Курс уголовного процесса

Подследственность и состав органа расследования


Понятие и виды подследственности. Подследственностью принято называть свойство уголовного дела, в соответствии с которым оно относится к компетенции того или иного органа расследования. При этом, хотя понятие «подследственность» исторически было выработано для разграничения компетенции между следователями, что видно по его этимологии, сегодня оно также используется для обозначения критериев распределения уголовных дел между следователями и дознавателями, а также между органами дознания. В целом институт подследственности в рамках досудебного производства регулирует те же вопросы, что и институт подсудности - в рамках производства судебного. Если обобщить, то с помощью института подследственности (ст. 151 УПК РФ) мы определяем на основании конкретных признаков: а) относится ли уголовное дело к компетенции следователя или органа дознания (форма расследования), б) какое конкретно ведомство должно производить предварительное следствие (дознание) по делу; в) какое территориальное подразделение данного ведомства должно производить по делу предварительное следствие или дознание.

В уголовно-процессуальной теории выработано несколько признаков (критериев), на основании которых можно ответить на все поставленные вопросы и определить точную подследственность конкретного уголовного дела. Эти критерии (признаки) принято называть видами подследственности. Как правило, они являются не конкурирующими, а взаимно дополняющими друг друга, хотя между некоторыми из них существует конкуренция. При этом для определения точной подследственности уголовного дела одного вида подследственности недостаточно - требуется одновременное применение как минимум двух из них. Иначе говоря, подследственность всегда определяется по совокупности критериев.

Выделяются следующие виды (критерии) подследственности:

  1. родовая (предметная) подследственность определяется конкретным составом преступления, т.е. соответствующей нормой (статьей или частью статьи) уголовного закона; она позволяет определить компетенцию следователей или органов дознания (форму расследования), а также распределить уголовные дела между соответствующими ведомствами, уполномоченными производить предварительное следствие (СК России, МВД России, ФСБ России, ФСКН России) или дознание;
  2. персональная подследственность определяется статусом лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, или (значительно реже) статусом потерпевшего; речь идет, например, о лицах, указанных в ст. 447 и п. «в» ч. 2 ст. 151 УПК РФ (судьи, члены Парламента, прокуроры и др.), несовершеннолетних1Единственный на данный момент случай, когда персональная подследственность определяется статусом не лица, совершившего преступление, а потерпевшего — это тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные в отношении несовершеннолетних (п. «г» ч, 2 ст., 151 УПК РФ). и т.п.; при этом персональная подследственность всегда конкурирует с предметной (родовой) по принципу lex specialis derogat lex generalis, т.е. специальная норма (в данном случае персональная подследственность) отменяет действие общей нормы (предметной подследственности);
  3. территориальная подследственность всегда применяется одновременно с предметной или персональной, позволяя определить конкретное территориальное подразделение внутри ведомства, компетентного производить дознание или предварительное следствие; территориальная подследственность регулируется с помощью института места производства предварительного расследования (ст. 152 УПК РФ): по общему правилу предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Но могут возникать и более сложные ситуации: если преступление началось в одном месте, а закончилось в другом (например, в едущем поезде), то территориальная подследственность определяется местом окончания преступления; если совершено нескольких преступлений в разных местах, то — местом совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них; если преступление совершено за пределами Российской Федерации, то преступление расследуется либо по месту жительства (пребывания) потерпевшего, либо по месту жительства (пребывания) обвиняемого, либо по месту нахождения большинства свидетелей. Кроме того, даже если преступление совершено на территории Российской Федерации, предварительное расследование все равно может (факультативно) производиться в месте нахождения обвиняемого или большинства свидетелей, если это будет способствовать обеспечению полноты, объективности и соблюдению процессуальных сроков;
  4. альтернативная подследственность регулирует распределение компетенции исключительно между органами предварительного следствия и определяется по принципу «кто выявил преступление, тот его и расследует» (ч. 5 ст. 151УП К РФ); она так же, как и персональная подследственность, дезавуирует действие предметной подследственности, являясь по отношению к ней специальной нормой (lex specialis);
  5. акцессорная подследственность (по связи дел) возникает только в тех случаях, когда одно преступление может быть совершено только в связи с другим преступлением или расследованием уголовного дела по другому преступлению (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления - ст. 150 УК РФ; дача заведомо ложного показания, заключения и др. - ст. 307 УК РФ и т.п.). Подследственность по таким делам является акцессорной по отношению к подследственности по основному делу. Скажем, расследовать дело о заведомо ложных показаниях свидетеля должен орган расследования, которому подследственно дело о том преступлении, в рамках производства по которому были даны эти показания;
  6. дискреционная подследственность определяется по усмотрению либо прокурора, либо руководителя следственного органа, например, при соединении в одном производстве дел, подследственных разным органам расследования (ч. 7 ст. 151 УПК РФ) или при передаче дела в вышестоящий орган следствия (ч. 6 ст. 152 УПК РФ); здесь следует иметь в виду, что в отличие от подсудности подследственность не рассматривается в качестве одного из фундаментальных прав обвиняемого, что дает возможность более гибко подходить к ее определению и учитывать в некоторых случаях сугубо технические или внеинституциональные факторы (загруженность следователей, резонансность дела, техническую сложность расследования, кадровый состав и т.п.).

Единоличное или коллегиальное предварительное расследование. По общему правилу предварительное расследование производится единолично — следователем или дознавателем, который принял дело к своему производству. Выбор конкретного следователя (дознавателя) осуществляется по усмотрению руководителя того следственного органа (начальника подразделения дознания), которому подследственно уголовное дело, и считается не процессуальным, а административным решением. Иначе говоря, выбор конкретного следователя (дознавателя) не регулируется институтом подследственности и зависит от сугубо технических (непроцессуальных) факторов: загруженности, специализации, графика отпусков и т.п.

Однако по сложным или объемным уголовным делам по постановлению руководителя следственного органа также допускается возможность коллегиального предварительного следствия, которое производится следственной группой (ст. 163 УПК РФ). При этом коллегиальное предварительное следствие подчинено двум важным правилам:

  1. правилу персонифицированного состава: в постановлении о производстве предварительного следствия следственной группой должен быть поименно указан ее состав, т.е. в постановлении перечисляются все следователи, включенные в состав группы, и
  2. правилу единоначалия: один из входящих в состав следственной группы следователей должен быть тем же постановлением назначен ее руководителем, о чем объявляется подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему.

Следственные действия, т.е. действия, направленные на собирание доказательств (допросы, обыски и т.п.), могут совершаться любым членом следственной группы. Однако процессуальные решения в рамках уголовного дела принимаются исключительно руководителем следственной группы (ч. 4 ст. 163 УПК РФ), причем решения не только о движении уголовного дела, но и о производстве следственных действий. В противном случае возникал бы риск «хаотизации» расследования и даже принятия по делу взаимоисключающих решений, когда один следователь прекращает дело, а другой составляет обвинительное заключение, один следователь решает произвести обыск, а другой - не имеет об этом ни малейшего представления и т.д.

Исторически коллегиальное расследование имело место только в рамках предварительного следствия, поскольку сложные и объемные дела вовсе не должны расследоваться в форме дознания. Иначе говоря, упрощенный (ускоренный) характер дознания теоретически всегда рассматривался как фактор несовместимости данной формы расследования с началом коллегиальности, предполагающим, напротив, особую сложность или громоздкость уголовного дела. Однако не так давно законодатель, действуя в русле очередной волны «сближения» дознания с предварительным следствием, по сути скопировал нормы о предварительном следствии и предусмотрел возможность коллегиального дознания, производимого группой дознавателей (ст. 2232 УПК РФ). Здесь действуют точно те же подходы, которые были только что рассмотрены применительно к предварительному следствию. В то же время теоретическая обоснованность коллегиального дознания по-прежнему является далеко не очевидной.

Isfic.Info 2006-2018