История государства и права

Классификация преступлений


Кодекс 1810 г. был практически первым в истории европейского права (тем самым и мирового) уголовным сводом, в котором на принципиально новых основах систематизировались все наказуемые деяния, определялись конкретные критерии их наказуемости. В этом заключается особое значение кодекса. Он поставил действующее уголовное законодательство на уровень требований сформировавшейся в эпоху Просвещения классической школы уголовного права, для которой характерен идеал умеренного и разумного законодательства на принципах естественного права.

Соответственно такому общему просветительскому подходу все преступления могут иметь своим объектом только интересы сообщества или интересы личности. Этому следовала и классификация преступлений.

Преступления и проступки против публичных дел были выдвинуты на первое место по важности; это соответствовало общему представлению о предпочтении общественного блага частному. В большинстве случаев за них назначалась смертная казнь. В свою очередь, они подразделялись на три группы. К преступлениям против внешней безопасности государства были отнесены поднятие оружия против Отечества, сношения с враждебно к Франции настроенными государствами и пособничество им во «враждебностях», всякие действия, могущие повлечь вооруженные конфликты.

В характеристике этих преступлений многое было взято из революционного законодательства 1790-х гг., поэтому, несмотря на внешнюю законность, многие нормы носили внеправовой характер, никак не определяя юридическое качество преступления или проступка. Особому преследованию здесь подвергались должностные лица.

Особый подвид этих преступлений составили посягательства на внутреннюю безопасность государства: покушения на императора или членов императорской фамилии, заговоры с этой целью, покушения на развязывание гражданской войны и т. п. За эти преступления также полагалась или смертная казнь, или самые тяжкие наказания.

К преступлениям и проступкам против конституции были отнесены, во-первых, посягательства на избирательные права граждан (угрозы при выборах, фальсификация результатов и т. п.), во-вторых – многочисленные должностные преступления (нарушения прав граждан чиновниками, их сговор, пренебрежение административными или судейскими обязанностями). Значительная часть преступлений здесь каралась позорящими наказаниями, которые должны были как бы характеризовать общеобщественное осуждение преступников.

Наконец, к преступлениям и проступкам против публичного мира были отнесены фальшивомонетничество, подделка государственных печатей, знаков оплаты, банковских билетов, изготовление ложных официальных документов, подделка частных бумаг и использование их, взяточничество, злоупотребление властью и т. п. Один из наиболее пространных разделов этой части кодекса составили преступления против свободы отправления культов. Вместе с тем нарушениями общественного мира считались всякого рода порицания власти, допущенные в пасторских проповедях, посланиях и т.п.

Создание преступных сообществ (бродяг, разбойников и т. п.) наказывалось здесь весьма сурово. Причем – пожалуй, единственно в этом преступлении – кодекс различил главарей и обыкновенных участников, которые подлежали разным степеням наказания. Организация банды или иного сообщества считалась формальным преступлением, т. е. наказывался в полной мере факт образования банды, даже если она ничего еще не совершила.

Излишние предосторожности против преступных сообществ (а также против разного рода политически оппозиционных клубов и т. п.) определили в кодексе полное запрещение самодеятельного образования обществ численностью свыше 20 чел. – безразлично, в политических, литературных или религиозных целях: для законности требовалось специальное разрешение правительства. И здесь организаторы подлежали большей ответственности.

Вторую основную группу преступлений составили преступления против частных дел. Они были подразделены на преступления против лиц и преступления против собственности. К преступлениям и проступкам против лиц были отнесены убийство, ранение и членовредительство, клевета, оскорбление.

Специально были оговорены посягательства на нравственность, куда были включены изнасилование, прелюбодеяние и нарушение семейных устоев. Причем соответственно общим принципам Гражданского кодекса, где, например, прелюбодеяние в семье как причина для развода понималась по-разному для супругов, и по УК мужа и жену ждали разные наказания: мужа – штраф в несколько сот франков за содержание любовницы в супружеском доме, жену – заключение в тюрьму.

Преступления и проступки против собственности были кодифицированы более детально. Наибольшее место было уделено различным видам краж – при разных обстоятельствах, разными людьми, при помощи разных инструментов и т. п. На наказуемость не влияла стоимость украденного и приведшие к краже субъективные обстоятельства: «Всякий, кто завладеет жульнически ему не принадлежащей вещью, виновен в краже».

Отягчающими ответственность обстоятельствами были особо злоумышленные кражи: с оружием, ночью, с помощью изготовленных приспособлений, с угрозами и т. п. Особую категорию составили экономические преступления, в том числе такие, которые, пожалуй, вообще впервые стали предметом регулирования уголовного закона: раскрытие коммерческих и промышленных секретов, контрафакция чужих промышленных или литературных произведений. Одновременно запрещались всякого рода стачки с целью повышения ли, понижения ли заработков и т. п.

К нарушениям полицейских правил были отнесены самого разного рода правонарушения, следуя в главном критерию незначительности, хотя последствия таких могли быть и серьезными: разведение огня в неположенном месте, нарушение правил дорожной езды, почтовых правил, мер и весов и т. п.

Isfic.Info 2006-2018