Курс уголовного процесса

Частный обвинитель в уголовном судопроизводстве


Институт частного обвинения является распространенной формой защиты прав и свобод человека путем его обращения к государству в лице судебных органов. Право потерпевшего на возбуждение и прекращение уголовного преследования по отдельным категориям нетяжких преступлений закреплено в уголовно-процессуальном законодательстве многих европейских государств.

Не является исключением и наша страна. Согласно ч. 1 ст. 43 УПК РФ частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 УПК РФ, и поддерживающее обвинение в суде. Правом подачи такого заявления обладает как сам потерпевший, так и его законный представитель и представитель (п. 59 ст. 5 УПК РФ).

Необходимо учитывать, что момент наделения обратившегося с заявлением о возбуждении дела частного обвинения лица статусом частного обвинителя не совпадает с моментом подачи заявления. Как следует из ч. 7 ст. 318 УПК РФ, лицо считается частным обвинителем с момента принятия судом заявления к своему производству, что представляется более верным, чем формулировка ч. 1 ст. 43 УПК РФ.

Следовательно, путем системного толкования уголовно-процессуального закона можно дать следующее определение частному обвинителю –

это лицо, заявление которого о привлечении известного ему лица к уголовной ответственности за причинение вреда преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 или ч. 1 ст. 1281 УК РФ, принято судом.

Как и на всяком обвинителе, на частном обвинителе лежит обязанность доказывания обвинения. На нем же в силу ч. 2 ст. 14УПК РФ лежит бремя опровержения доводов обвиняемого о своей невиновности.

Для реализации этих процессуальных обязанностей помимо прав потерпевшего (ст. 42 УПК РФ) частный обвинитель согласно ч. 2 ст. 43 УПК РФ наделяется некоторыми правами, аналогичными правам государственного обвинителя. Однако предварительное расследование по делам частного обвинения не производится. Никаких исключений в правилах представления доказательств в судебном заседании не предусматривается, и потерпевший должен самостоятельно нести бремя привлечения к ответственности виновного лица и связанные с этим затраты.

Закон не учитывает, что потерпевший и его представитель, даже при наличии финансовых возможностей, могут испытывать объективные затруднения в сборе необходимых доказательств, способствующих изобличению подсудимого. Кроме того, в ряде случаев сбор доказательств по уголовному делу требует полномочий органов дознания (производство обыска, выемки, получение образцов для сравнительного исследования и т.п.). В то же время никакой возможности обращаться за содействием к органам предварительного расследования, в том числе для производства отдельных следственных действий, у частного обвинителя нет, как нет их и у суда, рассматривающего дело частного обвинения1Предусмотренная ч. 4 ст. 20 УПК РФ возможность возбуждения уголовного дела о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, в публичном порядке является только частным случаем решения данной проблемы..

Однако справедливости ради, сравнивая полномочия потерпевшего по делам частного обвинения на доступ к правосудию в российском уголовно-процессуальном законодательстве с аналогичными нормами в законодательстве некоторых развитых зарубежных стран, следует отметить, что в УПК РФ оно представляется более благоприятным.

Например, в соответствии с § 379, 379а УПК ФРГ частный обвинитель должен гарантировать обвиняемому возмещение возможных расходов, связанных с рассмотрением дела, путем депонирования наличных денег или ценных бумаг. При подаче заявления частного обвинения также производится уплата аванса в счет пошлины. Если установленный судом срок уплаты аванса истек, то частное обвинение считается отозванным.

В ряде государств устанавливаются ограниченные по сравнению с публичным порядком сроки предъявления частного обвинения. Так, в Австрии требование о преследовании частный обвинитель может заявить в компетентный суд в течение шести недель с момента совершения преступления либо с момента, когда ему стало известно о преступлении.

Таким образом, по сравнению с законодательством некоторых зарубежных стран, в российском уголовном процессе правомочия частного обвинителя не ограничиваются какими-либо условиями материального характера, жесткими сроками возбуждения уголовного преследования, что в полной мере соответствует конституционному положению об обязанности государства обеспечить его доступ к правосудию.

Isfic.Info 2006-2018