Уголовное право. Общая часть

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим


Данный вид освобождения от уголовной ответственности ведет начало своего существования еще с первобытных времен. Именно тогда, когда преступление рассматривалось с точки зрения частного вреда и именовалось «обидой», широко распространено было примирение с обидчиком, зависящее всегда от обиженной стороны. Однако примирение могло быть достигнуто не по всем преступлениям.

С изменением взглядов государства на преступление и определение его как лихого дела круг таких преступлений еще более расширился. При этом если Судебник Ивана Грозного лишь изъял некоторые преступления от частного примирения, то Соборное Уложение 1649 г. прямо запрещало «мировые» с лихими людьми под угрозой применения денежного наказания к самим обиженным: «А которые истцы с разбойники или с приводными людьми с поличным, в разбойных делах не дожидаясь указу, учнуть миритися, и мировые челобитные учнуть в приказах приносить и тот их мир ставить не в мир и разбойнику указ чинить по государеву указу кто чего доведется. А истцам за то пеня чинить смотря по делу, немирися с разбойниками».

В Воинском артикуле Петра I частная воля на примирение потерпевшего с преступником уступила место обязанности доноса, установив для недоносителей тяжкие наказания. Право же на примирение стало, по свидетельству А. Ф. Бернера, тем реже и исключительнее, чем чаще и обильнее сделалась повинность доноса.

Впоследствии с дальнейшим изменением законодателя к сущности преступления и определению его не только как вреда, причиненного правоохраняемому интересу, но и посягательству в связи с этим на авторитетную волю, выразившуюся в норме, преследования и наказания виновных стали совершаться в интересах публичных, а не частных.

Исключение составили те деяния, преследование и наказание по которым возможно было лишь по заявлению потерпевшего лица: растление и изнасилование; похищение с намерением изнасиловать; похищение с намерением обольстить или опозорить; обольщение несовершеннолетней лицом, имеющим над ней власть; похищение против воли родителей для вступления в брак и брак по принуждению, обману или с лицом, заведомо умалишенным, и т.д.

С тех пор, вплоть до принятия УК РФ 1996 г., институт примирения с потерпевшим не испытывал более радикальных изменений. Менялся лишь круг преступлений, возбуждение дела по которым зависело от жалобы потерпевшего, да регулирование дел частного обвинения было отнесено к уголовно-процессуальному законодательству.

По действующему уголовному закону, примирение с потерпевшим рассматривается как один из самостоятельных видов освобождения от уголовной ответственности. Выделение примирения сторон в специальный вид освобождения от уголовной ответственности давно предлагалось в уголовно-правовой науке. Передача законодателем на усмотрение потерпевшего не оценки степени общественной опасности совершенного преступления, а решения вопроса о путях разрешения возникшего конфликта свидетельствует, как правильно заметила С. Г. Келина, об уважительном отношении законодателя к интересам потерпевшего и соответствует цели восстановления социальной справедливости как высшей задачи вмешательства уголовного закона.

Если потерпевший считает, что справедливость будет восстановлена в том случае, когда виновный принесет ему извинения, возвратит похищенную вещь, восстановит поломанное имущество и т.д., законодатель не должен настаивать на обязательном возбуждении уголовного дела и прохождении всей следственной и судебной процедуры с участием не только виновного, но и самого потерпевшего. В противном случае, как остроумно заметил X. Д. Аликперов, потерпевший теряет дважды: один раз в результате взаимодействия с преступником, другой — в результате взаимодействия с правоохранительными органами.

Основаниями освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим являются согласно ст. 76 УК РФ:

  1. совершение преступления небольшой или средней тяжести;
  2. наличие обстоятельств, характеризующих возможность исправления лица без уголовного преследования, а именно: совершение преступления впервые; примирение с потерпевшим; заглаживание причиненного ему вреда. Все три обстоятельства, как и при освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, должны наличествовать в совокупности, а содержание «заглаживание причиненного вреда» аналогично рассмотренному там же;
  3. нецелесообразность вмешательства правоприменителя в ситуацию, при которой восстановление социальной справедливости возможно в результате примирения потерпевшего с преступником, и потерпевший сам в этом заинтересован.

Прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим заключается, согласно ст. 25 УПК РФ, в том, что суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Помимо преступлений, образующих при наличии указанных оснований возможность досудебного прекращения уголовного дела, продолжают существовать деяния, уголовное преследование по которым может иметь место лишь при наличии заявления потерпевшего. Согласно ст. 20 УПК РФ в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 2 ст. 20 УПК РФ).

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ, считаются уголовными делами частно-публичного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25

УПК РФ.

Между тем прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч. 2, 3 ст. 20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

Isfic.Info 2006-2018