История государства и права

Реставрация «легитимной» монархии


Военные поражения армий Наполеона в 1812-1814 гг. предопределили конец Первой империи. Общая позиция союзников (Англии, России, Пруссии, Австрии) заключалась в стремлении к полной трансформации военно-монархической диктатуры Бонапарта и замене ее чем-то сходным с монархией первого этапа Французской революции. В крахе Империи сыграли свою роль и внутриполитические противоречия: оппозиция режиму Наполеона среди новой знати и даже среди военной верхушки, в апреле 1814 г. отказавшейся повиноваться императору после вступления союзнических армий в Париж.

Стремясь сохранить, и даже восстановить свое значение в новых политических условиях, Сенат и Законодательный корпус (во главе с министром Талейраном) установили контакт с союзниками. 1 апреля 1814 г. по согласованию с ними было назначено временное правительство из 5 сенаторов. Сенат принял решение об отрешении от власти Наполеона, сопряженное с обвинением его в бесчисленных военных и политических грехах, а также лишил прав престолонаследия его фамилию. 6 апреля 1814 г. Сенат призвал на престол брата казненного в 1793 г. короля под именем Людовика XVIII (его кандидатура была согласована с союзниками).

Новому монарху был предложен проект конституции, по которой предполагалось сохранить права сенаторов и прежней бюрократии, а в политическом смысле заключить своего рода договор между нацией и королем. Людовик XVIII отверг эту конституцию, и в мае 1814 г. принял власть в качестве преемника свергнутой монархии «старого режима». Согласно мирным договорам с державами-победительницами Франция теряла все завоеванные с 1795 г. территории.

Восстановление монархии «старого режима» было реально невозможно из-за совершенно новой социальной ситуации в стране без опасения вновь вызвать революционный взрыв и гражданскую войну. 4 июня 1814 г. Людовик XVIII обнародовал Конституционную Хартию. Она была составлена особой комиссией, руководствуясь главным образом образцом институтов английской парламентской монархии. В период Ста дней временного возвращения Наполеона (март-июнь 1815 г.) Хартия была приостановлена.

Попытка Наполеона заменить ее особым «Дополнительным актом к конституции Империи» (22 апреля 1815 г.), в котором он пытался согласовать свою власть с новопровозглашенными парламентскими институтами, не привлекла к нему симпатий знати и союзников. Военное поражение армии Наполеона под Ватерлоо подвело окончательный итог Первой империи. 6 июля 1815 г. Хартия была восстановлена.

Хартия 1814 г. установила во Франции уклад конституционной парламентской монархии с консервативно-либеральным политическим режимом. Важным элементом содержания Хартии было провозглашение легитимного монарха условным центром государственности, сохранение прав и прерогатив короны было названо как важнейшая гарантия государственной стабильности. Новая конституция была октроирована (дарована монархом), что также ослабляло статус представительных учреждений, и всецело основана на идее божественных прав короля.

Хартия не могла не сохранить основы установившегося после революции социально-политического порядка. Провозглашалось равенство всех перед законом, гарантировались личная свобода, свобода вероисповедания, печати, неприкосновенность и неотчуждаемость собственности (ст. ст. 1-10). Вместе с тем католическая религия объявлялась официальной и основой власти короны.

Отменялась рекрутчина. В декларациях новая монархия обещала быть более либеральной, чем военизированный режим Первой империи и уклад цезаризма. Гарантировались права солдат, а также неприкосновенность распроданных после революции конфискованных земель церкви и эмигрантов. Но наряду с этим дворянству должны были быть возвращены его права на земли, остававшиеся в национальном фонде.

Законодательный корпус (парламент) был двухпалатным. Верхняя – Палата пэров – назначалась монархом из лиц особого статуса с высокими возрастным и имущественным цензами (голосовать могли лишь лица старше 30 лет, хотя присутствовать – и моложе). Председательствовал в палате канцлер. Этот орган был не столько законодательным, сколько судебным и контролирующим (ему поручалось исследовать случаи государственной измены и нарушения безопасности). Нижняя – Палата депутатов – избиралась населением, специальными электоральными коллегиями, из лиц с высокими возрастным и имущественным цензами (старше 40 лет и выше 1 тыс. франков уплачиваемых в год налогов).

Избирателями также могли быть только лица с хорошим имущественным положением. Депутатов избирали на 5 лет с ежегодным обновлением на 1/5 (с 1824 г. – на 7 лет и полностью переизбиравшихся). Однако законодательные полномочия парламента были условными. Он вправе был только просить короля об издании закона по тому или иному вопросу, а затем вотировать предложенные законопроекты, причем голосование было секретным.

Основные государственные полномочия были сосредоточены в персоне короля. Он был главой государства, от его имени осуществлялась юстиция в стране, судьи назначались королем, но были несменяемы. Главное – единственно королю принадлежала законодательная инициатива, он издавал и обнародовал законы. Король собирал и распускал парламент. Он командовал армией, ему полностью были подведомственны вопросы внешней политики. В качестве главы государства король обладал правом верховного помилования. Монарх был полностью безответствен.

По английскому образцу и в нарушение традиций французского конституционализма министры отныне могли быть членами парламента. Это должно было способствовать связи исполнительной и парламентской власти. Однако ответственность министров была неопределенной, и они в наибольшей степени были королевскими.

Первые выборы после Реставрации принесли победу ультрароялистам. Более 2/3 состава Палаты депутатов были выходцами из старой земельной аристократии и эмигрантов. Деятельность Палаты заслужила ее членам звание «больших роялистов, чем сам король», а Людовик XVIII окрестил парламент «Бесподобной палатой». Изменения в избирательной системе (по закону 1817 г.) не переменили существенно расстановки политических сил.

Большинство новоизбранной палаты также оказались крайними монархистами. Такая расстановка политических сил, пагубная для французского общества, сослужила историческую важную службу в становлении французского парламентаризма: Палата депутатов пошла на сотрудничество с правительством, и потому власть более не видела в ней оппозиционного института. Это обеспечило, в частности, возрастание влияния Палаты (пусть крайне консервативной) на исполнительные структуры: по инициативе депутатов было свергнуто до десятка правительственных министров.

Isfic.Info 2006-2018