Оперативно-розыскная террология

Информационные технологии организации массовых уличных акций и их перевода в контрсистемные (антигосударственные) действия


С развитием современных технологии свою суть изменили и протестные движения — будь то небольшой спонтанный пикет, связанный с проблемой исключительно локального уровня, или ползучая «цветная революция», переходящая в государственный переворот, чаще всего именно различные антиправительственные группы первыми осваивают новые технологии в качестве инструмента политической борьбы. Например, антиглобалистские движения первые стали использовать самый широкий спектр доступных технологий, обеспечивающих контрсистемные акции, мобильное информирование и безопасность среди членов организаций, что позволило создать устойчивые сети и привлекать новых членов извне. Так называемые телефонные цепи, используемые ранее для осведомления активистов, со временем были заменены на sms-информирование, электронную рассылку и постинги в интернет-сообществах, а методика листовок, флаеров и агитплакатов перенеслась в виртуальное пространство, где сайты связаны системой перекрестных линков и баннеров. Учитывая глобализационные процессы в мировом сообществе, расстояния уже не имели принципиального значения. «Блошиная война», как характеризовали ранее подобные действия эксперты из RAND Согр., благодаря интернет-технологиям и сети неправительственных организаций переходила в формат «войны пчелиного роя», где было невозможно выявить центральный орган управления процессом1Кляйн. Н. Заборы и окна. Хроники антиглобализационного движения. М., 2005. С. 52..

Традиционно в виртуальной среде основной акцент делается на правильную формулировку месседжа (послания) и выработку обратной связи с системой инфильтрации подозрительных элементов и создания черных списков. Черные списки используются не только для внутренней безопасности организаций и движений. В 2004 г. эта методика широко использовалась украинской организацией «Пора» для шантажа отдельных персон и юридических лиц. На тех, кто не был достаточно «оранжевым», вначале собирался компромат (зачастую подложного характера) для последующего распространения в обществе с призывами всячески бойкотировать компанию или предприятие. Некоторые виртуальные проекты отрабатывались на ходу, например проект «Майдан», куда во время «оранжевой революции» пользователями сливалась вся оперативная информация антиправительственного характера, призывы к проведению акций, рекомендации по проведению кампаний и новости с линии фронта.

Необходимо отметить, что подобное делала редакции радио «Свобода» и «Свободная Европа» в 1956 и 1968 гг., когда советские войска находились в Венгрии и Чехословакии. Тогда на волнах радио не было прямых призывов к борьбе с СССР, но давалась информация о том, как блокировать улицы и в домашних условиях изготовить зажигательную смесь для применения ее против советских танков.

Системы мобильной связи сегодня являются важнейшим сегментом формирования контрсистемного поведения в различных социальных группах. События в Молдове весны 2009 г. западные исследователи называют не иначе как Twitter Revolution, так как для мобилизации масс уличные командиры и операторы активно использовали мобильную связь и систему блогов и сообществ в Интернете2Jose Miguel Alonso Trabanco. Who is behind Moldova’s Twitter Revolution? www.globalresearch.ca.

Виртуально-мобильные технологии используются не только во время самого процесса организации беспорядков. Оппозиционные структуры используют их для наработки базы данных, подготавливая площадку для координации возможных социальных взрывов. Одним из примеров может быть радиостанция либерального направления «Эхо Москвы». Например, чтобы задать вопрос на сайте радиостанции, нужно пройти процедуру регистрации. Кроме того, коллектив радиостанции приглашает к дискуссии в прямом эфире, создав систему поощрения для слушателей и выделив зарегистрированных пользователей в «синерамочников» (обычные зарегистрированные пользователи) и «краснорам очников» (привилегированные слушатели). Кроме того, им предлагается участие в социальной сети. Фактически благодаря базе данных и мониторинга за действиями зарегистрированных слушателей при подготовке очередного сюжета выявляются группы лиц, склонных к критике государственной власти, и в дальнейшем они используются для протестной мобилизации.

Феномен использования средств мобильной связи с целями, не вписывающимися в конвенциональное социальное поведение, с недавних пор рассматривается как одна из актуальнейших угроз правопорядку и общественным нормам. В ходе нее идет виртуальная вербовка потенциальных оппозиционеров и трансформация сознания законопослушных граждан в сторону протестного. Помимо этого, новое поколение интернет-активистов может вести обучение методам борьбы с действующими режимами и оказывать всяческую поддержку «гражданам сети» (в англоязычном варианте — netizens, по аналогии с citizens), связывая их с адвокатскими конторами и проводя юридические консультации в режиме онлайн.

Крупномасштабное использование Twitter в контрсистемных акциях произошло в Иране в 2009 г. После объявления о победе Махмуда Ахмадинежада на президентских выборах в Иране столицу страны охватили беспорядки. Причиной послужило то, что, согласно предварительному экзитполу, действующий президент набрал 30% голосов избирателей, а не 63%, как было заявлено после подсчета бюллетеней. В то же время его оппонент Мусави имел 34%. Эта ситуация во многом напоминает «цветные революции», когда предварительно определенные проценты и подтасовка приводили к общественным беспорядкам. Но в Иране проявилась характерная особенность, которая не осталась незамеченной после погромов в Кишиневе. Бунтовщики для координации своих действий использовали Twitter — ту же интернет-сеть, которая была использована в Молдове во время протестных акций. Особенности этого сервиса в том, что с его помощью можно отправить сообщение объемом до 140 символов неограниченному количеству абонентов мобильных телефонов. Информацию можно также получить непосредственно на сайте сети. К текстовым сообщениям иранские оппозиционеры прикрепляли фотографии раненых и убитых иранцев во время погромов, а также наряду с видео распространяли их на таких серверах, как Flickr и YouTube.

В связи с тем что официальным СМИ, в том числе зарубежным, работающим в Иране, было запрещено публиковать какие-либо сведения о беспорядках в Тегеране, основной поток информации пошел через Интернет. «Выборы в Иране» являлись главной темой дня на Twitter, а модератор под никоим Persiankiwi руководил хакерскими атаками на официальные сайты Ирана и обновлял новостную ленту об уличных событиях. Другие модераторы из числа оппозиции координировали перемещения толп погромщиков и распространяли призывы к действию. Чтобы не быть изолированными в виртуальном пространстве, оппозиционеры также распространяли списки тех прокси-серверов, через которые можно было обойти возможные блоки в Иране, которые препятствовали траффику. Таким образом, Twitter стал международным командным центром, через который шли условные сигналы для участников акции, а также распространялись новости из Ирана по виртуальным социальным сетям. Фактически благодаря ресурсу, размешенному в США, политические оппозиционеры в Иране смогли быть более гибкими, мобильными и эффективными в своих действиях. С другой стороны, место размещения сервера, предыдущая связь Twitter с молдавскими погромами и представителей американских мастей с «цветными революциями» говорят о том, что все эти действия тщательно координируются.

Обобщая европейский и азиатский опыт последних лет, можно утверждать, что для перевода уличных акции в массовые контрсистемные акции протестов при общей кризисной ситуации достаточно иметь подготовленную команду, доступ в Интернет и зарегистрированный аккаунт (страничку) в социально сети или электронном чате (быстрый обмен сообщениями). Примеры таких сетей в нашей стране: «Живой журнал» (LiveJournal), Twitter, YouTube и Facebook. Все это — американские сетевые проекты. Совместные проекты — «ВКонтакте» и «Одноклассники». На первом этапе командой модераторов формируется эмоционально напряженное информационное поле (запускается несколько «вечно» актуальных тем — несвобода, коррупция, этнические конфликты), которое активно муссируется в местах интернет-скопления (популярные сайты, форумы) молодежи. При этом напряжение постоянно наращивается по мере приближения ко дню X (запланированной дате выступлений). На этом этапе от команды требуется поддерживать нужное эмоционально направленное состояние информационного поля — вести дискуссии, организовать вбросы компромата (в Москве 2010 — «к Москве движутся колонны автомашин с кавказскими боевиками»), «утечки» официальной информации, задавать «правильное» направление спорам и т.д. Затем кидается клич «На улицы!», «Защитим нашу свободу!», «Долой засилье инородцев!» (возможны варианты). «Стихийно» собравшийся народ, который координируется через Интернет или по мобильной связи, организуют несколько специально подготовленных агитаторов-организаторов (особенно ясна их роль была в молдавских событиях 2009 г. и московских — 2010 г.), которые поддерживают толпу в должной «кондиции» и направляют ее активность. Остается только отдать команду «На штурм!». Вариант, когда в качестве основного разыгрывается сценарий межэтнических столкновений, а главными участниками становятся неформальные объединения фанатов и молодежь кавказских диаспор, был продемонстрирован в декабре 2010 г. сначала на Манежной площади, а затем на площади у Киевского вокзала. Важной особенностью и молдавских и московских событий стало широкое привлечение подростков 12-14 лет, которым объяснялось, что «можно все, так как вас нельзя привлечь к уголовной ответственности»3В бой идут одни малолетки // Комсомольская правда. 2010. 19 дек..

Преимущества этих технологий для организаторов контрсистемных акций:

  • не надо создавать новую сетевую структуру — можно использовать уже имеющуюся оппозицию, гиперактивную молодежь диаспор и неформальные объединения как «пушечное мясо»;
  • координация происходит в «ручном» режиме из Интернета, что снижает личные риски для организаторов всех уровней;
  • минимум зарегистрированных политических организаций «светятся» на проведении митингов, что затрудняет обвинения в предвзятости и создает впечатление «искреннего и абсолютно стихийного народного порыва»;
  • несмотря на сравнительно малую «интернетизацию» нашей страны, получается очень большой «выход» за счет молодежи, постоянно сидящей в Интернете — именно туда перемешается центр информационных баталий.

Недостатки:

  • нет непосредственного контроля за ситуацией — волнения напоминают охлократию — власть толпы, проявление анархического стремления все разрушить и разграбить;
  • большая роль отводится оппозиции, которая выступает как полупассивный игрок с непредсказуемым поведением, лидерам неформальных объединений и диаспор, имеющим свое мнение о происходящих событиях.

Еще летом 2010 г. можно было говорить только о двух странах, использующих эффективную систему контроля контента национальных сетей Интернета, — это Китай, создавший систему «Великая стена», и Иран, купивший у Китая эту систему для защиты внутреннего информационного пространства. Сейчас можно говорить о том, что и Белоруссия эффективно противодействует «сетевым революциям»:

«В 20.00 19.12.2010 в Минске отключены все социальные сети, через которые осуществлялась координация протестующих против фальсификации выборов президента. Об этом сообщает корреспондент «Украинской правды» телефоном из Минска. «В частности, не работает Facebook, Twitter, YouTube, Google-ток и Google-почта», — рассказал он. Не работают практически все почтовые сервисы и Live Journal. Кроме того, отключены сайты некоторых оппозиционных кандидатов в президенты. «Единственный провайдер «Белтелеком», который контролирует весь поток Интернета в стране», — уточнил журналист»4Источник: Unian. 2010. 19 дек..

Isfic.Info 2006-2018