Курс уголовного процесса

Виды уголовного преследования


Как отмечалось выше, российская уголовно-процессуальная система дифференцированно подходит к действию в уголовном процессе принципа публичности и проявлению в рамках уголовно-процессуального регулирования диспозитивных начал. Существуют категории уголовных дел, которые принято называть делами частного и частно-публичного обвинения, где принцип публичности в значительной, а иногда и в полной мере уступает место принципу диспозитивности, приближая по методу регулирования данные категории уголовных дел к гражданскому судопроизводству, что особенно ярко проявляется в случае с делами частного обвинения.

Подобный подход объясняется материально-правовыми особенностями соответствующих преступлений, когда общественная опасность деяния неразрывно связана с личной оценкой произошедшего со стороны потерпевшего и не может быть формально объективирована ни обществом, ни органами уголовного преследования. Допустим, при нанесении побоев, клевете или «простом» (без квалифицирующих признаков) изнасиловании государство готово наказать виновного, но лишь при условии восприятия данных деяний как противоправных со стороны потерпевшего, поскольку внешние признаки преступления в виде вреда здоровью или иного внешнего ущерба в данном случае отсутствуют.

В этом плане закономерно, что выделение отдельных категорий дел частного и частно-публичного обвинения, имеющее в России очень давние исторические традиции, впервые произошло именно в уголовном законе - Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Лишь впоследствии соответствующие нормы были перенесены в уголовно-процессуальное законодательство. Со сравнительно-правовой точки зрения Россия примыкает здесь к странам германской традиции (Германия, Австрия, Швейцария), также выделяющим отдельные и небольшие по количеству преступлений категории уголовных дел, где уголовное преследование осуществляется в частном и частно-публичном порядке и где государство утрачивает монополию уголовного преследования.

Наличие в российском уголовно-процессуальном законодательстве такого рода автономных категорий уголовных дел приводит к тому, что выделяются три вида уголовного преследования: 1) по делам публичного обвинения; 2) по делам частного обвинения; 3) по делам частно-публичного обвинения.

Уголовные дела публичного обвинения. В данном случае речь идет о подавляющем большинстве уголовных дел, где в полной мере действует принцип публичности уголовного судопроизводства. Отнесение того или иного состава преступления к категории уголовных дел публичного обвинения рассматривается в качестве общей нормы, т.е. определяется по остаточному признаку, о чем прямо говорит ч. 5 ст. 20 УПК РФ. Иначе говоря, в отсутствие каких-либо специальных указаний на принадлежность уголовного дела к числу уголовных дел частного или частно-публичного обвинения оно считается уголовным делом публичного обвинения и производство по нему осуществляется в публичном порядке.

Уголовные дела частного обвинения. Речь идет об очень небольшой по объему категории уголовных дел, к которой в настоящее время относятся дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 (побои), ст. 128-1 (клевета) УК РФ. Производство по данной категории уголовных дел по общему правилу полностью подчинено диспозитивному началу, что проявляется в двух аспектах:

  1. Такие дела могут возбуждаться исключительно по заявлению потерпевшего, т.е. уполномоченные органы не вправе в данном случае возбудить уголовное дело по собственной инициативе (ex officio) даже при наличии явных признаков преступления;
  2. Такие дела независимо от усмотрения суда подлежат обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым, которое может состояться до удаления суда в совещательную комнату.

Надо также иметь в виду, что диспозитивный характер уголовного процесса несовместим с институтом предварительного расследования, которое с учетом его направленности на достижение публично-правовых целей не может «включаться» и «выключаться» по инициативе частных лиц. Поэтому по делам частного обвинения предварительное расследование не производится. Потерпевший направляет свое заявление непосредственно в суд, где выступает в качестве частного обвинителя, что максимально сближает в данном случае по технике уголовный процесс с гражданским.

В то же время существуют три ситуации, когда дело частного обвинения утрачивает свой «частный характер» и превращается вдело публичного обвинения. Во-первых, это происходит, если преступление совершено в отношении лица, неспособного в силу беспомощного или зависимого состояния защищать свои права и интересы (в отношении несовершеннолетнего, недееспособного и т.п.). Во-вторых, это происходит в случае, когда преступление совершено лицом, данные о котором неизвестны, что лишает потерпевшего возможности обратиться без проведения предварительного расследования непосредственно в суд. Наконец, в-третьих, это имеет место, когда речь идет об обвинении лиц, в отношении которых уголовно-процессуальный закон устанавливает особые правила привлечения к уголовной ответственности (судьи, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы и иные лица, названные в ст. 447 УПК РФ). В этих ситуациях принцип публичности действует на общих основаниях, что предполагает обязанность органов уголовного преследования начать производство в том числе по своей инициативе, провести полноценное расследование, передать дело в суд, где обвинение поддерживает прокурор и т.д.

Уголовные дела частно-публичного обвинения. Данная категория уголовных дел по объему несколько шире, чем категория уголовных дел частного обвинения. Она традиционно включает такие составы преступлений, как изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК РФ), нарушение неприкосновенности частной жизни и нарушение неприкосновенности жилища, причем также без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 137 и ч. 1 ст. 139 УК РФ), и некоторые другие составы преступлений, перечисленные в ч. 3 ст. 20 УПК РФ. К данной же категории дел примыкают также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных гл. 23 УК РФ, возбуждаемые не иначе как по заявлению руководителя коммерческой или иной организации, если в результате преступления не причинен вред интересам граждан, общества и государства.

В то же время в последнее время наметилась определенная и не всегда однозначная тенденция, направленная на расширение перечня дел частно-публичного обвинения. Так, Закон от 29 ноября 2012 г.1Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». впервые отнес к ним все виды мошенничества (ст. 159 УК РФ ), присвоение и растрату (ст. 160 УК РФ ), а также причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), но только при условии, что данные преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности и не причинили вреда государственным или муниципальным интересам.

Дела частно-публичного обвинения занимают промежуточное место между делами публичного и частного обвинения, что видно уже из их наменования. Так, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела они подчиняются диспозитивному регулированию и могут возбуждаться исключительно по заявлению потерпевшего, т.е. в этом плане здесь сохраняется частный порядок уголовного преследования. В то же время после того, как такое дело возбуждено, потерпевший утрачивает право влиять на его движение, не имея возможности «отозвать жалобу» или отказаться от обвинения. По этой причине по делам частно-публичного обвинения предварительное расследование производится на общих основаниях, обвинение в суде от имени государства поддерживает прокурор и т.д. Помимо того, следует иметь в виду, что если потерпевшим здесь является лицо, неспособное в силу беспомощного или зависимого состояния защищать свои права и интересы, то в таком случае, как и по делам частного обвинения, уголовное преследование с самого начала осуществляется в публичном порядке без каких-либо изъятий в сторону диспозитивности.

Примирение по делам частно-публичного обвинения не рассматривается в качестве обязательного основания прекращения уголовного дела, в чем также проявляется их публичный, а не частный характер. Иными словами, в случае примирения потерпевшего с обвиняемым дело может быть прекращено только на общих основаниях, т.е. в порядке ст. 25 УПК РФ. В этом смысле дела частно-публичного обвинения ничем не отличаются от дел публичного обвинения о преступлениях небольшой и средней тяжести, по которым в равной мере допускается применение ст. 25 УПК РФ. Здесь мы сталкиваемся с совершенно иной юридической природой института примирения в уголовном процессе, когда речь идет не о проявлениях диспозитивности, предполагающей связанность решений государственных органов волей частных лиц, а о гибкой реакции на преступление в духе «альтернатив уголовному преследованию», допускающей дискреционное усмотрение правоприменителя по определению оптимального сочетания на основании закона публичных интересов и интересов конкретных участников процесса при решении вопроса о необходимости дальнейшего уголовного преследования и гипотетического наказания обвиняемого.

Isfic.Info 2006-2018