История государства и права

Становление конституционных монархий


Союзные акты сохраняли неприкосновенным историческое внутреннее устройство германских государств. Единственным новшеством, и то высказанным в форме политического пожелания, было указание на скорейшее введение во всех государствах – членах союза «земско-сословного устройства».

Соответственно духу времени и господствующим политическим настроениям под этим понималось учреждение представительных совещательных органов, которые бы соучаствовали с монархами в политической власти и права которых были бы конституционно закреплены. Таким образом, наполеоновские войны в Европе, разгром наполеоновской монархии и союзные акты подтолкнули назревший исторический процесс преобразования абсолютных монархий в Германии в конституционные.

Период 1815–1848 гг. (так называемый Предмартовский – Vormarz) в Германии был временем важных социально-политических сдвигов. Под влиянием внутренних социальных процессов, а также серий реформ в отдельных государствах (например, в Пруссии реформ Штайна-Гарденберга 1806–1813 гг.), практически были ликвидированы остатки крепостничества, разрушен цеховой строй в городе, восстановлено городское самоуправление. Произошло частичное выравнивание сословных прав и ликвидация наиболее архаичных дворянских привилегий.

Возросло общественное значение новых социальных сил, до известной степени противостоящих дворянству. Важным фактором обновления, причем общеевропейского значения, стали романтические либеральные настроения среди германской интеллигенции, в особенности студентов. Нередко эти настроения приобретали характер направленных политико-революционных движений, тайных обществ, даже заговоров против монархий.

Создавая нередко обоснованные реакционные правительственные настроения, эти общественные движения были объективной социальной опорой для эволюции монархической государственности. Конкретные предпосылки эволюции в сторону конституционализма в различных германских государствах были различными, порой определялись совершенно случайными обстоятельствами (например, в небольшом герцогстве Саксен-Ваймар – личными настроениями правителя, литератора и либерала).

На протяжении Предмартовского периода в 24 германских государствах установился конституционный строй. Самая первая конституция появилась в герцогстве Нассау (1814) еще до оформления Германского союза. Но в основном процесс начался с 1816 г. Одними из первых конституционные преобразования провели крупные монархии Южной Германии, где были более выражены стремления социального и политического обновления: Бавария (1818), Баден (1818), Вюртемберг (1819), Гессен (1820).

На возникновение этих конституций и на самые их принципы несомненное воздействие оказала Конституционная хартия Франции 1814 г. Под влиянием французских революционных событий 1830 г. новая волна конституционализма захватила и восточные германские государства: Брауншвейг (1830), Саксонию (1831) – а также север: Шлезвиг-Гольштейн (1834).

Все германские конституции этого времени были октроированными (т. е. дарованными монархом). Поэтому монархия сохранялась основой государственно-политического устройства. Значительные государственные права (в области внешней политики, военного устройства, управления администрацией, внутренняя полиция, законодательство) сохранялись за наследственным монархом.

В большинстве конституций сословный строй сохранялся только в качестве формальных категорий гражданства. Закреплялась ликвидация крепостного права. Дворянство лишалось вотчинных прав и особой юрисдикции. Однако в ряде государств конституционно за дворянством признавались некоторые личные и имущественные привилегии, в том числе особые права на участие в политическом представительстве.

Представительные органы имели разный вид и разные полномочия. В северогерманских государствах было закреплено существование старых «земских чинов» в виде исторических ландтагов. Составлялись они в основном из дворянства, а полномочия сводились к подаче сословных петиций. В некоторых небольших государствах, в частности Саксеи-Ваймаре, однопалатному ландтагу было полностью передано право утверждения бюджета. Согласно конституции Гессена ландтаг считался даже «равноправным фактором» государственного управления наравне с монархом.

Представительству было отдано право контроля за деятельностью министров и даже за истолкованием законов. Ландтаги были как одно-, так и двухпалатными. Разделение шло посословно (например, в Ганновере: дворянская и недворянская палаты). Преимуществовали везде дворяне и представители городских верхов, а также чиновничество. Члены верхних палат обыкновенно назначались монархами персонально, либо места в них занимались по наследству. Представительно-выборными органами были только нижние палаты. Избирательными правами пользовались лица с высоким имущественным цензом и другими ограничениями.

Большинство конституций специально закрепили создание в странах местного самоуправления – на основе передачи полномочий общегосударственного характера выборным местным собраниям и окружным (провинциальным) советникам, бургомистрам и т. п. Полномочия эти главным образом касались социальных вопросов, образования, попечения о церкви, низшей полиции и т. п.

Наиболее важной правовой чертой германских конституций стало закрепление в них гражданских прав и свобод. В большинстве конституций содержались специальные разделы об «общих правах и обязанностях» (например, в баварской или баденской).

Конституции узаконивали равенство граждан перед законом (хотя за вотчинниками сохранялись права на особую патримониальную юстицию и независимость от обыкновенной гражданской юстиции), свободу вероисповедания и свободу мнений, свободу печати (включая книгоиздательство и книжную торговлю), свободу собственности и профессиональных занятий.

В Баденской конституции 1818 г. особо оговаривались обязанности государства по охране прав граждан, в Баварской 1818 г. гарантировалась населению «неприкосновенность личности, имущества и прав» (IV-8). Была декларирована свобода передвижения. В Саксонской конституции 1831 г., помимо привычных и общераспространенных прав и свобод, были провозглашены также свобода выбора профессии и занятия, право гражданина на выход из подданства и также право каждого обжаловать действия правительственных учреждений.

Наиболее ограниченной была сфера политических прав (собраний, петиций, участия в представительных органах). Это стало одной из предпосылок нарастания общественной оппозиции по отношению даже к наиболее либеральным конституционным хартиям Предмартовского периода.

Isfic.Info 2006-2018