Курс уголовного процесса

Принцип государственного языка уголовного судопроизводства


Принцип государственного языка уголовного судопроизводства является межотраслевым принципом судопроизводства, закрепленным в ст. 10 ФКЗ «О судебной системе РФ» и ст. 18 УПК РФ. Данный принцип определяет, на каком языке ведется производство по уголовному делу: на государственном языке или на языке большинства населения местности, в которой находится суд.

В настоящее время законом отдано предпочтение первому варианту: уголовный процесс в большинстве случаев ведется на русском языке как государственном языке Российской Федерации. Такое решение обеспечивает единство судебной системы и судебной практики, однако может вызвать затруднения в реализации права на доступ к правосудию улиц, государственным языком не владеющих или владеющих им не очень хорошо.

Для компенсации таких затруднений в законе предусмотрен ряд мер, среди которых важнейшими являются возможность делать любые устные и письменные заявления (объяснения, жалобы, ходатайства и т.п.) на родном языке и обеспечение права на пользование услугами переводчика бесплатно, а также на перевод основных процессуальных документов на язык, понятный участнику процесса.

В республиках в составе РФ (Татарстан, Башкортостан, Чеченская республика и др.) в федеральных судах производство по делу наряду с русским языком может вестись на государственном языке республики (т.е. на двух языках), а в судах субъектов РФ (в частности, у мирового судьи) — на русском языке либо на государственном языке республики (ч. 1,2 ст. 10 ФКЗ «О судебной системе РФ»),

Тем не менее возможность использования государственного языка республики в составе РФ в судопроизводстве нельзя считать альтернативой судопроизводству на русском языке. Во-первых, она затрагивает меньшинство субъектов РФ (ст. 65 Конституции РФ). Во-вторых, она не имеет продолжения в законодательстве о статусе судей - знание государственного языка республики не отнесено к требованиям, предъявляемым к кандидату на должность судьи (ст. 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»), В-третьих, государственный язык республики не обязательно отражает язык большинства населения.

Таким образом, в настоящее время основным и, по сути, единственным языком судопроизводства является русский язык. Строго говоря, такой подход является единственно возможным. В противном случае либо Верховный Суд РФ был бы лишен возможности проверки соответствующих судебных решений, вынесенных судами республик в составе Российской Федерации, либо такая проверка каждый раз требовала бы перевода на русский язык всех материалов уголовного дела, что вряд ли позитивно сказалось бы на требовании соблюдения разумного срока уголовного судопроизводства (ст. 61 УПК РФ).

Иное решение вопроса о языке судопроизводства содержалось, например, в ст. 17 УПК РСФСР 1960 г.: «судопроизводство ведется на русском языке или на языке автономной республики, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения данной местности». Впрочем, в пределах РСФСР данное положение в значительной мере оставалось декларативным.

Isfic.Info 2006-2018