Публичное право и экономика

Государственное регулирование экономики России


Дореволюционный период. Трудно определить момент, когда началось изучение экономики как института и стало формироваться экономическое законодательство. Вообще более или менее развитое «экономическое право» существовало еще в библейские времена, около 4500 лет назад. Об этом говорят шумерские источники, повествующие о сборах и коррупции1См.: Летенко А.В. Российские хозяйственные реформы. История и уроки. М., 2004. С. 8..

Применительно к России можно констатировать, что отдельные экономические нормы содержит уже «Русская правда» (XII в.). Ряд положений Псковской грамоты был посвящен торгово-ремесленным отношениям.

Наиболее наглядно историю экономического законодательства можно проследить через призму истории правлений. Как известно, правление любого царя нуждалось в средствах. Наиболее распространенными способами изыскания таких средств были натуральные повинности, государственные монополии и откупа, налоги. Так, винная монополия была установлена при Иване Грозном в середине XVI в. Петр I расширил государственные монополии на производство и продажу отдельных видов товаров, то есть исключительное право государства на получение с них доходов, присоединив к винной монополии табачную, соляную, пушную и др. Указом от 21 июля 1707 г. была установлена «казенная продажа» целого ряда общеупотребительных товаров — дегтя, каломази, ворванного и квашенного сала. Указом от 1 июня 1709 г. этот перечень был расширен за счет щетины.

Кроме того, государственная монополия распространялась на селитру, пеньку, юфть, поташ, смольчуг, воск, клей, ревень, икру, смолу, льняное семя и конопляное масло, строительный материал и даже дубовый фоб, который продавался по цене вчетверо дороже. Такой широкий монополистический перечень затруднял деятельность русских купцов, поэтому уже в 1712 г. была отменена казенная монополия на строительные материалы (кирпич, глину), а в конце 1718 г. — на все остальные «мелочные казенные промыслы», за исключением поташного и смольчужного, оставленных ради охраны леса.

Оставалась монополия и на клей и икру. Такая цикличность регулирования в известной мере оправдана, поскольку экономическая политика — часть политики государственной, которая должна быть гибкой. Кстати, по свидетельству одного из современников И. Фоккеродта, Петр I «не раз жаловался, что из всех государственных дел для него ничего нет труднее коммерции и что он никогда не мог составить себе ясного понятия об этом деле во всей его связи». Только государственная необходимость заставила его заняться экономической политикой.

Другим известным источником пополнения государственной казны были откупа. Отдавая те или иные виды промыслов на откуп, государство гарантировало себе поступление доходов с них либо в твердо установленной сумме, либо в процентном соотношении. На откуп отдавались торжки, мельницы, общественные бани, кладовые. При Петре I все дворы, использовавшиеся для постоя и найма, были описаны у владельцев и отданы в содержание от казны с публичного торга (при этом четверть наемной платы причиталась казне, остальное — хозяину заведения). Подобное правило распространялось на мельницы и лавки, отдаваемые на содержание торговцам, которым запрещалось торговать на улице или вразнос. Указом от 10 февраля 1721 г. на откуп разрешалось отдавать даже взимание пограничной пошлины.

Меркантилисткая политика Петра I отличалась и протекционизмом, защитой российских производителей. Устанавливались высокие таможенные пошлины. В числе нормативных актов того времени можно назвать Указ от 24 января 1718 г. о взимании пошлины с возов, прибывающих в Москву, Указ от 24 июля 1719 г. о пошлинах на привозные иностранные иглы.

Протекционизм и опека Петром I народной торговли и производства выражались и в том, что он издавал специальные указы о том, как беречь лес, разводить табак, вырабатывать шелк и вино, косить хлеб, ткать холсты, разводить животных. При нем впервые появилась открытая торговая информация — публиковались заграничные цены на разные товары, «дабы знали, где дешево или дорого».

Анна Иоанновна в целях поощрения фабричного производства Указами от 6 апреля 1731 г. и от 7 января 1736 г. дозволила заводчикам торговать своими товарами в собственных лавках, приобретать крепостных без земли. Также вменялось в обязанность создавать при фабриках технические школы. Дозволялось прикреплять к фабрикам на пятилетний срок лиц несостоятельных, бродяг и нищих, но воспрещалось принимать новых рабочих без паспортов. По Указу от 8 октября 1731 г. было видоизменено управление по торгово-промышленной части: мануфактур-контора и берг-коллегия были соединены с коммерц-коллегией, которую разделили на три секции, заведовавшие горным делом, мануфактурами и торговлей.

Во времена Елизаветы Петровны главным реформатором в экономической сфере стал П.И. Шувалов. С его именем связана разработка Таможенного устава (1755), благоприятствование в отношении Украины, учреждение Государственного заемного банка (1754), состоявшего из Банка для дворянства и Банка для поправления при Санкт-Петербургском порте коммерции. Шувалов предлагал создать Контору государственной экономии, которая должна была заняться продовольственным снабжением армии и населения, включая сбор сведений об урожае, установление цен на хлеб и заведение хлебных магазинов. Однако это предложение было отвергнуто. В 1755 г. вводится дворянская монополия на винокурение, окончательно закрепленная Уставом о винокурении через 10 лет. Такова была победа дворянства в конкуренции с купечеством.

Екатерина II, не отказываясь в определенной степени от политики покровительства и содействия развитию отечественной торгово-промышленной деятельности, с 1782 г. стала применять к ней либеральную концепцию laissez-faire (полного невмешательства). Она ликвидировала сословные банки и открыла общий Государственный заемный банк, который применял ставку 5% годовых. Вообще, к середине XVIII в. в соперничество с теорией меркантилизма вступило учение физиократов (Дюпон де Немур, Мирабо, Мерсье де Ла Ривьер), суть которого в том, что накопление капитала в промышленности и торговле возможно только на основе «чистого продукта», получаемого из природы за счет сельского хозяйства. Екатерина II была последовательницей этого учения, она ценила сельское хозяйство и была против промышленных привилегий и монополий. При этом она оставалась сторонницей свободного рынка и минимального государственного регулирования промышленности.

Связь российской политики с европейской, ведущая свое начало с правления Петра I, была весьма прочной. Почти во всех европейских государствах продуктами потребления, облагавшимися косвенными налогами, были соль, алкоголь и табак (например, во Франции существовал «габель» — налог на соль). Повсеместно устанавливались ввозные пошлины на предметы роскоши. Любопытно, что в крупных державах примерно в одно время реформируется система учета доходов и расходов: Петр I создает финансовые коллегии, Людовик XIV во Франции вводит капитацию, а Карл VI проводит финансовую реформу в Австрии. Таким образом, уже тогда экономическая взаимозависимость стран формировала основы для нынешней глобализации.

В качестве источника пополнения государственного бюджета практиковалась и продажа государственных должностей и титулов. В России взимание платы при производстве в следующий чин было введено при Павле I. Для пополнения бюджета также проводились лотереи2Лотерею как способ пополнить казну изобрели итальянцы, по их примеру в мае 1539 г. кроль Франциск I учредил первую лотерею во Франции (см.: Клулас И. Диана де Пуатье. М., 2004. С. 105)., внутренние и внешние займы.

В декабре 1801 г. Александр I распространил право заниматься торгово-промышленной деятельностью и владеть землей на купечество, мещан и казенных поселян. Впоследствии помещикам было дозволено производить заграничную оптовую торговлю с уплатой гильдейских повинностей. В 1810 г. был создан Государственный Совет, подразделявшийся на четыре департамента: законодательный, военных дел, гражданских и духовных дел, государственной экономии. К последнему принадлежали «предметы общей промышленности, наук, торговли, финансов, казначейства и счетов». Министерство коммерции было упразднено, а его дела разделены между министерством внутренних дел и финансов. В 1812 г. крестьянам было разрешено производить торговлю от собственного имени по годовому свидетельству, приобретаемому в уездном казначействе. В 1817 г. откупная система продажи вина была заменена казенной, а управление питейными сборами сосредоточилось в казенных палатах.

Александр II главным средством оживления экономической жизни и пополнения казны считал постройку сети железных дорог (20 тыс. км). Систематизируется при нем и питейная политика. Были уничтожены винные откупа. Откупщики наживались на своем промысле, систематически подкупая все местное чиновничество, платя «дополнительное жалованье», размер которого нередко превышал размер жалованья государственного. Положение о питейном сборе от 4 июля 1861 г. вводит вольную продажу питей (спиртных напитков), с взиманием обязательных государственных платежей. Положение делит доход с питей в пользу казны на: 1) акцизы с производимого количества питей и 2) патентный сбор с заводов для приготовления питей и изделий из вина и спирта, а также с заведений для продажи питей.

В 1870-1880-х гг. в России возникли монополистические объединения, первыми из которых были предприятия, обслуживающие железнодорожное строительство («Союз рельсовых фабрикантов», 1882), а также объединения заводов, изготовляющих мостовые конструкции, рельсовые крепления и пр.). Объединялись сахарозаводчики, был создан экспортный синдикат бакинских керосинозаводчиков.

С именем Александра III связано наведение порядка в финансах. В целом он довольно жестко проводил протекционистскую экономическую политику.

Таким образом, экономическая политика была частью государственный политики в эпоху каждого из российских правителей. В какие-то моменты государство становилось более жестким, а в другое время поощряло развитие предпринимательства. Большинство этих мер находило отражение в актах экономического законодательства; так оно и формировалось.

Isfic.Info 2006-2017