. Любое физическое лицо может обратиться в Суд с жалобой, что орган Сообщества не принимает в отношении этого лица акт, отличный от рекомендации или заключения.

Условием подачи иска является соблюдение порядка предварительного обращения к заинтересованному органу с целью побудить его принять необходимые действия. Если в течение двух месяцев с момента подобного обращения данный орган не определил свою позицию, то иск может быть предъявлен в течение последующих двух месяцев.

Индивиды как непривилегированные истцы вправе предъявить иск только тогда, когда ответчик бездействует в отношении принятия адресованных им актов, за исключением рекомендаций и заключений.

Межамериканский суд по правам человека функционируете 3 сентября 1979 г. в городе Сан-Хосе, Коста-Рика. Он состоит из семи судей, граждан государств — членов Организации американских государств, обладающих юридическим опытом, высокими моральными качествами и признанным авторитетом в области прав человека. Основная компетенция Суда подразделяется на два направления: во-первых, Суд оказывает консультативную помощь в толковании и применении Конвенции и других соглашений по правам человека; во-вторых, Суд разрешает споры, касающиеся применения Конвенции.

Правом на судебную защиту в Межамериканском суде по правам человека обладают государства и индивиды.

Все петиции должны направляться Комиссии, которая первоначально изучает их на предмет приемлемости. Критерии приемлемости петиции по Межамериканской конвенции в целом соответствуют аналогичным требованиям по Европейской конвенции. В случае признания жалобы приемлемой Комиссия проводит по ней расследование.

По итогам рассмотрения жалобы Межамериканская комиссия составляет доклад, в котором содержится вывод о том, было ли допущено нарушение Конвенции. Данный доклад Комиссия может затем передать для рассмотрения в Межамериканский суд по правам человека.

В общем плане функции Комиссии заключаются в поощрении прав человека и их защите.

Для выполнения этих функций Комиссия наделена соответствующими полномочиями:

  1. представление правительствам государств - членов ОАГ соответствующих рекомендаций, касающихся совершенствования национального законодательства по вопросам прав человека, а также содействия осуществлению и соблюдению провозглашенных в Межамериканской конвенции прав человека;
  2. подготовка докладов и исследований, которые Комиссия сочтет необходимыми для выполнения своих функций;
  3. рассмотрение жалоб на нарушения прав человека со стороны государства - участника Конвенции и др.

Как видно из перечисления, Межамериканская комиссия выполняет ряд функций, не свойственных бывшей Европейской комиссии по правам человека по Европейской конвенции.

Правом передачи дела в Суд обладают только государства — участники Конвенции и Межамериканская комиссия.

Данное правило содержит несколько исключений, при наличии которых Межамериканский суд принимает дело к своему рассмотрению:

  1. когда национальное право (законодательство) не обеспечивает защиту нарушенных прав;
  2. когда сторона, права которой нарушены, не имеет доступа в национальные суды для восстановления своих прав;
  3. когда существует препятствие для вынесения финального решения национального суда.

Решения Суда по рассмотренным им делам обязательны для участвующих в рассмотрении сторон и обжалованию не подлежат. По просьбе одной из сторон в деле Суд может дать толкование вынесенного им решения.

Право на обращение в суд (или процедура «amparo») было конкретизировано Межамериканским судом по правам человека в Консультативном мнении ОС — 9/87 от 6 октября 1987 г. «Судебные гарантии». Основываясь на ст. 8, 25 и 27 Американской конвенции по правам человека, Суд отметил некоторые критерии, которым должно соответствовать право на судебную защиту, для того, чтобы признаваться действительно эффективным.

Статья 25 Конвенции устанавливает основное правило, определяющее процедуру «amparo»: «Каждый имеет право на прямое и быстрое обращение или любое другое действенное обращение в компетентные суды за защитой нарушенных основных прав, признанных Конвенцией или законами государства или настоящей Конвенцией, даже если такое нарушение могло быть совершено лицами, действующими в своем официальном качестве».

Кроме того, процедура «amparo» устанавливает обязательство государств гарантировать, чтобы любое лицо, требующее таких средств судебной защиты, имело на это право, установленное компетентными властями, предусмотренное правовой системой государства.

Данная статья формулирует принцип, признанный в международном праве прав человека и касающийся эффективных процедурных инструментов, призванных гарантировать соблюдение прав человека. Именно поэтому судебная защита, обеспечиваемая в рамках ст. 25 Конвенции, относится к правам, не подлежащим ограничению в чрезвычайных ситуациях.

Анализируя право на судебную защиту в соответствии с нормами Конвенции, Межамериканский суд по правам человека отмечает следующее.

1. Государства обязаны обеспечить эффективные судебные средства защиты жертвам нарушений прав человека. Такая защита должна иметь законодательное регулирование для гарантии свободного и полного осуществления прав, закрепленных в Конвенции.

2. Следует подчеркнуть, что наличия лишь закрепленного в конституции и законах права на судебную защиту недостаточно; это право не только должно быть формально признано, но должна обеспечиваться его эффективная реализация, включая восстановление нарушенных прав. Причины же неэффективности могут быть различны: недостаток независимости судебных органов, необоснованные задержки вынесения решения или иные причины, по которым жертва лишена возможности иметь доступ к правосудию.

3. В обычной ситуации в стране вышеупомянутые положения имеют силу в отношении всех прав, оговоренных в Конвенции. При чрезвычайных обстоятельствах, безотносительно их масштаба и регламентации во внутреннем законодательстве, право на судебную защиту не может быть ограничено, поскольку Конвенция относит его к категории прав, не подвергаемых ограничениям или приостановлению в чрезвычайных ситуациях.

Межамериканский суд по правам человека подчеркивает, что процедуры habeas corpus и amparo относятся к судебным средствам, являющимся обязательными для защиты различных прав, и их ограничение запрещено п. 2 ст. 27 Конвенции, поскольку эти средства служат гарантией законности в демократическом обществе.

Рассматривая вопросы надлежащего отправления правосудия и перечисляя основные принципы в данной сфере. Межамериканская комиссия по правам человека называет среди них:

  1. обеспечение неограниченного доступа к судам и юридическим средствам помощи жертве нарушения прав;
  2. обеспечение эффективности судебной защиты прав человека и устранения препятствий к ее осуществлению;
  3. обеспечение процессуальных гарантий судебной защиты обвиняемого, защитника, свидетеля, потерпевшего и иных лиц в суде.
Isfic.Info 2006-2017