Курс уголовного процесса

Формы предварительного расследования и их соотношение


В результате исторической эволюции, произошедшей прежде всего в советский период, предварительное следствие и дознание перестали рассматриваться в качестве автономных стадий уголовного процесса и образовали единую стадию - предварительное расследование. Однако при этом они полностью не растворились в данной стадии и сохранили институциональную автономию. Возникло понятие формы предварительного расследования. Иными словами, предварительное расследование хотя и образует единую стадию уголовного процесса, но дифференцировано и существует в двух формах: предварительного следствия и дознания (ст. 150 УПК РФ). На самом общем уровне можно сказать, что предварительное следствие проводится по делам о более опасных преступлениях, где требуется более сложная форма расследования, а дознание - по делам о менее опасных преступлениях, где достаточно ускоренного и процессуально более простого расследования.

Если говорить конкретнее, то основной формой расследования юридически является предварительное следствие, которое обязательно «по умолчанию» (если законом не оговорено иное). Дознание рассматривается в качестве некоего исключения: оно производится только по делам о тех преступлениях небольшой или средней тяжести, которые прямо перечислены в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ, хотя в реальности таких дел немало (несколько десятков составов преступлений). Кроме того, даже по этим делам, допускающим дознание, прокурор вправе дать письменное указание о производстве предварительного следствия. Тем самым переход от дознания к предварительному следствию является возможным, поскольку речь идет о переходе от упрощенного (дознание) к ординарному (следствие) производству, тогда как если по делу признано обязательным производство предварительного следствия, то дознание ни при каких обстоятельствах не должно иметь места.

Поскольку предварительное следствие и дознание являются не автономными стадиями уголовного процесса, а всего лишь формами единой стадии (предварительного расследования), то между ними нет и не может быть глубоких институциональных или принципиальных различий. Они фактически совпадают по целям, задачам, процессуальным средствам (круг следственных действий), месту в структуре уголовного процесса и т.д. Полного совпадения также, разумеется, не происходит (иначе речь шла бы не о двух формах, а о полной унификации расследования). Периодически законодатель то сближает формы расследования между собой, как правило, усложняя дознание, то стремится увеличить дифференциацию между ними. Однако речь в любом случае идет о сугубо технических отличиях. На сегодняшний день предварительное следствие и дознание различаются между собой:

  1. по субъектам (органам) расследования;
  2. по срокам производства: дознание рассматривается в качестве ускоренной формы расследования, в силу чего сроки следствия значительно продолжительнее;
  3. по структуре: при производстве предварительного следствия обязательным является особый этап привлечения в качестве обвиняемого, тогда как при производстве дознания он имеет место лишь в виде исключения, когда к подозреваемому применена мера пресечения, срок которой не может превышать 10 суток (ст. 100 УПК РФ), но для завершения дознания требуется больше времени; выходом из положения и является привлечение в качестве обвиняемого, что позволяет закончить дознание, не отменяя меру пресечения (ч. 3 ст. 224 УПК РФ1В ч. 3 ст. 224 УПК РФ закон упоминает только о мере пресечения в виде заключения под стражу, однако с учетом ст. 100 УПК РФ речь должна идти о любой мере пресечения.);
  4. по статусу лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование: дознание по общему правилу осуществляется в отношении подозреваемого - обвиняемый появляется здесь не в ходе расследования (как при предварительном следствии), а только по его окончании (в момент составления обвинительного акта или обвинительного постановления); такой подход требует также появления особого основания признания лица подозреваемым - уведомление о подозрении (п. 4 ч. 1 ст. 46 УПК РФ), которое заменяет для дознания традиционное привлечение в качестве обвиняемого;
  5. по процессуальной форме окончания предварительного расследования: в целях ускорения производства при ознакомлении с материалами дела по окончании дознания участники процесса не вправе ходатайствовать о проведении дополнительных следственных действий; кроме того, итоговый акт следствия именуется обвинительным заключением, тогда как применительно к дознанию речь идет либо об обвинительном акте, либо об обвинительном постановлении (при сокращенном дознании);
  6. по механизмам прокурорского надзора и ведомственного контроля: как отмечалось ранее, в отношении дознавателя прокурор даже после реформы 2007 г. сохранил все процессуальные инструменты прокурорского надзора, а также функцию руководства расследованием. В отношении следователя он утратил многие свои полномочия, которые перешли к руководителю следственного органа, став инструментами ведомственного контроля. В результате объем полномочий прокурора заметно отличается в зависимости от формы расследования, как и степень влияния на ход расследования ведомственного контроля;
  7. по степени процессуальной самостоятельности: процессуальная самостоятельность следователя выше, чем процессуальная самостоятельность дознавателя; следователь, в частности, вправе обжаловать указания руководителя следственного органа вышестоящему руководителю, в некоторых случаях даже имея право приостановить их исполнение до рассмотрения жалобы, когда речь идет о наиболее принципиальных вопросах, предусмотренных ч. 3 ст. 39 УПК РФ (квалификация преступления, объем обвинения и т.п.)2В соответствии с Федеральным законом от 14 декабря 2015 г. № 380-ФЗ дознаватель также получил право обжаловать с согласия начальника органа дознания определенные решения прокурора (о производстве дополнительного дознания, пересоставлении обвинительного акта или постановления, переходе от ординарного дознания к дознанию в сокращенной форме) и даже приостанавливать их исполнение. Данное нововведение нельзя признать теоретически оправданным, так как дознаватель не должен обладать той же степенью процессуальной самостоятельности, что и следователь..

Кроме того, при анализе соотношения предварительного следствия и дознания следует иметь в виду, что выше речь шла только о тех случаях, когда дознание является полноценной формой расследования. Но возможна и иная ситуация, когда орган дознания возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия по делам, по которым обязательно предварительное следствие. В период действия УПК РСФСР 1960 г. речь шла об особой форме дознания - о дознании по делам, по которым обязательно предварительное следствие. Действующий закон такого понятия не содержит, однако по существу ситуация мало изменилась. Мы здесь сталкиваемся с особой комбинацией дознания и предварительного следствия, когда сначала производится дознание (в форме неотложных следственных действий), а затем - предварительное следствие (оно обязательно). Данная ситуация подводит нас к проблеме так называемых «неотложных следственных действий» (ст. 157 УПК РФ), которая будет рассмотрена подробнее далее.

Isfic.Info 2006-2018