Курс уголовного процесса

Заключение под стражу: специальные условия, ограничения применения, порядок избрания и сроки


1) специальные условия и ограничения применения заключения под стражу

Заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения. Поэтому она во всех случаях может быть применена только при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Помимо общих оснований применения, установленных ст. 97 УПК РФ, законодатель допускает заключение под стражу в качестве меры пресечения только при наличии некоторых специальных условий.

Во-первых, данная мера пресечения может быть применена лишь к подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, предусматривающего в виде наказания лишение свободы на срок свыше трех лет. В виде исключения заключение под стражу может быть также избрано в случае совершения преступления, предусматривающего лишение свободы на срок до трех лет, но только при наличии одного из следующих обстоятельств: 1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; 2) его личность не установлена; 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения; 4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда. Применение заключения под стражу за иные (менее опасные) преступления, не наказуемые лишением свободы, при любых обстоятельствах является непропорциональным и поэтому категорически исключено.

Во-вторых, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан не только сослаться на одно из оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, но и указать конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение и в связи с которыми применение менее строгой меры пресечения невозможно. При этом такими обстоятельствами не могут быть данные, не проверенные с участием сторон в ходе судебного заседания, где рассматривается ходатайство о заключении под стражу, и не получившие статус уголовно-процессуальных доказательств. В этом смысле данные оперативно-розыскной деятельности сами по себе не могут служить основанием для заключения под стражу, если они не получили соответствующий процессуальный статус.

Помимо двух специальных условий, существуют также три ограничения применения заключения под стражу в отношении отдельных категорий обвиняемых (подозреваемых).

Во-первых, заключение под стражу не может применяться к лицам, обвиняемым (подозреваемым) в совершении примерно двух десятков экономических и налоговых преступлений, перечень которых установлен ч. 11 ст. 108 УПК РФ (незаконное предпринимательство; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем; уклонение от уплаты налогов с организаций и др.). Кроме того, заключение под стражу не может применяться к лицам, обвиняемым (подозреваемым) в совершении разного вида мошенничеств (ст. 159-1596 УК РФ), присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), но только в том случае, если мошенничество и др. совершены в сфере предпринимательской деятельности. Оба данных запрета теряют силу, если соответствующий обвиняемый (подозреваемый) не имеет в России постоянного места жительства, скрылся от органов расследования (суда), нарушил ранее избранную меру пресечения или если не установлена его личность.

В целом речь идет о так называемом запрете заключать под стражу предпринимателей, который появился (законы от 29 декабря 2009 г.1Федеральный закон от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». и от 7 апреля 2010 г.2 Федеральный закон от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».) на волне широкой общественной дискуссии о наличии в России неправомерного давления на бизнес и о необходимости создать в нашей стране режим наибольшего благоприятствования для предпринимательской деятельности. Впрочем, есть и иная точка зрения, в соответствии с которой подобные нормы являются скорее свидетельством успешных лоббистских усилий бизнес-сообщества, многие представители которого стремятся создать себе определенные гарантии безопасности даже в случае ведения деятельности, балансирующей на уровне допустимого (а иногда и за его гранью) с точки зрения уголовного закона. Как бы то ни было, но соответствующие ограничения применения заключения под стражу действительно вызывают вопросы с позиции принципа равенства граждан перед законом и судом, поскольку создают специальные ограничения заключения под стражу лишь для определенных профессиональных групп, что выглядит особенно спорным в случае с совершением мошенничества, присвоения или растраты и др., поскольку вне сферы предпринимательской деятельности данные составы преступлений вполне допускают заключение под стражей. Не всегда просто также понять, что имеется в виду под «сферой предпринимательской деятельности» и касается ли она индивидуальных предпринимателей, акционеров, учредителей, высшего менеджмента компаний и т.п., учитывая различный правовой статус данных категорий лиц, в некоторых случаях подчиненных трудовому законодательству, а в некоторых — гражданскому. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 декабря 2013 г. № 41 «О применении судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» разъяснил, что под преступлениями в сфере предпринимательской деятельности понимаются такие преступления, которые «совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью» (п, 8) с учетом также п. 1 ст. 2 ГК РФ, где дано определение предпринимательской деятельности3Верховный Суд РФ здесь фактически дословно воспроизвел формулировки, содержавшиеся в прежнем Постановлении Пленума Верховного Суда от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (ныне утратило силу).. Однако даже с учетом данного разъяснения вопросов осталось немало. Следует ли считать, допустим, совершенной в сфере предпринимательской деятельности присвоение или растрату (ст. 165 УК РФ), совершенную представителем высшего менеджмента крупной компании, имея в виду, что его деятельность ведется на основании трудового договора и никоим образом не относится к п. 1 ст. 2 ГК РФ? Можно ли его при наличии оснований заключить под стражу? Однозначно ответить на данный вопрос непросто. Это скорее свидетельствует о недостатке избранного законодателем подхода и отсутствии здесь правовой определенности, что только подтверждается колебаниями судебной практики.

Во-вторых, заключение под стражу может применяться к несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, а также в исключительных случаях, наличие которых требует специального обоснования исходя из обстоятельств дела, - по делам о преступлениях средней тяжести. Применение данной меры пресечения к несовершеннолетним по делам о преступлениях небольшой тяжести в любом случае исключено.

В-третьих, после принятия Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ применение в качестве меры пресечения заключения под стражу не допускается в отношении лиц, страдающих тяжелыми заболеваниями, препятствующими их нахождению под стражей. При этом наличие у обвиняемого (подозреваемого) такого заболевания должно быть установлено медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования, на которое обвиняемого (подозреваемого) направляет по его письменному заявлению о наличии у него такого заболевания лицо, ведущее производство по делу. К письменному заявлению обвиняемого (подозреваемого) должны быть приложены документы, подтверждающие наличие у него подобного заболевания. При отсутствии таких документов, т е. когда письменное заявление обвиняемого (подозреваемого) ничем не подтверждено, ведущее производство по делу лицо выносит постановление об отказе в направлении обвиняемого (подозреваемого) на медицинское освидетельствование. При наличии необходимых документов, прилагаемых к письменному заявление, решение о направлении обвиняемого (подозреваемого) на медицинское освидетельствование должно быть принято в течение рабочего дня, следующего заднем получения соответствующего письменного заявления. Все детали, касающиеся правил медицинского освидетельствования и формы медицинского заключения, регулируются Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 г. № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». К этому же Постановлению приложен перечень тяжелых заболеваний, исключающих заключение страдающих ими лиц под стражу.

2) порядок избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу

Как уже отмечалось выше, в отличие от кратковременного задержания заключение под стражу имеет не полицейскую, а судебную природу, что вытекает из Конституции РФ, согласно которой заключение и содержание под стражей допускаются только по судебному решению (ч. 2 ст. 22). Поэтому в любом случае решение об избрании данной меры пресечения вправе принять только суд. В судебных стадиях уголовного процесса, когда уголовное дело находится в производстве суда, он сам вправе принять соответствующее решение, действуя как на основании ходатайства стороны обвинения (прокурора или потерпевшего), так и в случае необходимости по собственной инициативе (ч. 10 ст. 108 УПК РФ). В досудебных стадиях уголовного процесса дело находится еще в производстве органов расследования, что исключает возможность заключения под стражу по инициативе самого суда. Поэтому основанием рассмотрения судом вопроса о заключении под стражу служит соответствующее ходатайство следователя, направляемое в суд с согласия руководителя следственного органа, или дознавателя, направляемое с согласия прокурора. Иначе говоря, для заключения обвиняемого (подозреваемого) под стражу в досудебных стадиях уголовного процесса требуется, чтобы к выводу о необходимости этого пришли как минимум три участвующих в уголовном процессе должностных лица (органа): следователь, руководитель следственного органа и суд либо дознаватель, прокурор и суд. Ходатайство следователя (дознавателя) оформляется специальным постановлением о возбуждении ходатайства, где указываются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении под стражу и невозможность избрать иную меру пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК РФ). К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. При этом, как указал в Постановлении Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41 Верховный Суд РФ, эти материалы должны не только указывать на наличие сугубо процессуальных оснований для избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения, но и подтверждать обоснованность подозрения в причастности лица к совершению преступления (п. 2). Речь, конечно, не идет о всех материалах обвинения, поскольку, как отметил в том же Постановлении Пленума Верховный суд РФ, судья, рассматривающий ходатайство о заключении под стражу, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления, однако представить «достаточные данные» о том, что соответствующее лицо могло совершить преступление, в котором обвиняется (подозревается), необходимо. Рассмотрение ходатайства органов расследования о заключении под стражу производится единолично одним из судей районного суда по месту производства предварительного расследования или задержания подозреваемого, причем в открытом судебном заседании, за исключением случаев, указанных в ч. 2 ст. 241 УПК РФ (п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41). В заседании суда обязательно участие прокурора, обвиняемого (подозреваемого) и его защитника, если последний участвует в уголовном деле. Заочное рассмотрение вопроса о заключении под стражу, т.е. в отсутствие обвиняемого (подозреваемого), которого оно касается, допускается лишь в случае объявления данного лица в международный розыск. Это объясняется своеобразным прочтением законодателем некоторых международно-правовых актов, когда он увидел некую мнимую коллизию между Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г., якобы не допускающей заключение под стражу в отсутствие обвиняемого (подозреваемого), и международными конвенциями о выдаче, нередко упоминающими о такой возможности применительно к «международному розыску». На самом деле никакой коллизии нет. Конвенция обязывает только заслушать обвиняемого в том случае, когда он на этом настаивает и является в суд. Но если обвиняемый скрывается или не является, то никакого запрета рассматривать вопрос о заключении под стражу Конвенция не содержит. Как бы то ни было, российский законодатель предпочел «перестраховаться» и ограничиться только случаями международного розыска, прямо упомянутыми «профильными» конвенциями о выдаче, где никаких положений о национальном розыске не может быть по определению.

Заслушав стороны, судья принимает одно из следующих решений: 1) избрать меру пресечения в виде заключения под стражу; 2) отказать в заключении под стражу, но избрать меру пресечения в виде залога или домашнего ареста, 3) отказать в удовлетворении ходатайства. Надо отметить, что на протяжении многих лет, по данным статистики, судебная практика достаточно стабильна: в 90% случаев суды по ходатайству органов расследования заключают обвиняемых (подозреваемых) под стражу; в 10% случаев они в этом отказывают. В целом похожее соотношение наблюдается и во многих других уголовно-процессуальных системах. Любое из названных судебных решений подлежит обжалованию в инстанционном порядке: стороны (прокурор или защита) вправе подать апелляционную жалобу в течение трех суток со дня вынесения решения в суд апелляционной инстанции. Апелляционное решение в свою очередь может быть обжаловано по общим правилам в кассационном порядке. При отказе судьи заключить обвиняемого (подозреваемого) под стражу повторное обращение с соответствующим ходатайством допускается только при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения под стражу, т.е. когда в рамках производства по уголовному делу меняется следственная ситуация.

3) сроки содержания под стражей

Подход к регламентации сроков содержания под стражей в качестве меры пресечения концептуально различается в зависимости от того, вдет ли речь о досудебных или о судебных стадиях уголовного процесса. Здесь действует общая теоретическая конструкция, известная прежде всего в континентальных правопорядках, в соответствии с которой применение процессуального принуждения, связанного с ограничением физической свободы, полицией должно быть жестко регламентировано сроками, тогда как в случае с судом такой жесткости быть не может, поскольку правосудие нельзя ставить в положение «цейтнота», т.е. в ситуацию, когда, с одной стороны, на судью «давят» сроки содержания под стражей заслуживающего того обвиняемого, а с другой - ему необходимо время для всестороннего и полного выяснения обстоятельств дела. Поэтому в исторической перспективе континентальные уголовно-процессуальные системы вовсе не знали предельных сроков содержания под стражей в судебных стадиях процесса. Сейчас такие сроки появляются, дабы исключить многолетнее и бесконтрольное содержание обвиняемого под стражей в ходе судебных производств, однако они все равно, как правило, имеют много более гибкий характер, нежели в досудебном производстве. Российский институт сроков содержания под стражей в целом соответствует обозначенной континентальной логике, по-разному регулируя сроки содержания под стражей в ходе предварительного расследования и после поступления уголовного дела в суд.

В досудебных стадиях первоначальный срок заключения под стражу не может превышать двух месяцев (но может быть и меньше). Если завершить расследование в этот срок не удается и нет оснований для отмены (изменения) меры пресечения, судья районного суда вправе по ходатайству органов расследования продлить срок содержания под стражей до шести месяцев. При расследовании дел о преступлениях небольшой и средней тяжести, а также при производстве дознания (по общему правилу) этот срок является предельным. При производстве предварительного следствия, а также дознания, связанного с необходимостью направления иностранному государству запроса о правовой помощи (ч. 5 ст. 223 УПК РФ), он может быть продлен до 12 месяцев при следующих условиях: а) лицо обвиняется в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления; б) уголовное дело представляет особую сложность; в) согласие на внесение в суд ходатайства о продлении получено следователем от руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации или дознавателем - от прокурора субъекта Российской Федерации (приравненного военного прокурора). Дальнейшее продление срока содержания под стражей до 18 месяцев допускается лишь в исключительных случаях и только при производстве предварительного следствия при наличии следующих условий: а) лицо обвиняется в совершении особо тяжкого преступления; б) согласие на внесение в суд ходатайства о продлении получено следователем от Председателя Следственного комитета РФ либо руководителя соответствующего следственного органа в системе МВД России, ФСБ России или ФСКН России; в) решение о продлении принято судьей суда уровня субъекта Российской Федерации (верховные суды республик, областные, краевые суды и т.п.) или приравненного военного суда. Содержание в ходе досудебного производства под стражей свыше 18 месяцев по общему правилу не допускается и может иметь место лишь в трех случаях: 1) обвиняемый не успел ознакомиться с материалами уголовного дела в силу их значительного объема в отведенные минимальные 30 суток (ч. 6 ст. 109 УПК РФ) и желает продолжить ознакомление с ними (тогда суд уровня субъекта Российской Федерации вправе по ходатайству следователя с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации продлить срок содержания под стражей на период ознакомления с делом); 2) лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства и было экстрадировано в Россию, причем предельный срок его содержания под стражей, установленный законодательством РФ, истек с учетом времени содержания под стражей за границей (в таком случае при необходимости продолжения расследования на территории России срок содержания под стражей может быть продлен, но не более чем на шесть месяцев); 3) органы расследования успевают направить материалы уголовного дела в суд до истечения предельного срока содержания под стражей, однако у суда в такой ситуации остается меньше отведенных ему законом 30 суток (ч. 3 ст. 227 УПК РФ) на изучение уголовного дела и принятие необходимых процессуальных решений, в том числе о мере пресечения (тогда срок содержания под стражей может быть продлен до 30 суток судом по ходатайству прокурора, возбужденному еще в период предварительного расследования, хотя само содержание под стражей будет осуществляться в данном случае уже в период физического нахождения уголовного дела в суде).

Что касается процедуры продления судом сроков содержания под стражей в досудебном производстве, то она в целом соответствует процедуре избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения. Можно отметить лишь, что здесь также обязательно участие обвиняемого. Отсутствие последнего допускается только в случае нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и при наличии иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд (ч 13 ст. 109 УПК РФ), например, когда обвиняемый находится в медицинском стационаре соответствующего следственного изолятора, и т.п.

В судебных стадиях уголовного процесса срок содержания под стражей по общему правилу не должен превышать шести месяцев со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора. По делам о преступлениях небольшой и средней тяжести данный срок продлению не подлежит: даже если суд по объективным причинам не успевает рассмотреть уголовное дело по существу, то изменение по таким делам меры пресечения на более мягкую не ставит под угрозу интересы правосудия и безопасность общества. Иная ситуация имеет место по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Поэтому здесь допускается продление судом, в чьем производстве находится дело, срока содержания под стражей после истечения первоначальных шести месяцев «траншами» по три месяца каждый, причем без ограничения числа таких «траншей», т.е. предельного срока содержания под стражей в данном случае нет, что объясняется приведенными выше концептуальными причинами. Однако суд каждый раз рассматривает вопрос о продлении содержания под стражу в автономном режиме, с участием сторон, представляющих свои доводы, и выносит мотивированное решение, где должны указываться причины, вызывающие необходимость продления и невозможность завершения судебного разбирательства. Данное судебное решение к тому же подлежит обжалованию в апелляционном порядке, что позволяет осуществлять контроль за действиями суда первой инстанции в части содержания обвиняемого под стражей.

Isfic.Info 2006-2018