Сравнительное уголовное право

Виды преступных объединений


Поскольку современная преступность, в т.ч. организованная, весьма многогранна по своим проявлениям, законодатель многих стран не может ограничиться единой категорией преступного объединения.

В силу этого имеет место как бы параллельная криминализация сразу нескольких типов уголовно-противоправных организаций. При этом критерием для разграничения выступают, чаще всего, преследуемые преступные цели, а иногда также методы отдельности.

Как показывает сравнительный анализ современных уголовных законодательств, наряду с категорией преступного объединения (группы, организации, сообщества) общего характера, наиболее часто выделяются следующие специальные типы преступной организации: банда; антигосударственная (экстремистская, террористическая, шпионская) организация; незаконное вооруженное формирование.

Кроме того, в некоторых странах самостоятельная уголовная ответственность установлена за организацию, руководство и членство в организации, имеющей целью производство и торговлю наркотиками.

Наиболее развитая система существует в странах СНГ, уголовное законодательство большинства из которых предусматривает следующие виды преступных объединений:

  1. организованная преступная группа;
  2. преступное сообщество;
  3. банда;
  4. незаконное вооруженное формирование.

В России и Таджикистане к этому перечню добавлены экстремистское сообщество и экстремистская организация, в Грузии — террористическая организация, в Казахстане — террористическая группа, на Украине — террористическая группа и террористическая организация, в Узбекистане — «религиозные экстремистские, сепаратистские, фундаменталистские или иные запрещенные организации», а также террористическая организация.

Кроме того, в Грузии недавно был криминализирован весьма специфический вид организованной преступности. В соответствии с принятым здесь Законом «Об организованной преступности и рэкете» от 20 декабря 2005 г. грузинский УК был дополнен статьей 223-1 «Членство в воровском мире. Бытность вором в законе», согласно которой членство в воровском мире — наказывается лишением свободы сроком от 5 до 8 лет со штрафом или без, а бытность вором в законе — лишением свободы сроком от 7 до 10 лет со штрафом или без.

При этом воровской мир определяется как «любое сообщество лиц, действующее по установленным/признанным им правилам и целью которого является путем устрашения, угрозами, круговой порукой, воровской разборкой, вовлечением в противозаконные действия несовершеннолетних, достижение выгоды для своих членов или иных лиц с помощью преступных действий или путем побуждения к таковым других». Членом воровского мира считается «любое лицо, которое признает воровской мир и активно действует для достижения целей воровско го мира».

Наконец понятие «вор в законе» определяется как «член воровского мира, который по специальным правилам воровского мира, в любой форме управляет им, или/и организовывает воровской мир или определенную группу лиц».

Не менее многочисленны виды преступных объединений в уголовном законодательстве ряда стран Дальнего Зарубежья.

УК Германии выделяет три самостоятельных типа преступных объединений:

  1. вооруженная группа (аналог незаконного вооруженного формирования в странах СНГ);
  2. преступное сообщество;
  3. террористическое сообщество.

В то же время УК Германии употребляет термин «банда» когда речь идет о квалифицирующих признаках ряда составов преступлений.

Во Франции система преступных объединений включает:

  1. организованную банду (ст. 132-71 УК);
  2. объединение преступников (ст. 450-1 УК);
  3. группу, созданную в целях незаконного оборота наркотических средств (ст. 222-34 УК);
  4. боевую группу (ст. 431 -13 УК).

При этом, аналогично УК Германии, категория «организованная банда» употребляется только в виде квалифицирующего признака некоторых составов.

По УК Испании наказывается создание незаконных объединений:

  1. имеющих целью совершение преступления или его продолжение;
  2. в виде вооруженных банд, формирований или террористических групп;
  3. имеющих законные цели, но использующих для их достижения насильственные методы, запугивание или контроль за личностью;
  4. имеющих военный характер;
  5. побуждающих или подстрекающих дискриминацию, ненависть, насилие против лиц, групп или объединений по мотивам идеологии, религии, убеждений, этнической, расовой или национальной принадлежности их членов или кого-либо из них, пола, сексуальной ориентации, семейного положения, болезни или инвалидности.

УК Болгарии предусматривает следующие виды преступных объединений:

  1. группа, образованная с целью совершения преступлений;
  2. организованная группа;
  3. вооруженная группа;
  4. группа, созданная с целью незаконного оборота наркотических веществ;
  5. группа, в которой участвует должностное лицо;
  6. организация или группа, которая, используя насилие или угрозы, заключает сделки или извлекает выгоду.

Помимо этого, в ст. 109 УК Болгарии предусмотрен еще один вид — организация или группа, поставившая целью совершение преступлений против Республики.

Представляется важным вкратце остановится на таких специальных видах преступных объединений, как банда, «антигосударственная» организация и незаконное вооруженное формирование.

Банда

Бандитизм является одной из первых (по времени возникновения) форм организованной преступности. Исторически термин «банда» означает группу вооруженных грабителей. Однако в современном уголовном законодательстве цели деятельности банды понимаются весьма широко, главный акцент делается на образе действий — вооруженное насилие.

Так, в странах СНГ банда традиционно определяется как «устойчивая вооруженная группа, созданная в целях нападения на организации или граждан». УК Польши, не используя сам термин «банда», устанавливает наказание за активное участие в преступной группировке, участники которой «общими силами совершают насильственное покушение на лицо или имущество».

По УК Алжира карается организация, руководство и членство в вооруженных бандах, созданных с целью покушения на свержение режима, заговора, военного мятежа, захвата командования в вооруженных силах, резни и опустошения, налетов и грабежа, нападения на государственные силы. При этом алжирский законодатель допускает возможность невооруженного бандитизма, что придает данному понятию чрезмерно широкий смысл.

Очевидно, особая опасность бандитизма, в силу насильственного характера преступных действий и служит для современного законодателя основанием выделения банд из ряда других преступных объединений.

Ответственность за создание банды и участие в ней предусмотрена в Особенной части УК стран СНГ, Латвии, Монголии. Сходные по содержанию нормы об ответственности за бандитизм имеются в УК Австрии, Индии, Италии, Польши, Сингапура, Туниса, Турции, а также УК штатов США. При этом сам термин «банда» может и не употребляться.

Напротив, уголовные законы многих стран (например, Аргентины, Бельгии, Бразилии, Гаити, Кубы, Македонии, Франции) предусматривают ответственность за создание банд, но не указывают характерных отличительных признаков этих организаций. С учетом контекста соответствующих статей, можно сделать вывод, что термин «банда» в законодательстве указанных стран используется как синоним преступной организации вообще, т.е. в более широком смысле. УК Мексики и Никарагуа устанавливают ответственность за создание «объединения или банды» с преступными целями. УК Испании упоминает «вооруженные банды» как разновидность незаконных объединений.

Закон ЮАР о предупреждении организованной преступности 1998 года оперирует понятием «банда» в качестве единственного обозначения преступной организации.

Наконец, в Японии действует специальный Закон о пресечении незаконных деяний членов бандитских группировок 1991 года, в котором под бандой понимается «организация, в отношении которой существует опасение, что она способствует тому, чтобы ее члены (включая членов ее структурных подразделений) совершали коллективные и регулярные насильственные незаконные деяния».

«Антигосударственные» организации

Феноменом последних лет в России и ряде зарубежных стран стало сращивание политического и религиозного экстремизма с общеуголовной организованной преступностью. Поэтому представляется вполне правомерным рассматривать разного рода экстремистские, террористические организации в качестве одной из самостоятельных форм организованных преступных объединений.

Ответственность за создание «антигосударственных» организаций обычно предусмотрена в разделах Особенной части о преступлениях против безопасности государства или против конституционного строя.

В УК Австрии подобные преступные объединения именуются «угрожающие государству объединения», УК Албании — «антиконституционные партии или ассоциации», УК Литвы — «антиконституционная группа или организация», УК России — «экстремистское сообщество» и «экстремистская организация», УК Узбекистана — «религиозные экстремистские, сепаратистские, фундаменталистские или иные запрещенные организации».

Незаконные вооруженные формирования

Современные государства рассматривают как серьезную угрозу существование незаконных «частных армий», независимо от того, какие цели провозглашают и преследуют их создатели. Особую опасность такие группировки приобретают в условиях сепаратизма и ослабления центральных институтов власти.

Обычно незаконные вооруженные формирования не рассматриваются в контексте организованной преступности, тем не менее, с формально-юридической точки зрения они обладают некоторыми признаками преступной организации (кроме преступной цели).

В отличие от бандитизма, для таких организаций законодатель не предусматривает в качестве обязательного признака состава преступления наличие целей совершения преступлений против граждан и имущества и вообще каких-либо преступных целей. Ответственность наступает за сам факт создания незаконного вооруженного формирования или участия в нем.

Isfic.Info 2006-2018