Курс уголовного процесса

Соединение и выделение уголовных дел


Процессуальное значение институтов соединения и выделения уголовных дел. Соединение и выделение уголовных дел, образуя самостоятельные процессуальные институты, представляют собой юридико-технические механизмы изменения объема производства по уголовному делу посредством его расширения либо сужения. В этом плане рассматриваемые процессуальные институты имеют тесную и непосредственную связь с формированием и изменением пределов производства по уголовному делу.

В основу их формирования и применения в уголовном судопроизводстве положены вполне объяснимые и резонные соображения - обеспечение всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, достижение необходимой процессуальной экономии при расследовании и разрешении уголовных дел, соблюдение разумных сроков судопроизводства, преодоление объективно существующих препятствий к разрешению уголовных дел в отношении отдельных лиц и т.п., которые в целом призваны содействовать осуществлению эффективного правосудия по уголовным делам.

Объективная необходимость в изменении пределов производства по уголовному делу путем соединения и выделения уголовных дел может возникать как в досудебном (в ходе предварительного расследования), так и в судебном производстве. Для первого применение институтов соединения и выделения уголовных дел является нормальным (пределы производства только формируются), для второго — скорее исключением, допускаемым только в определенных случаях и с существенными ограничениями (пределы производства уже сформированы в рамках предварительного расследования и определяют пределы судебного разбирательства). Так, соединение уголовных дел в судебных стадиях уголовного процесса возможно посредством применения института возвращения уголовного дела прокурору (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, ч. 2 ст. 256 УПК РФ). Это означает, что соединение уголовных дел фактически также производится в стадии предварительного расследования, к которой надо возвращаться даже тогда, когда такая необходимость возникла у суда (сам он на это права не имеет, что, видимо, связано с попыткой реализации в УПК РФ теории «пассивного судьи»). Выделение уголовного дела может быть произведено самим судом либо чаще всего в стадии подготовки к судебному разбирательству путем проведения предварительного слушания (п. 7 ч. 2 ст. 229 УПК РФ), либо в некоторых случаях непосредственно в стадии судебного разбирательства (например, ч. 3 ст. 253 УПК РФ).

При изучении процессуальных институтов соединения и выделения уголовных дел необходимо отметить, что определяющими при характеристике их места и назначения в уголовном судопроизводстве являются предусмотренные законом основания и условия, наличие которых необходимо для регулирования объема производства по уголовному делу.

Соединение уголовных дел. Обращаясь к институту соединения уголовных дел, применение которого связано с расширением объема производства по делу как с позиции пределов производства in rem, т.е. по кругу деяний, так и с позиции пределов производства in personam, т.е. по кругу лиц, следует прежде всего более подробно остановиться на основаниях его применения, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Итак, соединение в одном производстве уголовных дел допускается в следующих случаях.

1. В отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии (п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ).

В подобных случаях принципиальным является взаимосвязь нескольких уголовных дел как in rem — по кругу деяний, так и in personam - по кругу лиц. При ближайшем рассмотрении здесь возможны следующие варианты:

- множественность in personam по отношению к деянию in rem, когда одно преступление совершено группой лиц; соединение уголовных дел в одном производстве, если по каким-то причинам в отношении каждого лица возбуждалось отдельное уголовное дело1В нормальной ситуации уголовное дело в данном случае, разумеется, возбуждается по факту совершения преступления (in rem), а не в отношении каждого лица в отдельности, что исключает в дальнейшем необходимость принимать решение о соединении уголовных дел., обоснованно не только достижением разумной процессуальной экономии, но и необходимостью проведения полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств совершенного преступления;

— множественность как in personam, так и in rem при условии, что преступные деяния совершены данными лицами в соучастии и поэтому находятся в тесной взаимосвязи между собой, что также способно существенно повысить эффективность расследования и рассмотрения уголовного дела.

2. В отношении одного лица, совершившего несколько преступлений (п. 2 ч. 1 ст. 153 УПК РФ).

В данной ситуации, напротив, имеет место множественность in rem по отношению к одному лицу (in personam). Логика процессуального регулирования здесь сводится, главным образом, к достижению разумной процессуальной экономии, связанной с возможностью одновременного расследования и разрешения сразу нескольких преступных деяний, совершенных одним лицом.

3. В отношении лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам (п. 3 ч. 1 ст. 153 УПК РФ).

Возможность соединения уголовных дел по данному основанию обусловлена строго определенной уголовно-правовой квалификацией содеянного, предусмотренной ст. 316 УК РФ2В ст. 316 УК РФ речь идет о привлечении к уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство только особо тяжких преступлений.. По существу речь идет об акцессорной связи основного и предикатного (укрывательство) преступлений, что и обусловливает целесообразность соединения дел о них в одно производство.

4. Лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц (ч. 2 ст. 153 УПК РФ).

При соединении уголовных дел поданному основанию возможны следующие варианты:

  • множественность in rem по отношению к in personam - одним лицом совершено несколько преступлений;
  • множественность как in rent, так и in personam — несколько преступлений совершены одной группой лиц.

По большому счету рассматриваемое основание является «зеркальным» отражением ситуации, предусмотренной п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ: если в первом случае исходным началом служит установленный в ходе расследования круг лиц, совершивших одно или несколько преступных деяний, то в основании, предусмотренном ч. 2 ст. 153 УПК РФ, напротив, в условиях отсутствия либо недостаточности информации о лицах, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, на первый план выходит круг преступных деяний, по факту совершения которых приняты процессуальные решения о возбуждении уголовного дела. При этом процессуальная логика законодателя в данном вопросе абсолютно идентична вышеизложенному применительно к п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ.

Основания соединения уголовных дел, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 153 УПК РФ, можно разделить на две основные группы.

Первая группа оснований, предусмотренная п. 1-3 ч. 1 ст. 153 УПК РФ, подлежит применению в период производства по делу, когда в ходе расследования уже установлены лица, подлежащие привлечению к уголовной ответственности. Производство по делу в таких ситуациях связано не только кругом деяний, но и кругом лиц, предположительно их совершивших.

Вторая группа сводится к основанию, сформулированному в ч. 2 ст. 153 УПК РФ, и допускает соединение уголовных дел на более раннем этапе производства - до установления конкретных лиц, причастных к совершению преступного деяния. Соответственно, в подобных случаях производство по делу связано исключительно кругом деяний, но не кругом лиц.

Наряду с основаниями применения института соединения уголовных дел принято выделять общие условия его применения в ходе предварительного расследования. К таковым относятся следующие положения уголовно-процессуального закона:

  1. соединение уголовных дел при наличии одного из вышеперечисленных оснований не является обязательным условием их дальнейшего автономного движения и в этом плане, обладая факультативным характером, предполагает в каждом случае проявление дискреционного усмотрения соответствующего должностного лица;
  2. процессуальное решение о соединении уголовных дел принимает руководитель следственного органа либо прокурор в зависимости от формы предварительного расследования: предварительного следствия или дознания соответственно. Иначе говоря, принятие данного процессуального решения составляет исключительную прерогативу должностных лиц, осуществляющих процессуальное руководство предварительным расследованием, но не обладающих в конкретном случае статусом лица, ведущего производство по уголовному делу. При этом в случае соединения уголовных дел, подследственных разным органам предварительного расследования, процессуальное решение об их соединении принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности;
  3. срок производства по делу, образовавшемуся в результате соединения нескольких уголовных дел, определяется сроком того уголовного дела, для расследования которого на момент соединения уголовных дел остался наиболее длительный срок. Скажем, при производстве предварительного следствия в установленный для этого двухмесячный срок по каждому из уголовных дел момент истечения срока по «новому» делу следует определять руководствуясь сроком окончания предварительного расследования по делу, процессуальное решение о возбуждении которого принято последним по времени. При этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается наиболее длительным сроком и дополнительно не учитывается.

Выделение уголовных дел. Выделение уголовного дела, образуя самостоятельный институт уголовно-процессуального права, позволяет наряду с институтом соединения уголовных дел, как уже отмечалось выше, также позволяет регулировать объем следственного и судебного производства при расследовании и рассмотрении уголовных дел. При этом выделение уголовного дела всегда предполагает сужение объема следственного или судебного производства.

Уголовно-процессуальным законом предусмотрены следующие основания выделения уголовного дела в отдельное производство:

1) в отношении подозреваемых или обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных в соучастии, в случаях, указанных в п. 1-4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ (п. 1 ч. 1 ст. 154 УПК РФ).

Речь здесь идет о выделении уголовного дела в связи с необходимостью приостановления предварительного следствия в отношении либо неустановленного лица, либо подозреваемого (обвиняемого) при условии совершения преступного деяния группой лиц.

Данное основание соответствует процессуальной логике движения уголовного дела, позволяя исключать случаи неоправданной задержки в осуществлении правосудия в ситуациях, связанных с появлением определенных объективных причин, препятствующих расследованию и разрешению уголовного дела одновременно в отношении всех соучастников преступного деяния;

2) в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), привлекаемого к уголовной ответственности вместе с совершеннолетними обвиняемыми (п. 2 ч. 1 ст. 154 УПК РФ).

Выделение уголовного дела при совершении преступления группой лиц с участием несовершеннолетнего позволяет нивелировать негативное влияние на него со стороны совершеннолетних соучастников преступления и способствует полноценной реализации особого порядка производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетнего, предусмотренного гл. 50 УПК РФ;

3) в отношении невменяемого соучастника или соучастника, у которого возникло психическое расстройство после совершения преступления (ст. 436 УПК РФ).

Выделение дела позволяет разделить производство «надвое»: в отношении вменяемых соучастников производство продолжится в обычном порядке, а в отношении невменяемого (заболевшего впоследствии) начнется специальное производство о применении принудительных мер медицинского характера;

4) в отношении иных лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становится известным в ходе предварительного расследования (п. 3 ч. 1 ст. 154 УПК РФ).

Центральным моментом, обусловившим наличие такого основания, является отсутствие связи как между преступными деяниями, по факту совершения которых ведется «единое» производство, так и между лицами, причастными к их совершению, т.е. речь вдет о разных лицах, совершивших не связанные между собой преступные деяния. Иначе говоря, отсутствуют какие-либо основания для объединения соответствующих эпизодов в рамках единого производства ввиду того, что в данном случае между ними нет никаких общих элементов ни с точки зрения фактов (in rem), ни с точки зрения подлежащих уголовному преследованию лиц (inpersonam). Но это становится понятным не сразу, т.е. в момент возбуждения уголовного дела (иначе возбуждались бы разные дела), или в последующем при принятии решения о соединении уголовных дел (иначе такое решение не было бы принято), а по мере расследования уголовного дела, установления всех его обстоятельств, собирания необходимых доказательств. При этом даже не обязательно речь идет о следственной ошибке, а скорее о нормальном движении от неизвестного или малоизвестного (в момент возбуждения уголовного дела) к известному (по итогам расследования) в ходе процесса доказывания;

5) в отношении подозреваемого (обвиняемого), с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве (п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ).

Данное основание выделения уголовного дела появилось в законе относительно недавно в 2009 г. и обусловлено введением института досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотренного гл. 401 УПК РФ. Специфика производства по уголовному делу в таких случаях присуща не только собственно судебному разбирательству, но и предшествующему ему досудебному производству. Надо также признать, что вопрос о том, является ли в данном случае выделение дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, обязательным или факультативным, остается спорным.

Если исходить из его обязательности (господствующая сегодня в практике позиция), то принципиальным моментом для выделения уголовного дела в отдельное производство по данному основанию служит то обстоятельство, что предварительное следствие по выделенному делу сосредоточено не столько на установлении обстоятельств уголовного дела по общим правилам уголовно-процессуального доказывания, сколько на действиях самого подозреваемого (обвиняемого), направленных на выполнение обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве (участие в раскрытии преступления, изобличение других соучастников, содействие в розыске имущества и т.п.). Соответственно, и судебное разбирательство по выделенному уголовному делу сводится главным образом к проверке исполнения лицом взятых на себя при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве обязательств. В такой ситуации производство по выделенному уголовному делу, если руководствоваться данной логикой, подлежит осуществлению в «ускоренном» (упрощенном) порядке и предшествует судебному рассмотрению и разрешению «основного» дела. Соответственно, одним из механизмов, позволяющих реализовать задуманный алгоритм уголовно-процессуальной деятельности, является институт выделения уголовного дела в отдельное производство.

При этом стоит отметить, что сам по себе институт досудебного соглашения о сотрудничестве в условиях действующего процессуального регулирования вызывает немало нареканий, неоднозначных оценок и расхождений в подходах к его реализации в правоприменительной практике, в том числе с точки зрения обязательности выделения уголовного дела в отношении заключившего соглашение лица;

6) в отношении отдельных подозреваемых, в связи с деяниями которых предварительное расследование производится в порядке, установленном для производства дознания в сокращенной форме (гл. 321 УПК РФ), при условии, что в отношении остальных подозреваемых или обвиняемых предварительное расследования производится в общем порядке (п. 5 ч. 1 ст. 154 УПК РФ).

Отражение данного основания выделения уголовного дела в уголовно-процессуальном законе по аналогии с рассмотренным выше (п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ) также продиктовано введением упрощенного досудебного производства с «усеченным» перечнем обстоятельств, подлежащих доказыванию, - института дознания в сокращенной форме.

Таким образом, наличие в законе вышеперечисленных оснований либо связано с определенными обстоятельствами, требующими оптимизации дальнейшего производства расследования посредством выделения уголовных дел, либо продиктовано спецификой самого производства, предполагающего применение упрощенных форм. При этом сами по себе данные обстоятельства возникают и становятся очевидными уже в ходе предварительного расследования по уголовному делу.

Наряду с рассмотренными выше основаниями выделения уголовного дела в отдельное производство УПК РФ предусматривает иные основания, обусловленные не ходом развития самого предварительного расследования, а спецификой дальнейшего судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела. К таким основаниям относятся:

1) совершение преступления в соучастии, если хотя бы один из соучастников является военнослужащим или лицом, проходящим военные сборы. Соответственно, уголовное дело в отношении данных лиц подсудно военному суду и подлежит выделению в отдельное производство. В то же время в случае невозможности его выделения в отдельное производство приоритет остается за военным судом (ч. 71 ст. 31 УПК РФ);

2) совершение преступления, подсудного суду с участием присяжных заседателей, если один или несколько обвиняемых отказываются от рассмотрения уголовного дела таким составом суда. В случае невозможности выделения по окончании предварительного расследования уголовного дела в отдельное производство в отношении данных лиц приоритет также остается за судом присяжных (п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ).

Общие условия выделения уголовного дела в отдельное производство сводятся к следующим процессуальным правилам:

1) выделение уголовного дела допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и последующего разрешения уголовного дела по существу; закон приводит в качестве примеров большой объем уголовного дела или множественность его эпизодов (ч. 2 ст. 154 УПК РФ); однако здесь следует иметь в виду, что данная оговорка касается только тех оснований выделения уголовного дела, которые не связаны с объективной необходимостью разделения производства ввиду отсутствия связи между его элементами in rem и in personam, предусмотренной п. 3 ч. 1 ст. 154 УПК РФ; кроме того, надо учитывать, что в остальных случаях выделение дела всегда в той или иной степени сказывается по меньшей мере на всесторонности предварительного расследования, будучи вынужденной, но a priori нежелательной процессуальной мерой; поэтому положение ч. 2 ст. 154 УПК РФ следует понимать в том смысле, что выделение уголовного дела должно исключаться в тех ситуациях, когда в случае его осуществления объективное и всестороннее расследование становится полностью или почти невозможным;

2) процессуальное решение о выделении уголовного дела в отдельное производство принимается лицом, ведущим производство по уголовному делу (в отличие от соединения уголовных дел), причем также на основании его дискреционного усмотрения с учетом обстоятельств дела и предыдущего условия;

3) материалы выделенного в отдельное производство уголовного дела, собранные еще в рамках единого уголовного дела (до выделения), допускаются в качестве доказательств по выделенному делу (ч. 5 ст. 154 УПК РФ);

4) срок предварительного расследования по выделенному делу исчисляется с момента возбуждения того уголовного дела, из которого оно выделено в отдельное производство (ч. 6 ст. 154 УПК РФ).

Выделение материалов уголовного дела. От института выделения уголовного дела в отдельное производство следует отличать институт выделения материалов уголовного дела.

Основным критерием разграничения данных институтов уголовно-процессуального права служит наличие либо отсутствие по конкретному эпизоду либо факту совершения преступного деяния (in rem) процессуального решения о возбуждении уголовного дела. Соответственно, при его наличии1Такое решение, разумеется, чаше всего является элементом общего решения о возбуждении уголовного дела по нескольким фактам, эпизодам и т.п., хотя может существовать и в виде отдельного постановления (если выделению дела предшествовало соединение разных уголовных дел). производится выделение уголовного дела, при отсутствии — выделение материалов уголовного дела. В последнем случае началу собственно производства по делу в обязательном порядке предшествует принятие процессуального решения о возбуждении уголовного дела в общеустановленном порядке. При этом следователь (дознаватель), установив в ходе расследования признаки совершения «нового» преступного деяния, самостоятельно не принимает процессуальное решение о возбуждении уголовного дела, а направляет материалы соответственно руководителю следственного органа либо прокурору для принятия данного процессуального решения. Материалы, содержащие сведения о новом преступлении и выделенные в отдельное производство из того уголовного дела, по которому они собраны, допускаются в качестве доказательств по возбуждаемому на основании этих материалов (новому) уголовному делу (ч. 2 ст. 155 УПК РФ). Сроки производства по новому уголовному делу в такой ситуации исчисляются с момента принятия процессуального решения о его возбуждении.

Isfic.Info 2006-2018