Курс уголовного процесса

Иные меры уголовно-процессуального принуждения


Понятие и классификация иных мер процессуального принуждения. Итак, последнюю группу мер процессуального принуждения составляют так называемые «иные меры процессуального принуждения». Эти меры перечислены в ст. 111 УПК РФ и включают обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество и денежное взыскание. Из самого названия этой группы видно, что она, как отмечено в § 1 настоящей главы, выделяется среди всех мер процессуального принуждения по остаточному принципу. Соответственно, она объединяет достаточно разнородные меры, которые могут применяться к самым разным участникам уголовного процесса для целого ряда связанных с обеспечением производства по уголовному делу целей.

Поэтому в отличие от мер пресечения иные меры процессуального принуждения не являются взаимоисключающими. Возможно одновременное применение к одному и тому же участнику процесса нескольких таких мер, а к обвиняемому или подозреваемому - одновременное применение как меры пресечения, так и иной меры процессуального принуждения.

По той же причине довольно сложно установить какие-то характерные для всех иных мер процессуального принуждения общие черты, которые выделяли бы эту группу среди остальных мер процессуального принуждения. Что касается классификации, так же, как и меры пресечения, иные меры процессуального принуждения можно подразделить на не требующие судебного решения для их применения (обязательство о явке, привод) и требующие такового (остальные). Есть и классификация, основанная на целях и основаниях применения иных мер процессуального принуждения: меры последующего принуждения, являющиеся последствием уже состоявшегося нарушения участником процесса уголовно-процессуальных норм (привод, денежное взыскание), и меры предупреждающего принуждения (остальные). Однако наиболее традиционно разделение иных мер процессуального принуждения по кругу субъектов, к которым они могут применяться. По этому критерию выделяются универсальные (применимые ко всем участникам уголовного процесса) и специальные (применимые только к некоторым участникам уголовного процесса) меры.

Универсальные меры, применяемые ко всем участникам уголовного процесса. Меры процессуального принуждения, входящие в эту группу, могут применяться к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и понятому (ч. 1, 2 ст. 111 УПК РФ). Таким образом, универсальность этих мер условная: как и все меры процессуального принуждения, они в силу самого их назначения неприменимы к профессиональным участникам процесса (следователь, прокурор, защитник и т.д.). В то же время к непрофессиональным участникам такие меры применяются вне зависимости от их принадлежности к той или иной стороне. Правда, в силу отсутствия в том необходимости закон не предусматривает возможности применения иных мер процессуального принуждения к так называемым эпизодическим участникам процесса (например, законный представитель несовершеннолетнего, поручитель и т.п.).

Всего универсальных мер две - обязательство о явке и привод. Несмотря на то, что в посвященных этим мерам специальных нормах (ст. 112, 113 УПК РФ) не упоминается возможность их применения к гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и понятому, правоприменительная практика его допускает1В науке такая интерпретация закона многими оспаривается. Основной довод в ее пользу состоит в том, что все эти лица также несут процессуальные обязанности, для обеспечения исполнения которых применяются меры процессуального принуждения. Однако этот довод небесспорен, поскольку само по себе наличие той или иной обязанности еще не означает наличия каких-либо механизмов обеспечения ее исполнения обязанным лицом. Буквальное же прочтение закона дает основания усомниться в применимости данных мер к этим лицам..

а) обязательство о явке

Эта мера процессуального принуждения представляет собой письменное обязательство лица своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом, сопровождающееся разъяснением последствий нарушения такого обязательства (ст. 112 УПК РФ). Она носит превентивный характер и призвана предотвратить неявку лиц, несущих процессуальную обязанность являться по вызовам, в связи с тем, что без их участия затруднено или невозможно производство по уголовному делу.

Как видно, аспект принуждения в данном случае выражен весьма слабо, скорее можно говорить лишь об угрозе его применения (разъяснение последствий нарушения обязательства о явке). Поэтому закон не предусматривает каких-либо специальных оснований или условий применения обязательства о явке: она может применяться во всех случаях, когда ее сочтет необходимой лицо, осуществляющее производство по делу. По той же причине законом не конкретизирован порядок применения этой меры процессуального принуждения и допускается ее применение широким кругом субъектов (дознаватель, следователь или суд). Более того, обязательство о явке, единственное из иных мер процессуального принуждения, не предполагает даже вынесения специального процессуального решения — достаточно составления самого обязательства и его подписания соответствующим лицом2Остальные меры процессуального принуждения рассматриваемой группы могут применяться только на основании соответствующего процессуального решения..

Следует отличать обязательство о явке от ранее рассмотренной меры пресечения — подписки о невыезде и надлежащем поведении. Ключевое различие состоит в том, что рассматриваемая мера уголовно-процессуального принуждения не налагает на лицо, к которому она применена, запрета покидать место жительства без предварительного разрешения дознавателя или следователя, а значит, не ограничивает его свободу передвижения и выбора места жительства.

Неявка по вызову дознавателя, следователя или в суд составляет нарушение данного обязательства при условии отсутствия у неявившегося лица уважительных причин неявки. Таковыми могут быть, например, несвоевременное получение вызова, болезнь, семейные обстоятельства, серьезные транспортные проблемы и т.п. Иными словами, неявка должна произойти по вине вызываемого лица.

В этом случае нарушение обязательства о явке может влечь для вызываемого лица как уголовно-процессуальные, так и иные негативные последствия. Поскольку по своей сути такие последствия предполагают привлечение к юридической ответственности, они и не могут наступить для лица, не явившегося по вызову не по своей вине. Соответственно, во избежание их наступления в случае невозможности явки по уважительным причинам лицо должно незамедлительно уведомить о них дознавателя, следователя или суд.

Основным уголовно-процессуальным последствием виновной неявки по вызову является привод. К подозреваемому, обвиняемому, кроме того, может быть применена одна из мер пресечения, а к остальным участникам процесса - денежное взыскание. Кроме этого, возможно привлечение лица к административной ответственности за невыполнение законных требований дознавателя или следователя (ст. 177 КоАП РФ, предполагающая возможность наложения административного штрафа до 1 500 руб. для граждан и до 3 000 руб. для должностных лиц). Необходимо иметь в виду, однако, что для наступления любого из перечисленных последствий достаточно нарушения участником судопроизводства самой своей процессуальной обязанности являться по вызовам, а не собственно обязательства о явке. Поэтому в принципе они могут наступать и в отсутствие рассматриваемой меры процессуального принуждения, а цель применения обязательства о явке состоит скорее в оказании психологического воздействия на участников процесса.

б) привод

Эта меры представляет собой непосредственное принудительное доставление лица к дознавателю, следователю или в суд.

Особенность этой меры процессуального принуждения состоит в том, что она, как отмечено выше, включает в себя элемент ответственности за нарушение участником уголовного судопроизводства своих процессуальных обязанностей3Сказать, что привод представляет собой меру юридической ответственности в чистом виде, было бы не совсем корректно, поскольку ее применение имеет своей основной целью все же не наказание лица за допущенное нарушение (в отличие, например, от той же ст. 17-7 КоАП РФ), а обеспечение должного развития уголовного процесса. Однако для лица, которое ему подвергается, привод составляет именно ответственность в смысле наступления негативных последствий в связи с допущенным нарушением. То есть, можно сказать, что природа института привода двойственна.. Соответственно, она может применяться только по факту состоявшейся неявки лица по вызову в отсутствие на то уважительных причин, о которых дознаватель, следователь или суд были своевременно уведомлены. Одного лишь подозрения, что лицо может не явиться по вызову, недостаточно для его привода. Иначе говоря, необходимым условием привода является состав уголовно-процессуального нарушения.

Понятно, что эта мера уже предполагает достаточно высокий «градус принудительности» и заметно, хотя и кратковременно, ограничивает права участника судопроизводства. Поэтому привод может быть произведен лишь на основании мотивированного процессуального решения дознавателя, следователя или суда. Поэтому же установлен ряд ограничений применения этой меры. Во-первых, по кругу лиц: привод не может осуществляться в отношении несовершеннолетних до 14 лет, беременных женщин и больных, которые по состоянию здоровья не могут оставлять местопребывание (последнее обстоятельство должно быть удостоверено врачом). Во-вторых, по времени: по общему правилу привод не может производиться в ночное время. Исключение составляют случаи, не терпящие отлагательства; соответственно, при осуществлении привода в ночное время причины, обусловливающие его неотложность, должны быть мотивированно отражены в постановлении или определении о приводе.

Наконец, по той же причине порядок осуществления привода достаточно детально урегулирован в законе (ст. 113 УПК РФ) и ведомственных актах4 Инструкция о порядке осуществления привода, утвержденная приказом МВД России от 21 июня 2003 г. № 438 (ред. от 1 февраля 2012); Методические рекомендации по обеспечению безопасности при осуществлении предварительного расследования в форме дознания по уголовным делам, в пределах компетенции и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством РФ, судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов, утвержденные ФССП России (СПС «КонсультантПлюс»).. В зависимости от того, по чьему вызову - дознавателя или следователя либо суда - лицо не явилось и кто, соответственно, вынес процессуальное решение о приводе, он осуществляется либо органами дознания, либо судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов. По определении фактического местонахождения лица устанавливается его личность, после этого постановление или определение о приводе в обязательном порядке объявляется лицу, которое подвергается приводу. Ему также должны быть разъяснены его основные права: на юридическую помощь, на переводчика, право не свидетельствовать против самого себя и своих близких и т.д. О приводе несовершеннолетнего, не достигшего возраста 16 лет, по общему правилу уведомляются его законные представители. Сама процедура принудительного доставления должна исключить унижение чести и достоинства лица.

Специальные меры, применяемые к определенным участникам уголовного процесса. Эту группу мер процессуального принуждения можно в свою очередь разделить на две подгруппы: меры, которые могут применяться только к подозреваемому или обвиняемому (временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество), и меры, которые, наоборот, могут применяться лишь к остальным участникам процесса, кроме подозреваемого или обвиняемого, т.е. к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и понятому (денежное взыскание).

Может возникнуть вопрос, чем в таком случае меры процессуального принуждения из первой подгруппы отличаются от мер пресечения? Ответ заключается в более широкой целевой направленности первых: в отличие от мер пресечения они направлены не только на пресечение обвиняемому возможностей уклониться от следствия и суда, но и на обеспечение установленного порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора в целом (ч. 1 ст. 111 УПК РФ).

а) временное отстранение от должности

Эта мера процессуального принуждения является специальной еще и в том смысле, что по понятным причинам может применяться только к лицу, занимающему какую-либо должность. Однако понятие должности здесь толкуется расширительно. Временное отстранение от должности может применяться не только к лицам, занимающим должности государственной службы РФ, но и к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих и иных организациях, и просто к специалистам в той или иной области профессиональной деятельности (например, бухгалтерам, учителям, врачам, водителям). По сути речь идет об отстранении от работы по специальности.

Временное отстранение от должности допускается только на основании судебного решения5Особый порядок предусмотрен для высшего должностного лица субъекта РФ, к которому эта мера процессуального принуждения может быть применена лишь Президентом РФ по представлению Генерального прокурора РФ (ч. 5 ст. 114 УПК РФ)., поскольку ограничивает конституционное право лица свободно распоряжаться своими способностями к труду, причем на неопределенный срок (эта мера отменяется дознавателем или следователем, «когда в ее применении отпадает необходимость» - ч. 4 ст. 114 УПК РФ).

Основания применения этой меры сформулированы в законе абстрактно («наличие необходимости») и потому должны выводиться из общих целей применения мер процессуального принуждения. Временное отстранение следует применять при наличии оснований полагать, что продолжая трудиться на своей должности обвиняемый (подозреваемый) может продолжить заниматься преступной деятельностью или воспрепятствовать производству по делу либо исполнению приговора. Такое вопрепятствование возможно, например, если свидетели по делу являются подчиненными обвиняемого по работе и, соответственно, он сможет оказать на них давление. Применение же этой меры на основании одного лишь факта, что вменяемое лицу преступление связано с его профессиональной деятельностью (как это нередко случается на практике), не соответствует закону.

Для непосредственного исполнения процессуальное решение об отстранении от должности направляется работодателю обвиняемого или подозреваемого, который оформляет соответствующий локальный акт.

Поскольку отстранение лица от его профессиональной деятельности, естественно, лишает его источника средств к существованию, законом предусмотрена выплата ему ежемесячного пособия в размере прожиточного минимума трудоспособного населения (ч. 6 ст. 114 УПК РФ). Суд должен возложить обязанность осуществления такой выплаты на уполномоченный орган (в настоящее время - территориальное управление Федерального казначейства Минфина России) в том же процессуальном акте, которым применена данная мера процессуального принуждения.

б) наложение ареста на имущество

Эта мера представляет собой адресованный собственнику или владельцу имущества запрет распоряжаться, а в необходимых случаях - и пользоваться им, а также изъятие имущества и передачу его на хранение, кроме того, возможно установление отдельных ограничений в отношении такого имущества (ч. 1 ст. ] 15 УПК РФ).

Основания применения. Арест имущества может применяться для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа и других имущественных взысканий (например, возмещения судебных издержек), а также возможной конфискации имущества. Что касается штрафа, речь здесь должна идти только о случаях его назначения в качестве дополнительного наказания. В случае назначения штрафа в качестве основного наказания арест имущества применяться не должен, так как закон не предусматривает механизма принудительного исполнения такого штрафа: в случае уклонения от его уплаты предусмотрены иные последствия - замена его более строгим видом наказания (ч. 5 ст. 46 УК РФ, ч. 2 ст. 32 УИК РФ).

Опять же, одной только гипотетической возможности наложения на обвиняемого (подозреваемого) имущественных взысканий при последующем рассмотрении уголовного дела судом недостаточно для ареста его имущества. Основанием применения этой меры должны быть только конкретные фактические обстоятельства, дающие основания полагать, что ее непринятие может затруднить исполнение приговора в части имущественных взысканий (например, предпринимаемые обвиняемым попытки переоформить принадлежащее ему имущество на других лиц).

Порядок применения. Арест имущества не означает, разумеется, лишения права собственности на него. Тем не менее его применение ограничивает конституционный принцип неприкосновенности собственности, причем на неопределенный срок (эта мера также отменяется по общему правилу «при отпадении необходимости», например, при добровольном возмещении вреда обвиняемым, переквалификации деяния на не предполагающее штрафа и проч.). В случае ареста ценных бумаг или имущественных прав возможно ограничение и других прав их собственника и третьих лиц (например, при аресте доли в хозяйственном обществе может стать невозможной продажа этим обществом принадлежащего ему имущества, поскольку это повлечет уменьшение рыночной стоимости такой доли). Соответственно, арест имущества тоже допускается лишь по решению суда, а лица, чье имущество арестовано, вправе обжаловать такое решение, а также ходатайствовать о его отмене либо об изменении.

Непосредственная реализация этой меры процессуального принуждения осуществляется на основании судебного акта дознавателем или следователем. Процессуальное действие по наложению ареста предполагает составление протокола с описью арестованного имущества, при необходимости с участием специалиста (в случае наложения ареста на специфическое имущество, обращение с которым и оценка стоимости которого требуют специальных познаний). При этом нормы уголовно-процессуального закона сформулированы таким образом, что на практике конкретизация арестуемого имущества может осуществляться как изначально в процессуальном решении об аресте имущества (в судебном акте), так и позднее в составляемом следователем или дознавателем протоколе.

Арестованное имущество может быть изъято для хранения при уголовном деле либо передано на хранение собственнику или владельцу либо иному лицу (при необходимости — специализированной организации) по усмотрению лица, непосредственно производящего арест (ч. 6 ст. 115 УПК РФ). В необходимых случаях реализация этой меры процессуального принуждения включает также соответствующие регистрационные действия (например, внесение записи об аресте недвижимости в ЕГРП, об аресте транспортного средства - в базу данных ГИБДД, об аресте бездокументарных ценных бумаг — в реестр ценных бумаг). При аресте денежных средств, находящихся на счете или вкладе в кредитной организации, непосредственное исполнение этой меры осуществляется соответствующей кредитной организацией, которая прекращает операции по данному счету в соответствующем размере (ч. 7 ст. 115 УПК РФ).

Имущество, на которое может быть наложен арест. Как уже отмечалось, по общему правилу аресту подлежит лишь имущество обвиняемого (подозреваемого), поскольку негативные имущественные последствия преступления должны быть возложены на лицо, в нем виновное. Соответственно, при применении данной меры процессуального принуждения должен учитываться гражданско-правовой статус арестуемого имущества. Так, если обвиняемый состоит в браке, арест не может быть наложен на все совместное имущество супругов, так как второй супруг по общему правилу обладает равным правом на половину такого имущества (ст. 39 СК РФ).

Однако из этого правила имеется два исключения. Во-первых, может быть арестовано также имущество лиц, несущих в соответствии с нормами гражданского законодательства материальную ответственность за действия подозреваемого или обвиняемого. При этом такая ответственность должна быть установлена непосредственно нормами закона, но не договором. Например, может быть арестовано имущество родителей или попечителей несовершеннолетнего обвиняемого; имущество владельца источника повышенной опасности, если расследуемое преступление было совершено при эксплуатации такого источника третьим лицом (обвиняемым); имущества работодателя обвиняемого, которому вменяется совершение преступления при исполнении своих трудовых обязанностей.

Во-вторых, вне зависимости от его гражданско-правового статуса может быть арестовано имущество, подлежащее конфискации в силу ст. 1041 УК РФ: имущество, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия (средства совершения) преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества. Наложению ареста на такое имущество не препятствует его нахождение в собственности у других лиц, нежели подозреваемый или обвиняемый.

С учетом цели применения этой меры процессуального принуждения не подлежит аресту имущество, на которое не может быть обращено взыскание: единственное жилое помещение гражданина и членов его семьи и земельный участок, на котором оно находится; предметы обычной домашней обстановки и обихода, за исключением предметов роскоши; государственные награды, и др. (ст. 446 ГПК РФ). По той же причине - недопустимость обращения взыскания в соответствии с нормами гражданского законодательства - не могут быть арестованы ценные бумаги на предъявителя, находящиеся у добросовестного приобретателя (ст. 1471 ГК РФ, ч. 2 ст. 116 УПК РФ). Ценные бумаги вообще могут быть арестованы только в целях обеспечения возмещения вреда, причиненного преступлением, или возможной конфискации имущества.

Проблемы правоприменения. На практике данная мера процессуального принуждения применяется весьма широко и зачастую эффективно, однако именно в ее отношении участники процесса допускают, пожалуй, наибольшее количество злоупотреблений. Так, например, очевидно, что из правила о возможности наложения ареста только на имущество подозреваемого или обвиняемого необходимы исключения. Иначе невозможно восстановление законности в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый регистрирует нажитое преступным путем имущество на близкого родственника либо подконтрольное юридическое лицо. С другой стороны, устанавливающая такое исключение норма (ч. 3 ст. 115 УПК РФ) порождает массу проблем, так как легко может быть использована в нарушение своего прямого назначения в рамках споров хозяйствующих субъектов. Также отсутствует эффективный механизм возмещения собственнику вреда, причиненного применением этой меры (в частности, упущенной выгоды), хотя законодатель предпринимает попытки его создания.

Вопросы вызывает применение этой меры в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, особенно если предварительное расследование приостанавливается по этому основанию (что создает дополнительную неопределенность касательно срока применения этой меры). В такой ситуации права собственника (законного владельца) имущества могут быть существенно ограничены весьма длительное время, при том что он, с одной стороны, может быть абсолютно непричастен к преступлению, а с другой — имеет крайне ограниченные правовые средства для защиты своих интересов. В этой связи Конституционный Суд РФ указал на обязанность судов устанавливать при наложении ареста на имущество третьих лиц разумный срок действия данной меры. Примечательно, что в случае продления такого срока судом учету подлежат и вопросы гражданско-правового характера, такие как добросовестность приобретателя и возмездность приобретения.

Кроме того, длительный арест имущества ограничивает права не только его собственника, но и любых лиц, притязающих на такое имущество, включая потерпевшего, гражданского истца по уголовному делу. Для уменьшения вызванных этим негативных последствий Конституционный суд РФ подчеркнул, что арест имущества не препятствует разрешению гражданско-правового спора в отношении него, а также допустил снятие ареста до разрешения уголовного дела по существу в тех случаях, когда обстоятельства конкретного дела это позволяют.

Еще одной проблемой, с которой столкнулась правоприменительная практика, стала судьба данной меры в случае введения в отношении юридического лица - собственника арестованного имущества конкурсного производства в рамках процедуры банкротства. Гражданским законодательством для этого случая предусмотрено снятие всех арестов и ограничений в отношении имущества банкрота для его равно пропорционального распределения между кредиторами. Рассматриваемая же мера процессуального принуждения нередко использовалась с целью изъятия части имущества банкрота из этой процедуры и обхода этих положений закона. Поэтому суды пришли к выводу об автоматической отмене этой меры с введением конкурсного производства в отношении собственника имущества. Отдельные сложности возникают при аресте безналичных денежных средств, принадлежность которых тому или иному лицу не всегда однозначно очевидна.

С учетом общей позиции Конституционного Суда РФ о недопустимости чрезмерного или необоснованного ущемления права собственности законодатель предпринял попытку частичного разрешения описанных проблем. Так, при аресте безналичных средств предусмотрены специальные основания для его отмены (ч. 9 ст. 115 УПК РФ). Но главная новелла - отныне арест имущества иных лиц, нежели подозреваемый или обвиняемый либо материально ответственные за них лица, осуществляется в специальном порядке. Так, он возможен только с конкретизацией устанавливаемых в отношении такого имущества ограничений и только на определенный срок, не превышающий сроков предварительного расследования (и передачи дела). Предусмотрен и механизм продления этого срока судом в случае его истечения либо приостановления предварительного расследования, причем вправе участвовать собственник имущества (ст. 1151 УПК РФ).

в) денежное взыскание

Денежное взыскание является универсальной санкционирующей мерой процессуального принуждения, поскольку может быть наложено на участников уголовного судопроизводства (кроме подозреваемого и обвиняемого) в случае неисполнения ими своих процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. 117 УПК РФ). Иначе говоря, для применения этой меры закон не требует, чтобы на возможность наложения денежного взыскания было указано в устанавливающей ту или иную процессуальную обязанность норме. Достаточно любого нарушения лицом обязанности, прямо установленной законом. Такие обязанности установлены в нормах, регулирующих общий статус участников процесса, и других нормах. Кроме того, следует помнить общее положение об обязательности законных требований лиц и органов, осуществляющих уголовное преследование (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).

Размер денежного взыскания составляет до 2 500 руб. По указанным двум критериям данная мера процессуального принуждения отличается от иных денежных взысканий, налагаемых в том же порядке (например, на залогодателя, поручителя, присяжного заседателя). Для последних закон, во-первых, предусматривает конкретные специальные основания, а во-вторых, иные дифференцированные размеры.

Поскольку данная мера, как и привод, фактически включает в себя элемент юридической ответственности, она также не может быть применена в отсутствие вины нарушившего процессуальную обязанность лица.

Порядок применения денежного взыскания закреплен ст. 118 УПК РФ. Так как эта мера носит имущественный характер, она также допускается лишь на основании судебного акта. Однако в отличие от всех остальных «иных мер процессуального принуждения» денежное взыскание может быть наложено судом и по собственной инициативе - в случае, если лицом было допущено нарушение порядка в судебном заседании. Суд в такой ситуации вправе рассмотреть вопрос о наложении взыскания в ходе того же заседания. В случае же нарушения лицом его процессуальных обязанностей порядок применения данной меры можно сравнить с порядком привлечения к ответственности за административные правонарушения: следователь или дознаватель составляет протокол и направляет его в суд, а суд рассматривает вопрос наложения денежного взыскания. При этом лицо вправе присутствовать в судебном заседании. В силу незначительности суммы при обременительности процедуры данная мера не слишком эффективна и применяется нечасто, особенно за нарушение лицом процессуальных обязанностей.

Isfic.Info 2006-2018