Уголовное право. Общая часть

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания


Провозглашение приговора, в котором определены вид и размер наказания, имея, бесспорно, важное социально-правовое и нравственно-психологическое значение для всех участников судебного процесса, есть всего лишь робкая и не в меньшей степени наивная прелюдия, предваряющая собой сложную, противоречивую и мучительную картину жизни осужденного, отбывающего это наказание.

Судья, общаясь с подсудимым, всесторонне изучая зачастую многие тома уголовного дела, повествующие о преступном событии, профессионально оценивает общественное значение преступного посягательства и выразившиеся в нем преступные свойства личности виновного, воплощает все это в тот заряд кары, который, по его предположению, с одной стороны, является уголовно-правовым эквивалентом социального вреда, причиненного потерпевшему этим преступлением, с другой — будет достаточен для оздоровительной реформации сознания, воли и поведения осужденного.

Робким и наивным это судейское предположение (если даже не убеждение) мы назвали не случайно. Робким оно является потому, что в отдельных случаях наказание (а в особенности его размер) назначается «на ощупь» или с традиционной повязкой на глазах, в результате чего выбор меры наказания нередко определяется шаблонной рутиной, а не тщательным изучением дела и человека (Н. С. Таганцев). Наивным оно нам представляется потому, что перед глазами судьи проходит одна тысячная доля многогранной жизни подсудимого, а это само по себе исключает глубокую серьезность любого заключения.

И дело далеко не в непрофессионализме судьи, а в кратковременности наблюдения за подсудимым. Закон же требует от суда при назначении наказания учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личности виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Думается, что в этом законодательном положении больше пожелания, нежели требования, ибо охватить даже самым жадным до любознательности разумом, проанализировать и оценить требуемый массив информации под силу ли человеку, даже если он судья? Воля, оживотворяющая деяние, так многообразна, мотивы, определяющие ее, нередко так сложны, что даже выявить, а тем более изучить их — дело непостижимо сложное (Н. С. Таганцев). Иными словами, даже самое объективное наказание, назначенное осужденному, не может служить гарантией выбора наиболее оптимального заряда кары, необходимого для исправления виновного.

Назначенное судом наказание следует, таким образом, рассматривать лишь как желательную (предположительную), иногда удачную, чаще всего малоудачную, а нередко неудачную социально-правовую основу (платформу), на которой исправительная система будет строить свою воспитательную программу по отношению к конкретному осужденному.

При этом следует учитывать и то, что осужденный после объявления ему приговора и в процессе отбывания наказания, назначенного ему судом, находится в постоянном развивающемся состоянии. В процессе исполнения наказания не исключено появление таких факторов, которые выступают гарантией досрочного исправления осужденного, в силу чего дальнейшее его отбывание наказания становится излишним и даже вредным. Возникает потребность в досрочном освобождении такого осужденного от его отбывания.

Действующее (как и прежнее) отечественное уголовное законодательство такую возможность суду предоставляет.

Отмечая многогранный характер института досрочного освобождения от отбывания наказания, можно заключить, что он относится к разряду межотраслевых, ибо в равной степени затрагивает вопросы материального (уголовного) права (содержание, основание и условия применения или неприменения этого института), уголовно-исполнительного права (подготовительная процедура досрочного освобождения) и уголовно-процессуального права (процедура досрочного освобождения от наказания).

Институт условно-досрочного освобождения базируется на материальном и формальном основаниях.

Сущность рассматриваемого института заключается в том, что лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части иди лишение свободы, досрочно выполнило поставленную перед ним судом задачу-минимум и для его исправления нет необходимости в полном отбывании им назначенного наказания, в силу чего он может быть освобожден от его отбывания до истечения срока. Именно потому это освобождение от отбывания наказания называется досрочным.

Освобождая осужденного от отбывания основного вида наказания, суд может полностью или частично освободить его и от отбывания им дополнительного вида наказания.

Вместе с тем, применяя досрочное освобождение от отбывания наказания, суд может возложить на осужденного исполнение в течение оставшейся неотбытой части наказания (испытательного срока) определенных обязанностей, по своей природе аналогичных тем, которые могут применяться в отношении условно осужденного. Поскольку к осужденному на период оставшейся неотбытой части наказания возлагаются условия испытания, постольку это досрочное освобождение от отбывания наказания называется еще и условным — условно-досрочным освобождением.

Материальным основанием условно-досрочного освобождения от отбывания наказания служит исправление осужденного, в силу чего отпадает необходимость полного отбывания назначенного судом наказания. К сожалению, формулировка данного основания условно-досрочного освобождения от отбывания наказания слишком неопределенна хотя бы тем, что в ней нет указания на те показатели (поведенческие ориентиры), по которым суд может сделать необходимое и верное заключение об исправлении осужденного.

Очевидно, такими показателями исправления осужденного могут служить его примерное поведение, отношение к порученному делу, стремление к повышению своего общеобразовательного и профессионального уровня и т.д. Иными словами, исправление имеет место тогда, когда осужденный естественно и органично включился в постоянный процесс самовоспитания, имеющего различные формы и силу нравственного воздействия. Определить, соответствует ли фактическое поведение осужденного и его отношение к мерам исправительного воздействия формуле закона, должна администрация исправительного учреждения или командование воинской части, исполняющие наказание.

Другим, хотя и формальным, но также обязательным требованием условно-досрочного освобождения является отбытие осужденным части назначенного судом срока наказания. Исправление осужденного и обязательность отбытия им определенной части наказания соотносятся между собой как основание и условие досрочного освобождения, где основанием выступает исправление осужденного, а условием — отбытие им необходимой части наказания. Естественно, что важнее первое, нежели второе, хотя и то, и другое для условно-досрочного освобождения должно быть в совокупности.

Согласно действующему уголовному законодательству условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

  1. не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;
  2. не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;
  3. не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания не может иметь места, если фактически отбытый осужденным срок не достиг шести месяцев. Данное положение закона оправданно, ибо исполняющим наказание органам необходимо (как минимум) это время для того, чтобы убедиться в истинном, а не имитирующем исправлении осужденного.

Вопрос об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания рассматривается в случае отбывания указанным осужденным наказания в облегченных, а несовершеннолетним осужденным — в льготных условиях.

Инициатива представления осужденного к условно-досрочному освобождению, в частности в исправительном учреждении, принадлежит совету воспитателей отряда, затем этот вопрос рассматривает комиссия (обычно административная), в которую входят начальник учреждения, его заместители по режиму и воспитательной работе, начальники оперативной и специальной частей. Решение комиссии имеет рекомендательный характер для начальника учреждения.

В органах, исполняющих иные срочные наказания, процедура подготовки к условно-досрочному освобождению осужденного от отбывания наказания аналогична, однако скорректирована в соответствии со спецификой и формами деятельности соответствующего органа. При отрицательном решении повторное обсуждение вопроса возможно не ранее чем по истечении шести месяцев, а в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы — не ранее чем по истечении трех лет со дня вынесения постановления суда об отказе. При этом вся процедура рассмотрения представления должна быть пройдена заново.

Если принимается положительное решение, то все необходимые документы направляются в суд. В случае положительного решения суда об условно-досрочном освобождении осужденный освобождается немедленно с вручением ему определения суда. В справке об освобождении указывается неотбытый срок наказания в соответствии с этим определением.

Уголовный закон допускает повторное применение института условно-досрочного освобождения, если в первом случае условно-досрочное освобождение было отменено в связи с тем, что осужденный в течение испытательного срока нарушил общественный порядок, за что на него было наложено административное взыскание, злостно уклонился от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершил преступление.

Условно-досрочно освобожденные в случаях, предусмотренных законом, могут быть вновь представлены к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания не ранее чем по истечении одного года со дня вынесения определения об отмене условно-досрочного освобождения. Для последующего (повторного) условно-досрочного освобождения от отбывания наказания осужденный, естественно, должен доказать, что он этого вновь заслуживает, и при этом отбыть не менее двух третей срока наказания, назначенного ему судом.

Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.

Вряд ли удачным в связи с этим следует признать законодательную терминологическую модель, заключенную в словосочетании «если судом будет признано, что оно (осужденное лицо) не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания». С точки зрения житейской логики вряд ли можно найти осужденного (при условии, конечно, если он находится в полном психическом здравии), который бы добровольно «нуждался» в лишении свободы. Об истинной мысли законодателя можно только догадываться.

Анализ действующего уголовного законодательства позволяет заключить, что если лицо осуждено за совершение нескольких преступлений различной тяжести по совокупности преступлений или приговоров, то соответствующая часть срока наказания, которую он должен отбыть к моменту решения вопроса об условно-досрочном освобождении, должна исчисляться из учета совершения им наиболее тяжкого преступления, входящего в совокупность.

За лицами, условно-досрочно освобожденными устанавливается контроль, который осуществляется (как и при условном осуждении) уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.

Уголовный закон предусматривает правовые последствия, которые неизбежно должны наступить для условно-досрочно освобожденного, в случае если он в течение оставшейся неотбытой части наказания (в течение испытательного срока) грубо нарушит условия, лежащие в основе его досрочного освобождения.

Так, если он совершит административное правонарушение или злостно уклонится от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения (например, систематическое нарушение трудовой дисциплины и других нормативов общественной жизни), то суд по представлению органов, осуществляющих контроль за поведением условно-досрочно освобожденных, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся неотбытой части наказания. Надо полагать, что решение суда в подобных случаях зависит от поведения освобожденного в течение оставшейся неотбытой части наказания, количества и тяжести совершенных им правонарушений.

Подобное решение суда относительно отмены (или оставления в силе) условно-досрочного освобождения может иметь место, если осужденный в течение оставшейся неотбытой части наказания совершит преступление по неосторожности. Если суд придет к выводу об отмене условно-досрочного освобождения, то назначает виновному наказание по совокупности приговоров.

По этим же правилам суд назначает наказание осужденному, который, будучи условно-досрочно освобожденным, в течение оставшейся неотбытой части наказания совершит любое умышленное преступление.

Как уже отмечалось, суд, освобождая осужденного условно-досрочно, наряду с основным наказанием может полностью или частично освободить его и от отбывания дополнительного наказания.

В связи с тем, что, как правило, продолжительность обоих наказаний не совпадает, возникает необходимость обозначить параметры «оставшейся неотбытой части наказания», о которой идет речь в законе. Не вдаваясь в дискуссию по этому вопросу, заметим, что испытательным периодом является только срок оставшегося неотбытым основного наказания.

Процедура условно-досрочного освобождения регулируется уголовно-исполнительным и уголовно-процессуальным правом.

Isfic.Info 2006-2018