Очерк становления принципа индивидуализации юридической ответственности

Очерк становления принципа индивидуализации юридической ответственности


Юридическая ответственность — это в значительной мере кара за правонарушение. Но кара, не соответствующая содеянному, — произвол. Однако задача определения простого соотношения (установления эквивалентности) между правонарушением и наказанием уже не отвечает современным требованиям, предъявляемым к юридической ответственности. Это обусловлено теми изменениями, которые происходят сегодня в социально-экономической жизни общества, переориентированием всех общественных, государственных и правовых институтов на действительную охрану и защиту прав и свобод граждан, обеспечение их законных интересов.

Истинно справедливым наказание будет тогда, когда при определении характера и суровости применяемых мер принуждения, объема возлагаемой на правонарушителя ответственности будут учтены все особенности совершенного правонарушения и личности виновного. Иными словами, мера наказания должна быть индивидуализирована.

В юридической науке это правило нашло выражение в виде принципа индивидуализации юридической ответственности. Его суть в самом общем виде заключается в требовании тщательного исследования и строгого учета характера и степени общественной опасности совершенного правонарушения, личностных особенностей его субъекта, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих вину. Осуществление принципа индивидуализации юридической ответственности связано с необходимостью достижения максимального соответствия между степенью тяжести совершенного правонарушения и мерой наказания для наиболее эффективного достижения целей юридической ответственности.

Требование индивидуализации юридической ответственности обязывает компетентный государственный орган (должностное лицо) сугубо индивидуально подходить к рассмотрению конкретного дела не только на этапе назначения наказания, но и на других стадиях развития правоотношения ответственности — от его возникновения до окончания. Более того, именно принцип индивидуализации, воплощая в себе начала справедливости и гуманизма, позволяет не только избрать соответствующую тяжести содеянного и личностным особенностям субъекта меру юридической ответственности (а также иных мер государственного принуждения в рамках данного правоотношения), но и на любом этапе прекратить ее осуществление, если это (не входя в противоречие с требованиями неотвратимости, законности и обоснованности правового воздаяния) способно наилучшим образом отразиться на достижении целей юридической ответственности. Игнорирование требований индивидуализации снижает эффективность юридической ответственности, нередко служит причиной правоприменительных ошибок (в частности, необоснованное и незаконное привлечение к юридической ответственности, применение неоправданно суровых либо слишком мягких мер наказания), а на этапе исполнения конкретной меры наказания — недостаточный учет динамики исправления и степени ресоциализации осужденных (наказуемых).

Наиболее ярко отмеченная закономерность проявилась в области уголовного права и смежных с ним отраслей. И это не случайно, так как, по словам Н.С. Таганцсва, «из всех областей права наиболее изменчивым является право уголовное: на понятиях о преступлении и наказании с наглядностью отражаются все политические и социальные перевороты народной жизни, и чем быстрее развивается жизнь, тем быстрее совершаются эти реформы»1Таганцев Н.С. Русское уголовное право; Лекции. Часть Общая. Т. I. М. 1994. С. 105.. Впоследствии, в советский период, эта важная особенность уголовно-правовых отношений была развита Е.Б. Пашуканисом: «Из всех видов права именно уголовное право обладает способностью самым непосредственным и грубым образом задевать отдельную личность. Поэтому оно всегда вызывало к себе наиболее жгучий, и притом практический, интерес. Закон и кара за его нарушение вообще тесно ассоциируются друг с другом, и, таким образом, уголовное право как бы берет на себя роль представителя права вообще, является частью, заменяющей целое»2 Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по теории государства и права. М.. 1980. С. 160. Цит. по: Лейст О.Э. Методологические проблемы юридической ответственности // Проблемы теории государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2001. С. 627.. На эту особенность указывают и современные ученые: «... ибо правовая жизнь есть определенное зеркало жизни общества в целом. В уголовных актах содержатся ценные и концентрированные (обобщенные) сведения о культуре народа, его укладе, отражается своеобразие общественно-политического уклада»3Малько А.В. Правовая политика и организация правовой жизни // Российская правовая политика / Под ред. Н.И. Матузова. А.В. Малько. М., 2003. С. 162..

Историческая ретроспектива свидетельствует о том, что именно в уголовно-правовых отношениях впервые были не только формально закреплены предпосылки и правила осуществления индивидуализации наказания, но и сделаны попытки теоретического обоснования индивидуализации в качестве принципа уголовного права и процесса. Так, еще в начале XIX в. один из первых российских криминологов С.В. Баршев, развивая идею справедливого воздаяния, указывал на прямую зависимость степени репрессивности наказательных средств от тяжести преступления. В частности, он отмечал, что «эти средства не должны быть употребляемы без разбора. Но всякий раз как скоро идет дело о назначении наказаний за преступления, из них со строгой осмотрительностью должно быть избираемо именно то, которое наиболее приличествует преступлению»4Баршев С. О мере наказания. М., 1840. С. I..

Такой подход вполне отвечал понятиям абстрактной справедливости и соответствовал традициям классической школы права. Однако появление социологических теорий и изменение вследствие этого видения целей наказания потребовало в процессе его назначения и исполнения, наряду с тяжестью содеянного, учета особенностей личности правонарушителя, ее прав и законных интересов. Эта особенность отмечалась и дооктябрьскими правоведами. В частности, С.П. Мокринский писал: «наказание... уже само по себе зло... Ставить и избирать предположения уголовной репрессии надлежит поэтому с величайшей осторожностью, разумной экономией общественных и государственных сил и возможною пощадой интересов самого наказываемого»5Мокринский С.П. Наказание, его цели и предположения. М., 1902. С. 29.. Об этом говорил и Н.С. Татищев: «... наказание падает на преступника за совершенное им преступное деяние с проявленными в нем субъективными и объективными элементами, и карательные меры должны иметь свойство применимости к особенностям каждого отдельного деяния, должны обладать свойством видоизменяемости или гибкости, способностью индивидуализироваться... Наказание должно быть направлено, насколько это достижимо, к возрождению в преступнике человека и полезного члена общества, к развитию и укреплению в нем начал религии и нравственности, к искоренению в нем дурных привычек, к приучению его к труду и порядку»6 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. М., 1994. Т. 2. С. 98..

Постепенно происходило и законодательное закрепление целей наказания в данном направлении. Детально разрабатывались критерии индивидуализации юридической ответственности, позволяющие отражать в назначаемом виновному наказании все многообразие социально-правовой действительности, и в первую очередь особенности личности правонарушителя. Но во время становления советской правовой науки в связи с довлеющей концепцией об отмирании права как такового при социализме проблемы ответственности были преданы забвению по мотивам отрицания буржуазных теорий. В дальнейшем соображения политической и практической целесообразности обусловили возобладание карательных начал в праве. Вследствие этого идея индивидуализации юридической ответственности в данный период, так и не успев сформироваться, по сути превратилась в фикцию. Однако кардинальные изменения во всех сферах жизнедеятельности нашего общества, начавшиеся с середины 50-х гг. XX в., положили начало тенденции признания общечеловеческих ценностей, важности личностного подхода, тем самым возродив идею индивидуализации юридической ответственности.

Дальнейшее развитие российского права связано с осторожной, во многом половинчатой, но последовательной гуманизацией правоохранительной сферы. И если в категории правонарушения (преступления) продолжали доминировать публично-правовые позиции (охрана и обеспечение прежде всего интересов государства), то в сфере ответствен ноет (наказания, взыскания) со временем стал отчетливо проявляться личностный подход. Об этом свидетельствуют активно развернувшееся в 60-х-80-х гг. прошлого века научное исследование вопросов, связанных с сущностью ответственности и наказания, их целями и функциями, разработка формально- юридических приемов соизмерения правонарушения и ответственности за него, стремление к детализации оценочных признаков и понятий, служащих критериями индивидуализации юридической ответственности, и др. Многие доктринальные новации постепенно закреплялись в законодательстве. Немало говорилось и собственно об индивидуализации юридической ответственности и наказания, причем как о необходимой деятельности соответствующих правоохранительных органов и как одной из важнейших идей правоприменительной практики в сфере борьбы с правонарушениями. Почти в каждом постановлении пленумов верховных судов СССР и РСФСР звучали требования усиления индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Современное отраслевое законодательство содержит в себе множество положений, направленных на индивидуализацию юридической ответственности. Однако кроме как в уголовно- исполнительном праве эта идея не нашла своего материального (нормативного) воплощения, хотя во время подготовки нового Уголовного кодекса РФ о необходимости этого говорилось очень много. В последние годы также наблюдается повышенный интерес к рассматриваемой проблеме. Между тем в подавляющем большинстве исследований сегодняшнего дня освещение индивидуализации, как и ранее, не выхолит за рамки формально-юридического анализа имеющихся отраслевых общих начал назначения наказания. Все это приводит к тому, что индивидуализация юридической ответственности рассматривается как требование только лишь формального (можно сказать, механического) учета при определении конкретной меры ответственности нормативных положений, касающихся тех или иных сторон деяния и его субъекта. Такая картина объясняется исключительно прикладным характером предпринимаемых отраслевых исследований. Неудивительно, что далее видения индивидуализации лишь в качестве процесса или способа применения норм об ответственности они не продвигаются. Между тем индивидуализация юридической ответственности является самостоятельным правовым принципом, одним из ярких показателей последовательного развития общества, постепенной его гуманизации. Это можно увидеть на основе анализа проявления ее требований на том или ином этапе развития отечественного государства и только в контексте социально-политических, экономических и иных особенностей, которыми было обусловлено своеобразие не только института наказания, но и самого права.

Эволюционный путь развития российского права отразился в генезисе целей юридической ответственности, порядке ее осуществления, в том числе в средствах дифференциации и индивидуализации, предопределяемых этими целями. Наказуемость конкретизировалась то с сословных, то с классовых позиций, различаясь как по объекту, так и по субъекту правонарушения, ценность которых для государства была неодинакова и менялась в зависимости от задач конкретного исторического периода. На протяжении довольно длительного времени в русском праве наравне со всеми вносимыми в него новациями действовали архаичные положения талиона, требующие возмездия по принципу «равное за равное». При этом все иные известные на тот момент принципы назначения и исполнения наказания им совершенно нейтрализовались. Однако в процессе общественного развития гуманистические начала все глубже проникали в социальную и правовую действительность, занимали прочные позиции в стане охранительных и карательных задач и средств государства, компенсировали их явную репрессивность и обезличенность. Идеи справедливости, соразмерности между преступлением и наказанием, «открытие» личности в преступнике находили отражение в целях и средствах государственного принуждения, пока наконец не воплотились в одной из основополагающих идей осуществления правоотношения ответственности — в требовании ее индивидуализации.

К настоящему времени накоплен богатый законодательный, исторический и историко-правовой материал, представляющий собой огромный опыт формирования личностного подхода в российском праве. Необходимостью систематизации этого опыта в контексте исследования развития индивидуализации как специфичного вида деятельности компетентных государственных органов в сфере борьбы с правонарушениями и принципа юридической ответственности продиктована подготовка настоящего монографического исследования.

Процесс формирования основных требований, критериев и приемов практического осуществления принципа индивидуализации юридической ответственности и наказания освещается в общем контексте с особенностями общественно-политической, экономической обстановки каждого конкретного периода истории нашей страны. Поэтому кроме деятельности правоохранительных и судебных органов и учреждений рассматривается деятельность иных государственных, а также общественных структур, без функционирования которых борьба с преступностью была бы невозможной. Их наличие и особенности проявления в общем деле обусловливались своеобразием общественно-политической ситуации в стране, задачами, стоящими перед государством, определенными нюансами его взаимоотношений с обществом.

Проблема эволюции требования индивидуализации юридической ответственности и наказания исследуется с точки зрения объективно-субъективных факторов. К объективным относятся социально-политическая, экономическая обстановка в стране, господствующие в обществе морально-этические ценности и воззрения; к субъективным — правовые и культурно-этические взгляды авторов различных монографических исследований, взгляды и действия отдельных политических фигур и общественных деятелей, оказавших значительное влияние на становление особенностей законодательной и правоприменительной практики борьбы с преступностью, на формирование политико-правовых принципов в рамках конкретного исторического этапа развития нашей страны.

Isfic.Info 2006-2017