Сравнительное уголовное право

Вступление


Сравнительное уголовное право является составной частью (отраслью) науки сравнительного права и представляет собой совокупность знаний об уголовно-правовых системах современности, их истории и закономерностях развития.

Помимо чисто познавательных задач, сравнительное уголовное право преследует вполне определенные практические цели — способствовать гармонизации и совершенствованию национальных уголовных законодательств, облегчать взаимодействие органов различных государств в борьбе с преступностью.

Интерес к сравнительному исследованию уголовно-правовых систем стал заметно возрастать в последние годы в связи с развитием институтов международной уголовной юстиции, актуализацией задач имплементации в национальное законодательство норм международного гуманитарного права и международного права прав человека и некоторыми другими факторами.

Следует признать, что на протяжении многих десятилетий основные усилия компаративистов были сконцентрированы на сфере частного права. Так, в ставшей уже «классикой» книге Рене Давида «Основные правовые системы современности» вопросы уголовного права затрагиваются лишь вскользь.

Фундаментальная Международная энциклопедия сравнительного права вообще обошла вниманием уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.

Тем не менее, значительный интерес к зарубежному уголовному праву и к его изучению проявлялся в Европе уже в XIX веке.

Еще в 1852 году в Италии был издан фундаментальный трехтомный труд Луиджи Дзуппета «Полный курс сравнительного уголовного законодательства», в котором автор по тематическому принципу провел сравнительный анализ французского, австрийского, пьемонтского, моденского, тосканского и сицилийского уголовного законодательства.

В 1894 и 1899 годах в Германии под редакцией Листа и Крузена вышло двухтомное издание «Современное уголовное законодательство в сравнительном изложении». В первом томе (1894 год) излагалось уголовное право европейских государств, во втором (1899 год) — уголовное право неевропейских стран.

В 1955 году в Западной Германии началась публикация нового многотомного издания, содержавшего очерки уголовного права некоторых зарубежных государств. Это издание было переведено на русский язык и с 1957 года выпускалось в СССР том за томом «Издательством иностранной литературы» под названием «Современное зарубежное уголовное право». В первый том, в частности, вошли очерки уголовного права Аргентины, Дании, Японии и Югославии.

В ноябре 1924 г. в Париже была учреждена Международная ассоциация уголовного права (МАУП), регулярные конгрессы который стали важнейшим форумом для обмена идеями и опытом между учеными-пеналистами из различных стран мира.

В 1938 году во Фрейбурге (Германия) основан Институт иностранного и международного уголовного права Макса Планка.

Крупный вклад в развитие сравнительного уголовного права внес выдающийся ученый-компаративист Марк Ансель (1902-1990), по инициативе которого в 1973 году был основан Центр по изучению уголовной политики.

Во Франции под эгидой Французского центра сравнительного права издается Журнал уголовно-правовой науки и сравнительного уголовного права.

Современный этап в развитии зарубежных сравнительных уголовно-правовых исследований знаменует довольно объемистая монография известного французского пеналиста Жана Праделя «Сравнительное уголовное право», вышедшая двумя изданиями в 1995 и 2002 годах. В этой работе автор рассматривает институты не только материального, но и процессуального уголовного права. В качестве основной базы для исследования взято законодательство Франции, Германии, Италии, Англии, США, Канады, Швейцарии. Эпизодически встречаются ссылки и на другие государства.

Нельзя не признать, что и в отечественной науке традиция сравнительного исследования зарубежного уголовного права была заложена уже достаточно давно, еще в дореволюционную эпоху. Так, фундаментальный курс уголовного права Н.С. Таганцева, изданный в 1902 году, при изложении любого института давал сравнение русского законодательства с иностранным, а также содержал общий обзор зарубежного уголовного законодательства. Другой видный русский ученый-криминалист С.В. Познышев в начале XX века писал, что «сравнительное изучение уголовного права должно занимать весьма видное место в содержании науки».

В советский период иностранное уголовное право неизменно пользовалось вниманием отечественных ученых, хотя коренным образом изменился вектор и назначение подобных исследований. Практический интерес сменился идеологическим: обращение к зарубежным примерам должно было проиллюстрировать прогрессивный характер уголовного права СССР и стран народной демократии. Таким образом, главной функцией сравнительного правоведения стала пропагандистская, воспитательная.

Как правило, без критического анализа буржуазного уголовного законодательства не обходилась ни одна крупная научная монография или учебный курс. Например, в учебнике уголовного права 1948 года зарубежному уголовному праву посвящены целые главы.

При этом ученых, специализировавшихся на исследовании именно зарубежных уголовно-правовых систем, в СССР было совсем немного. Крупнейший вклад в развитие сравнительного уголовного права внес профессор Ф.М. Решетников. Его перу принадлежит целый ряд замечательных работ. Исследованием мусульманского деликтного права в нашей стране уже не одно десятилетие занимается профессор Л.Р. Сюкияйнен. Нельзя также не отметить появившиеся еще в советский период крупные работы профессора И.Д. Козочкина по зарубежному уголовному праву, включая переводы и сборники нормативных актов.

Весьма характерно, что в советское время исследование зарубежного уголовного законодательства (как и любого другого) проводилось исключительно по группам: «буржуазные страны», «развивающиеся государства» и «страны социалистического содружества». В частности, в 1970-1980-е годы появился ряд крупных монографий по уголовному праву развивающихся стран.

Только в 1990-е годы с исчезновением идеологических рамок стало возможно проведение исследований в глобальном масштабе, что дало новый импульс развитию сравнительного правоведения. Именно к этому периоду относятся первые попытки российских ученых осмыслить современное уголовное право как нечто целое, дать сопоставление основных уголовно-правовых систем.

Одной из первых работ такого плана стало учебное пособие С. Боронбекова «Современные уголовно-правовые системы и школы», изданное в 1994 году. Попытки дать общее сопоставление уголовно-правовых систем и тенденций их развития были предприняты и в научных журналах.

С наступлением XXI века в России появляются первые комплексные работы по сравнительному уголовному праву, знаменующие превращение последнего в самостоятельную научную дисциплину. Важно, что в них представлен именно сравнительный анализ уголовно-правовых институтов, а не просто описание зарубежного законодательства.

Признавая безусловные заслуги авторов вышеуказанных трудов, нельзя не констатировать, что ни одна из этих работ не претендует на охват уголовного права современных стран в целом, ограничиваясь отдельными регионами или группой стран. Так, А. Малиновский отобрал для своего исследования девять государств: Россию, КНР, Испанию, Польшу, Германию, Францию, Швейцарию, Англию и США. А. Корчагин и А. Иванов предприняли попытку сопоставить уголовное законодательство также девяти стран: Голландии, Испании, КНР, Северной и Южной Кореи, России, США, Германии и Японии.

Вышедшая в 2007 году работа Г.А. Исакова представляет собой введение в сравнительное уголовное право. В ней рассматриваются типология уголовно-правовых систем современного мира, историческое развитие и отличительные черты уголовно-правовых семей.

Немало работ в последние годы было посвящено сравнительному исследованию отдельных уголовно-правовых институтов.

Значительную часть отечественных публикаций в области зарубежного уголовного права составляют работы, содержащие изложение уголовного права конкретных стран или его отдельных институтов. Такие публикации не являются сравнительно-правовыми в строгом смысле слова, поскольку описание зарубежного права еще не есть использование сравнительного метода. В частности, речь идет об учебных курсах уголовного права зарубежных стран, в которых обычно рассматриваются уголовно-правовые системы Германии, Франции, Англии, США, Японии, иногда Италии.

Сегодня для российских ученых открываются новые возможности в области непосредственного изучения зарубежного уголовного законодательства. Прежде всего, это касается доступа к первоисточникам. Развитие глобальной сети Интернет к настоящему времени позволяет получить в достаточно актуальном виде уголовные законы десятков государств мира на любых, в т.ч. основных европейских языках (русском, английском, французском, немецком, испанском, португальском). Ссылки на «сетевые» источники стали уже общепринятыми в научных трудах.

Значительный материал для исследователей дает публикуемая с 2001 года петербургским издательством «Юридический центр Пресс» серия «Уголовное законодательство стран мира», в которой уже представлено более 30 стран (хотя пользоваться этими переводами ученому надо крайне осторожно ввиду их быстрого устаревания).

Поэтому можно с полной уверенностью предсказать, что в ближайшем будущем количество сравнительных исследований в области уголовного права будет возрастать.

Подводя итог краткому экскурсу в уголовную компаративистику, следует констатировать, что на сегодняшний день в отечественной литературе нет исследования, которое имело бы обобщающий глобальный характер и комплексно раскрывало в сравнительном плане основные институты современного уголовного права.

Восполнить указанный пробел попытался автор настоящей работы. Ее главной задачей является исследование действующего уголовного законодательства и других источников уголовного права стран мира с целью выявить общие подходы и основные различия в регулировании всех уголовно-правовых институтов, тенденции развития последних, а также магистральные направления развития современного уголовного права в целом.

Сфера исследования не ограничена какими-либо географическими границами или определенным кругом стран. Автором были проанализированы действующие уголовных кодексы и законы более чем 130 государств. По наиболее принципиальным вопросам (таким, например, как смертная казнь) с помощью вторичных источников было изучено уголовное законодательство практически всех стран мира.

Возникает закономерный вопрос: зачем нужно привлекать для сравнительного исследования широкий массив уголовного законодательства десятков стран мира, в том числе «экзотических», когда можно ограничиться несколькими наиболее крупными и юридически развитыми странами?

Постараемся на него ответить. Вовлекая в сферу научного исследования возможно широкий материал, автор старался преодолеть узость «выборочного» и регионального подходов. Это позволяет подняться над отдельными, частными национальными примерами и увидеть уголовно-правовые институты в общем контексте основных уголовно-правовых систем современности, обнаружить действительно глобальные тенденции развития уголовного права в мире.

Вообще, представляется необоснованным пренебрежение к уголовному законодательству слаборазвитых государств так называемого «Третьего мира» как к объекту исследования. Дело в том, что именно в силу отсутствия у них собственной юридической науки и зависимости в этом плане от бывших метрополий новые уголовные кодексы таких государств становятся отражением самой передовой европейской научной мысли. Практически все они подготовлены под руководством или при непосредственном участии английских, французских и других европейских ученых-пеналистов.

Именно развивающиеся государства (выражаясь привычной терминологией), не обремененные косностью собственных уголовно-правовых традиций, нередко становятся своего рода «полигоном» для различного рода нововведений, выработанных ведущими школами уголовного права.

Так, начиная с 1860 года, составленные ведущими британскими специалистами кодификации английского уголовного права вводились не в самой метрополии, а в ее колониях.

Проект УК Эфиопии 1957 года был подготовлен комиссией во главе с известным швейцарским юристом Ваном Гравеном. Основой для его составления послужила швейцарская судебная практика и УК Швейцарии 1937 года. В результате эфиопский кодекс стал самым прогрессивным и юридически совершенным образцом уголовного законодательства своего времени и оставался таковым до конца 1980-х годов.

Большой интерес для исследования представляют также уголовные законы малых европейских стран, которые нередко оказываются в авангарде развития уголовного права. Достаточно вспомнить, что институт условного осуждения появился впервые в XIX веке в маленькой Бельгии, откуда затем распространился на весь мир.

Что касается стран с элементами мусульманской уголовно-правовой системы, то изучать и использовать для сравнительного анализа их право просто необходимо хотя бы для того, чтобы создать «шкалу оценки», т.е. определить масштабы различий между существующими основными уголовно-правовыми системами.

По глубокому убеждению автора, только сравнительное исследование уголовного законодательства в мировом масштабе, не ограниченное узкими рамками отдельных государств, позволяет увидеть все многообразие национальных подходов к решению той или иной правовой проблемы. Последнее, в свою очередь, позволяет расширить границы юридического мышления, преодолеть шаблонное восприятие правовых явлений.

К счастью, в российской науке сравнительного права уже имеются примеры успешного проведения исследования в общемировом масштабе. Так, подготовленная Институтом государства и права РАН монография «Сравнительное конституционное право» (М., 1996) охватила конституционное законодательство и практику всех стран мира. Именно эту работу автор настоящего исследования рассматривал в качестве своего рода методологического образца.

Исследуя важнейшие институты уголовного права, автор ставил своей задачей не описание конкретных национальных уголовных законодательств, а выявление различных уголовно-правовых моделей и их сопоставление. Таким образом, в основу настоящего исследования положен институциональный подход, а не изложение уголовно-правовой материи порознь взятых стран.

К сожалению, рамки данного исследования не позволяли провести развернутый теоретический анализ рассматриваемых институтов и присущих уголовно-правовым системам подходов к их регулированию. Представляется, что такой анализ может и должен проводиться в работах, посвященных отдельным институтам.

За пределами исследования также остались практика применения уголовного законодательства, его криминологическая обоснованность, вопросы уголовной политики — отдельная и весьма сложная тема.

Сопоставляя различные подходы к решению тех или иных уголовно-правовых проблем, автор старался сохранить объективность и воздерживаться от категорических суждений. Вообще, для компаративиста, имеющего дело с правом суверенных государств, особенности которого нередко обусловлены многовековой традицией, очень важно выдерживать такт, избегая поспешных выводов о преимуществах и недостатках. Именно такой бесстрастный стиль отличал труды мэтра сравнительного права Рене Давида, который не делил правовые системы на «цивилизованные» и «варварские», «правильные» и «неправильные».

В число задач настоящей работы не входила дача конкретных рекомендаций законодателю или практических советов правоприменителю. Однако проведенное исследование может представлять для нашей страны не только познавательный, но и вполне практический интерес.

Выбранный автором широкий формат исследования позволяет соотнести уголовно-правовое развитие современной России с общим контекстом развития современного уголовного права.

Для чего это необходимо делать? Прежде всего, это дает возможность оценить, в каких «точках» (нормах, институтах, принципах) российское уголовное право полностью отвечает общепринятым подходам, в каких представляет собой один из возможных вариантов решения проблемы, а в каких — идет вразрез с преобладающими в мире тенденциями.

Понимание общемирового контекста и пределов вариативности развития современного уголовного права крайне важно для определения ориентиров дальнейшего развития нашего собственного уголовного законодательства.

Хотя с момента принятия Уголовного кодекса РФ (1996 г.) прошло уже достаточно много времени, было бы ошибкой полагать, что все основные, принципиальные вопросы развития отечественной уголовно-правовой системы уже решены и речь может идти лишь о ее дальнейшем совершенствовании путем частных поправок.

Нет, сегодня мы по-прежнему имеем перед собой целый ряд важнейших вопросов, раскалывающих сообщество ученых-юристов, правоприменителей и само российское общество.

Ужесточать или гуманизировать уголовное законодательство в условиях столь напряженной криминогенной обстановки и новых опаснейших вызовов со стороны преступного мира?

Что делать с «замороженным» институтом смертной казни — окончательно ликвидировать по образцу Европы или, напротив, вновь начать активно использовать, как это происходит в США и КНР?

Узаконить формально институт уголовной ответственности юридических лиц, как это делают в большинстве стран мира, или продолжать «растворять» его в иных режимах публично-правовой ответственности?

Признать ли официально значение источника уголовного права за решениями Верховного Суда России или по-прежнему рассматривать их только как акт толкования нормы права?

Восстановить ли конфискацию имущества как вид уголовного наказания или ограничиться институтом специальной конфискации как «иной меры уголовно-правового характера»?

Легализовать ли «легкие» наркотики или, напротив, криминализировать любое употребление наркотических средств?

Все эти и многие другие вопросы предстоит решать в ближайшие годы нашей юридической науке и законодателю.

Настоящая работа адресована, прежде всего, студентам юридических вузов и преподавателям уголовного права. Только изучение зарубежных правовых систем позволяет понять сильные и слабые стороны собственного права.

Полагаем, что она будет также весьма полезным рабочим материалом для всех, кто занимается исследованиями в области уголовного права.

Наконец, хочется надеяться, что собранные и проанализированные в работе фактические данные будут востребованы при подготовке проектов дальнейшего совершенствования уголовного законодательства России и стран Ближнего Зарубежья.

Isfic.Info 2006-2017