Курс уголовного процесса

Участники уголовного судопроизводства, отстаивающие интересы обвинения


Потерпевший как участник уголовного процесса. Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Положения данной статьи Основного закона полностью соответствуют современным международным стандартам, ориентирующим на защиту прав жертв преступлений.

Понятие «доступ потерпевшего к правосудию» в его конституционно-правовом смысле подлежит расширительному толкованию. Оно включает в себя деятельность не только суда, но и органов дознания и предварительного следствия, а также прокурора, к которым потерпевший вправе (а согласно УПК РФ чаще всего и должен) обратиться для защиты своих прав и законных интересов, нарушенных преступлением. Данное понятие включает в себя также право требовать от компетентного должностного лица органов следствия (дознания), прокурора и суда учитывать позицию потерпевшего при принятии решений по уголовному делу.

Как следует из ч. 1 ст. 42 УПК РФ, потерпевшим

является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Используемый законодателем термин «является» указывает, что понятие потерпевшего сформулировано в законе исходя из фактического положения соответствующего лица (материальный подход). Однако во избежание процессуальной неопределенности официальный процессуальный статус приобретается потерпевшим только на основании соответствующего постановления следователя, дознавателя, судьи, определения суда (формальный подход). По указанной причине чрезвычайно важным является вопрос о своевременности вынесения постановления о признании потерпевшим. Если в рамках классической отечественной процессуальной традиции лицо признавалось потерпевшим только после получения достаточных доказательств, указывающих на факт причинения вреда, то сегодня подход изменился (Закон от 28 декабря 2013 г.): по общему правилу лицо признается потерпевшим незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела. Следовательно, сразу после возбуждения уголовного дела необходимо признавать потерпевшими лиц, по заявлениям которых принято это решение. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о потерпевшем, соответствующее постановление должно быть вынесено незамедлительно после получения данных (доказательств) о нем.

Много вопросов возникает в связи с использованием в определении потерпевшего понятий физического, имущественного, морального вреда, который может быть ему причинен. В теории гражданского права под вредом понимается всякое умаление личного или имущественного блага.

Не имеющая установленного в законе значения материально-правовая категория «вред» (за исключением морального вреда) толкуется в основном доктриной и вызывает споры о содержании понятия и необходимости его расширения. Скажем, существующим легальным определением потерпевшего не охватываются нарушения трудовых, политических, и некоторых других прав, охраняемых уголовным законом. Это осложняет задачу правоприменителя по принятию своевременного и обоснованного решения о признании конкретного лица потерпевшим. Например, необоснованный отказ в приеме на работу женщины по мотивам ее беременности (ст. 145 УК РФ) является формальным составом преступления и не требует наступления каких-либо неблагоприятных для этой женщины последствий. Однако, исходя из действующего определения, для признания женщины потерпевшей необходимо, чтобы в результате такого отказа ей был причинен какой-либо вред, например, физические или нравственные страдания, попадающие подпонятие морального вреда.

В целях совершенствования определения потерпевшего целесообразным является замена понятия «вред» с перечислением его видов на более широкое «нарушение прав и законных интересов». В этом случае у следователя, дознавателя, суда не будет необходимости уточнять, какой именно вред причинен преступлением и попадает ли он под предусмотренные законом категории, необходимые для признания потерпевшим.

При буквальном толковании ч. 1 ст. 42 УПК РФ неясно, являются ли потерпевшими лица, которым вред не причинен, но попытка посягательства на их охраняемые уголовным законом права и интересы имела место (например, в случае покушения или приготовления к совершению преступления). На этот вопрос следует ответить положительно. Потерпевший должен быть наделен соответствующими правами хотя бы для того, чтобы принять участие в изобличении виновного в целях исключения повторения подобного посягательства.

Используемый законодателем при определении потерпевшего термин «преступление» подлежит расширительному толкованию. Потерпевшим является также лицо, вред которому причинен запрещенным уголовным законом деянием, совершенным лицом в состоянии невменяемости. Кроме того, учитывая, что факт преступления строго юридически может быть установлен исключительно вступившим в законную силу приговором суда, речь идет о деянии, квалифицируемом как преступление в момент производства по уголовному делу.

Потерпевший играет в уголовном процессе двойную роль. С одной стороны, он имеет в деле собственные интересы, которые вправе отстаивать в качестве участника уголовного процесса со стороны обвинения. В связи с этим ему предоставляются процессуальные права. С другой стороны, публично-правовая природа уголовного процесса вынуждает рассматривать потерпевшего как важный источник информации, без показаний которого нередко невозможно расследовать и рассмотреть дело о деянии, представляющем опасность для всего общества. Поэтому на потерпевшего возлагаются процессуальные обязанности, прежде всего обязанность дать правдивые показания, к нему могут применяться меры процессуального принуждения (ч. 6 ст. 42 УПК РФ). Более того, признание потерпевшим не зависит от его воли. Если по делу установлены основания для признания лица потерпевшим, то это должно быть сделано на основании принципа публичности ex officio (по собственной инициативе органов расследования или суда).

Что касается прав потерпевшего (право знать о предъявленном обвиняемому обвинении; давать показания; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; иметь представителя и др.), то они перечислены в ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Эти права потерпевший вправе осуществлять в ходе как досудебного, так и судебного производства. В частности, в судебных стадиях уголовного процесса потерпевший вправе участвовать в судебных заседаниях судов всех инстанций, выступать в судебных прениях, получать копии приговора суда первой инстанции, решений судов вышестоящих инстанций, обжаловать судебные решения.

Показания потерпевший, как и другой участник процесса, вправе давать на родном языке или на языке, которым он владеет, а также пользоваться бесплатно помощью переводчика. Согласно ст. 51 Конституции РФ потерпевший вправе отказаться давать показания против себя самого и своих близких родственников. В остальных случаях он может быть допрошен о любых обстоятельствах, связанных с совершенным преступлением, в том числе о своих взаимоотношениях с обвиняемым (ч. 2 ст. 78 УПК РФ). За отказ отдачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний, за уклонение от прохождения освидетельствования, от производства в отношении него судебной экспертизы, от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования, разглашение данных предварительного расследования потерпевший несет ответственность в соответствии с уголовным законом (ч. 7 ст. 42 УПК РФ).

В соответствии с требованиями ч. 8 ст. 42 УПК РФ по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников. Однако если на предоставлении прав потерпевшего настаивают несколько близких родственников погибшего, они также могут быть признаны потерпевшими. При этом понятно, что обязанности потерпевшего (дать показания и др.) строго индивидуальны, связаны с личными знаниями соответствующего лица, в силу чего к близким родственникам перейти не могут. Именно по данной причине закон говорит о переходе не полного статуса потерпевшего, а только вытекающих из него «прав».

Возможность признания потерпевшим не только гражданина, но и юридического лица является принципиальной новеллой УПК РФ. Советский уголовный процесс как потерпевшего выделял именно человека, так как он пережил преступное посягательство и его личное отношение к последствиям такого посягательства должно быть учтено судом. Эта же точка зрения отражена в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 г. № 16, согласно которому «юридические лица не могут быть признаны потерпевшими. В случае причинения им имущественного ущерба они признаются гражданскими истцами».

Обоснованность закрепленного УПК РФ подхода к решению вопроса о защите прав и законных интересов юридических лиц, которым в результате преступления причинен вред имуществу и деловой репутации, является весьма сомнительной. Никаких «переживаний» от преступного посягательства юридическое лицо испытывать не может. Для защиты же имущественных интересов или деловой репутации уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность вступления юридического лица в процесс в качестве гражданского истца. Однако закон наделяет юридическое лицо - потерпевшего правом существенным образом влиять на ход и результаты уголовного судопроизводства и вне рамок заявленных исковых требований так же, как и гражданина, который лично претерпел преступное посягательство на свои права и законные интересы. Кроме того, никаких показаний по делу юридическое лицо само по себе дать не может, что исключает отмеченные публично-правовые аспекты статуса потерпевшего, порождающие соответствующие процессуальные обязанности, и показывает очевидную искусственность нынешнего подхода. В этом смысле нельзя не признать, что УПК РСФСР 1960 г., допускавший признание потерпевшим исключительно физического лица, в большей мере соответствовал процессуальной логике,

Согласно ст. 22 УПК РФ потерпевший вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого. Однако в полном объеме он реализует это полномочие только при возбуждении уголовного дела частного обвинения. В ходе производства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения потерпевший обвинение не предъявляет, а имеет возможность только выразить свое отношение к обвинению, уже сформулированному и предъявленному органом предварительного расследования. Следовательно, потерпевший обладает правом только дополнительного обвинения, наряду с должностным лицом, но ни при каких случаях не замещает обвинение государственное.

Объем предоставленных потерпевшему полномочий в целом дает возможность оказывать влияние на ход и результаты производства по уголовному делу, добиваться принятия отражающего его интересы итогового решения. Однако под доступом к правосудию иногда понимается в том числе возможность возбуждения потерпевшим уголовного преследования. Современный потерпевший не имеет в этом каких-либо преимуществ перед другими лицами. Его заявление о преступлении не влечет автоматическое производство по уголовному делу. Так было в нашей истории не всегда.

К достоинствам Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (далее - УУС) многие исследователи относили широкий допуск частных лиц, в первую очередь, потерпевших к правосудию по уголовным делам. Потерпевший пользовался одним из важнейших прав личности, пострадавшей от преступного деяния, - правом возбуждения уголовного преследования. Под этим термином понимался «такой акт в процессе, которым доводится до сведения судебной власти о совершении преступного факта, указывается вероятный виновник сего деяния и предъявляется требование расследовать дело». Понятие потерпевшего, имеющего право на возбуждение уголовного преследования, толковалось судебной практикой того времени чрезвычайно широко. Потерпевшим от преступления признавался не только тот, кто понес непосредственный ущерб, но и тот, кто мог пострадать от противоправных действий. Так, С.Г. Щегловитов указывал, что «уголовное преследование может быть возбуждено, в частности, по жалобам следующих признаваемыми потерпевшими лиц: а) на счет которого записывается забранный мошенническим образом из лавки товар... б) лица, от имени которого составлен подложный вексель или иное долговое обязательство, хотя бы документ не был еще предъявлен ко взысканию... в) подчиненного конкурсному управлению несостоятельного должника, если жалоба или заявление клонится к ограждению прав его кредиторов и к более успешному удовлетворению их претензий...»1Щегловитов С.Г. Судебные Уставы Императора Александра II с законодательными мотивами и разъяснениями. Устав уголовного судопроизводства. СПб., 1907. С. 2. О круге лиц, пользующихся правами потерпевшего, см. также: Викторский С.И. Указ. соч. С. 236; Таубер Л.Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях неофициальных. Харьков, 1909. С. 1-76, 209, 245..

Согласно Уставу поданная потерпевшим и принятая компетентным лицом жалоба не требовала дополнительной проверки. Жалоба являлась законным и достаточным поводом к начатию следствия, и ни судебный следователь, ни прокурор не могли отказать в этом лицу, потерпевшему от преступления или проступка (ст. 303 УУС). Представляется, что подобное регулирование вопроса начала производства по уголовному делу в большей мере отражало интересы потерпевшего.

Таким образом, можно сделать вывод, что в настоящее время, через 150 лет после судебной реформы 1864 г., к участию в производстве по уголовным делам в качестве потерпевших допускается менее широкий круг лиц по сравнению с предусмотренными Уставом. В то же время нельзя не отметить некоторое влияние на составителей Устава уголовного судопроизводства французской модели, которая допускает возможность возбуждения уголовного дела потерпевшим (гражданским истцом) по любому преступлению, хотя и при условии внесения в залог определенной суммы, которая может быть обращена в доход государства в случае, если уголовное преследование признается необоснованным.

Действующее российское законодательство ближе к германской модели, четко разделяющей дела частного и публичного обвинения и предусматривающей монополию государственных органов возбуждать производство по делам публичного обвинения. В этом смысле Устав уголовного судопроизводства представлял собой своего рода компромисс между этими моделями.

Возникают дискуссии и в связи с конституционным положением об обязанности государства обеспечить потерпевшим компенсацию причиненного ущерба. В действующем законодательстве закреплена возможность компенсации ущерба исключительно за счет виновного лица. Такой порядок по многим объективным причинам не может гарантировать удовлетворение интересов потерпевших. Вопросы же государственной компенсации потерпевшим причиненного ущерба (хотя бы в ограниченном размере и только от некоторых категорий преступлений) еще ни разу не рассматривались современным законодателем даже в виде законопроекта после того, как не удалось реализовать положения ч. 3 ст. 30 ныне отмененного Закона от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР», подошедшего к данному вопросу слишком широко и обязавшего государство возмещать потерпевшим любой ущерб, причиненный любым преступлением. Как показывает зарубежный опыт, эффективность таких мер зависит от возможностей бюджета и требует точного определения: а) наиболее уязвимых категорий потерпевших; б) соответствующих категорий преступлений (чаще всего насильственных); в) критериев определения ущерба, возмещаемого государством, и пределов возмещения.

Isfic.Info 2006-2018