Уголовное право. Общая часть

Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении


Наделение присяжных заседателей правом на облегчение участи виновного и ограничение тем самым судебного усмотрения в выборе наказания, предусматриваемого законодателем за конкретный вид преступления, широко практиковалось в нашем государстве во второй половине XIX и начале XX в. И уже тогда возникло немало вопросов, в том числе и вопрос о правовых последствиях для суда решения присяжных заседателей в случаях, когда они не считают возможным признавать лицо заслуживающим снисхождения.

Правительствующий Сенат был вынужден дать на этот счет специальные разъяснения, ориентируя на то, что в таких ситуациях суды имеют право на смягчение наказания независимо от мнения присяжных заседателей. Эта позиция вызвала возражение среди криминалистов, главным образом потому что не была подкреплена соответствующей нормой законодателя.

Советское уголовное законодательство не знало института присяжных заседателей. Лишь Закон РФ от 16 июля 1993 г. № 5451-1 внес ряд изменений, в соответствии с которыми в целях обеспечения гражданам закрепленной в Конституции (Основном Законе) РФ возможности рассмотрения их дел судом присяжных данный институт был восстановлен. Статья 449 УПК РСФСР на случай признания подсудимого виновным предусматривала постановку перед коллегией присяжных заседателей, в частности, вопроса о том, заслуживает ли он снисхождения либо особого снисхождения.

Статьей 460 указывались последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения или особого снисхождения. В отношении лиц, признанных заслуживающими снисхождения, закреплялось следующее: «Признание подсудимого заслуживающим снисхождения не позволяет председательствующему судье назначить ему исчислимое наказание, превышающее по своему размеру среднюю величину, полученную в результате деления пополам суммы значений нижнего и верхнего пределов лишения свободы или иного вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Уголовного кодекса РСФСР для данного наказания».

«По делам о преступлениях, за которые закон предусматривает применение исключительной меры наказания — смертной казни, признание подсудимого заслуживающим снисхождения не позволяет председательствующему судье назначить ему наказание в виде смертной казни, но не препятствует назначению подсудимому наказания в виде лишения свободы в пределах санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса РСФСР».

Для лиц, заслуживающих особого снисхождения, суду вменялось в обязанность «назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или перейти к другому, более мягкому виду наказания в соответствии с положениями статьи 43 Уголовного кодекса РСФСР». Кроме того, разъяснялось: «Если коллегией присяжных заседателей подсудимый не был признан заслуживающим снисхождения или особого снисхождения, председательствующий судья с учетом обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность, и личности виновного вправе назначить подсудимому наказание не только в пределах, установленных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РСФСР, но и с применением положений статьи 43 Уголовного кодекса РСФСР».

Воспроизводя и в определенной мере уточняя некоторые положения указанного Закона, ст. 65 УК РФ на момент своего его принятия предусматривала сходные правовые последствия вынесения вердикта о признания лица виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения или особого снисхождения. При принятии присяжными заседателями решения о проявлении снисхождения, не относимого к разряду особого, исключалась возможность назначения смертной казни и пожизненного лишения свободы в случаях, когда соответствующая статья Особенной части УК РФ их предусматривает.

На суд возлагалась также обязанность избирать лишь такой срок или размер наказания, который не превышал двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, указанного в данной статье. Кроме того, решая вопрос о конкретной мере наказания виновного, суд в данном случае должен был принимать во внимание как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства. Иные последствия предусматривались с вынесением присяжными заседателями вердикта о признании лица заслуживающим особого снисхождения.

Это влекло за собой непременное (обязательное) использование судом правил назначения более мягкого наказания, чем установлено законом за совершенное преступление. Используя их, суд должен был избрать наказание, отличающееся от содержащегося в санкции меньшей суровостью по виду, размеру или самим фактом неприменения дополнительной меры наказания в случаях, когда она подлежит обязательному назначению. Такой выбор мог осуществляться с учетом лишь смягчающих обстоятельств.

Вступивший в силу в 2002 г. УПК РФ уже не предусматривал вынесение вердикта с признанием лица заслуживающим особого снисхождения. В качестве правовых последствий в этот момент здесь устанавливалось: «Если подсудимый признан заслуживающим снисхождения, то председательствующий назначает ему наказание с применением положений статьи 65 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Если коллегией присяжных заседателей подсудимый не был признан заслуживающим снисхождения, то председательствующий с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, и личности виновного вправе назначить подсудимому наказание не только в пределах, установленных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но и с применением положений статьи 64 Уголовного кодекса Российской Федерации». Поскольку в результате возникло противоречие между нормами материального и процессуального права, оно потребовало внесения соответствующих изменений.

В соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. законодатель, отказавшись от деления вердикта присяжных заседателей в зависимости от характера снисхождения, в ст. 65 УК РФ предусмотрел, по сути дела, две особенности смягчения наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения. Первая из них состоит в том, что в отношении таких лиц суду предписано не учитывать обстоятельства, отягчающие наказание.

Вторая особенность касается пределов судебного усмотрения при выборе меры наказания в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за содеянное. Если данная санкция не содержит наказания в виде смертной казни или пожизненного заключения, то срок и размер наказания в этом случае не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Если же санкцией Особенной части УК РФ предусматриваются наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, то эти виды наказания применяться не могут, а мера наказания должна избираться в пределах данной санкции.

Поскольку в ныне действующей редакции ст. 65 УК РФ законодатель отказался от дифференциации правовых последствий в зависимости от вида вердикта, то соответственно было исключено и существовавшее ранее указание на случаи обязательного назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за совершенное преступление. Означает ли это, что при назначении наказания лицу, признанному присяжными заседателями заслуживающим снисхождения, исключена возможность применения правил назначения наказания более мягкого, чем предусмотрено законом за совершенное преступление?

Решение данного вопроса не вызывает сложностей применительно к ситуациям, при которых виновному лицу избирается наказание по санкции, в которой не допускается применение смертной казни или пожизненного лишения свободы: если помимо вердикта о снисхождении имеют место исключительные обстоятельства дела, перечисленные в ст. 64 УК РФ, то в силу наличия последних для назначения наказания ниже низшего предела препятствий нет.

Трудности в толковании возникают тогда, когда присяжными заседателями признается заслуживающим снисхождения лицо, деяние которого влечет назначение наказания по санкции статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей смертную казнь или пожизненное заключение. Не совсем ясным оказываются мотивы, в силу которых законодатель в ч. 1 ст. 65 УК РФ, формулируя запрет на применение смертной казни и пожизненного лишения свободы, закрепляет требование назначать наказание в пределах санкции лишь применительно к таким случаям.

Аналогичное требование уже содержится в статье об общих началах назначения наказания. Повторное закрепление одно и того же положения имеет смысл фактически лишь для исключения возможности применения ст. 64 УК РФ. Но такое решение вопроса вряд ли является безупречным, ибо из этого следует, что при совершении наиболее тяжких преступлений ст. 65 УК РФ ограничивает право суда назначать наказания ниже низшего предела только лицам, в отношении которых вынесен вердикт о снисхождении, в то время как лицам, не заслуживающим снисхождения, назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, допускается.

Isfic.Info 2006-2018