Правовые формы отношений Советского государства и Русской Православной Церкви

Соотношение понятий «правовая форма», «форма права», «источник права»


Формирование понятия правовой формы и разработка ее отдельных аспектов. Как известно, право в целом обладает свойством формальной определенности. В то время как в отечественной и зарубежной доктрине понятия «правовая форма», «форма права» нашли свое выражение, определение категории «правовые формы государственно-конфессиональных отношений» до настоящего времени не получило своей юридической формализации. Разработка данного вопроса представляется особенно необходимой, так как она призвана содействовать совершенствованию использования права в целях реализации функций государства, роль которого возрастает. Значимость формулирования определения понятия «правовая форма государственно-конфессиональных отношений» заключается в том, что отсутствие в современной отечественной научной доктрине данного определения в качестве одной из систематизирующих юридических конструкций препятствует осуществлению глубоких комплексных исследований механизма регулирования государственно-конфессиональных отношений. Предлагаемое определение будет способствовать выявлению сущности, значения и перспектив этого явления в демократическом правовом государстве. В условиях политико-правовой модернизации актуализируется вопрос о совершенствовании юридических форм государственной деятельности в целом и государственно-конфессиональных отношений в частности. Наиболее оптимально используемые формы юридической деятельности придают необходимый динамизм и результативность происходящим в стране преобразованиям, становятся одним из решающих факторов построения правового государства и становления гражданского общества.

Юридические формы государственной деятельности существенно отличаются друг от друга содержанием выполняемых задач и соответственно характером действий, способов, методов, средств их решения, направленностью юридических процедур. Механизм правового регулирования предполагает во всех государственных органах определенную логическую структуру, алгоритм действий, нацеленность на эффективность выполнения поставленных задач.

Каждый вид государственной деятельности находит свое юридически значимое выражение в определенных юридических формах. Как полагает Е.Е. Тонков, кризисная ситуация налагает отпечаток на функциональное содержание государственной деятельности, что соответственно влечет за собой трансформацию юридических форм: законодательной — в правотворческую, правоисполнительной — в правоуправленческую, судебной — в правоохранительную, реализующую правосудную и правозащитную функции, контрольно-надзорную — в контрольную (включающую надзор как общее — частное)1См.: Тонков Е.Е. Трансформация юридических форм осуществления государственных функций в условиях кризисной ситуации // История государства и права. 2009. № 11. С. 5.. По мнению С.В. Масалытиной, содержанием право- управленческой формы охватывается комплекс задач, решаемых ранее в процессе правоисполнительной и организационно-распорядительной деятельности2Масалытина С.В. Юридические формы государственной деятельности в условиях политико-правовой модернизации: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Белгород, 2009. С. 3-4.. Эволюция функций и назначения государства инициирует возникновение новых юридических форм государственной деятельности, способных адекватно отвечать насущным потребностям времени.

Нормы права, являясь формализованными волевыми положениями, отражающими идеальные модели общественной практики, составляют материальную основу развития и совершенствования правовых форм государственной деятельности. При рассмотрении юридических форм с учетом формирования нового нормативного содержания возникает необходимость в переосмыслении теоретических конструкций и анализе возникающих тенденций.

В Советском государстве назначение и роль права были существенно деформированы. Как отмечает Н.И. Матузов, «длительное и безраздельное господство позитивного права в худшем его понимании (в духе Вышинского) и отрицание идей естественного не могли привести к адекватным выводам, характерным для демократического гражданского общества»3Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. Саратов, 2003. С. 178-179..

Проблема правовой формы, оживленно обсуждавшаяся на протяжении развития юридической науки, до настоящего времени сохраняет свою актуальность. Политико-правовая модернизация влечет за собой важность определения сущности и содержания юридической формы, а также обстоятельств, влияющих на ее трансформацию. Целесообразность решения данной проблемы объясняется не только потребностями собственно научного анализа, но и необходимостью совершенствования юридической практики. Многогранность юридической формы предопределяет потенциальное разнообразие исследовательских подходов, аналитических приемов, методов ее познания. Значительный вклад в формирование понятия «правовая форма» и разработку ее отдельных аспектов внесла советская юридическая наука.

Правоведение в советской России преодолевало две крайние теоретические позиции: с одной стороны, нигилистическое отрицание социальной роли правовой формы, взгляд на нее как на искаженное идеологическое отражение базисных отношений, с другой — своеобразный «экономизм», при котором правовая форма понималась как зеркальное отражение экономики, а потому не была способна играть активную роль в ее преобразовании4См.: Исаев И.А. Проблемы правовой формы в советской юридической науке 20-х годов // Правоведение. 1983. № 2. С. 18-26 и др.. В советской правовой доктрине под юридической формой понималась как правовая надстройка в целом, так и отдельные элементы системы права, источников и правовых институтов.

Теоретиками советского права 1920-х годов юридической форме отводилась роль «функции», «фантазма» (М.А. Рейснер) или «новой мифологии» (А. Г. Гойхбарг). Эта мистифицированная идеологическая конструкция в дальнейшем должна была уступить место организационным, техническим правилам регулирования и управления, ориентированным на принцип целесообразности, очищенный от всякой мифологизации5Гойхбарг А.Г. Несколько замечаний о праве // Советское право. 1924. № 1. С. 12, 14.. Пытаясь согласовать субъективные (идеологические) и объективные (социологические) характеристики правовой формы, М.А. Рейснер выделял идейно-психологический и нормативный уровни правовой формы. Если на первом уровне межклассовый компромисс не может быть достигнув то на втором — всякая нормативно-правовая система благодаря межклассовому компромиссу складывается в специфический «смешанный» правопорядок6Рейснер М.А. Право. Наше право. Чужое право. Общее право. М., 1925. С. 184.. Он рассматривал правовую идеологию как социально-психологический феномен, не разделяя понятий «правовая форма» и «форма права». Установка на скорое изживание нормативных элементов сближала позицию сторонников психологической интерпретации права с нигилистической позицией так называемых функционалистов. Представители позитивистской концепции социальных функций (А. Гойхбарг, Ф. Вольфсон, Я. Канторович и др.) выделяли в правовой форме организационную структуру (статику) и социальный процесс (динамику), расчленяя правовую систему на ряд секторов, каждый из которых выполнял определенную социальную функцию. Соответствующие интерпретации правовой формы были подвергнуты критике на I Всесоюзном съезде марксистов-государственников в 1931 г., поскольку правовая форма рассматривалась как явление, оторванное от базисных отношений.

П.И. Стучка характеризовал тенденцию перерастания права в «технику» в условиях переходного периода. Он выделял три основных уровня правовой формы: правоотношение, норму и правосознание (идеологию). Советский правовед Е.Б. Пашуканис пытался найти закономерные связи между экономической и правовой формами в каждом конкретном обществе. Правовая форма, по его мнению, оказывается вписанной в более широкий процесс социального регулирования и выделяется в нем только в момент столкновения противоположных интересов, в момент спора7Пашуканис Е.Б. Общая теория права и марксизм // Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980. С. 90.. Массовидность индивидуальных споров приводит к созданию универсальной формы их решения — правовой формы. Теоретические построения Е.Б. Пашуканиса привели к возникновению так называемой «меновой» теории права, связывавшей правовую форму исключительно с товарно-денежными отношениями и системой эквивалентов, подчеркивая преходящий, исторический характер правовой формы.

1920-е годы оказались для советской юридической науки временем творческих поисков различных подходов к пониманию правовой формы. Желание выйти за рамки односторонности в понимании природы юридической формы помогло преодолеть концептуальные крайности в исследованиях последующих лет, постепенно вырабатывалось представление о правовой форме как о сложном юридическом феномене. В дальнейшем в советской юридической науке разрабатывались такие фундаментальные вопросы, как комплексный характер правовой надстройки, социологическая ориентированность правовых исследований, соотношение нормативных и психологических элементов права и другие.

Изучению идеологического характера правовой формы посвящены работы Г.В. Мальцева8См.: Мальцев Г.В. Идеология, политика, право // Советское государство и право. 1970. № 2; Он же. Право — идеологическое явление // Там же. 1973. № 3.. Исследуя категорию правовой формы, О.А. Красавчиков писал: «Каждая правовая форма, будучи именно юридической формой соответствующего социального явления, имеет как социальное, так и специфически юридическое содержание, сущность которого определяется социальным содержанием, преломленным в нормах права». Сущность правовой формы в его понимании заключается в установленных в правовых нормах границах юридически возможного или необходимого образа действия лиц9Красавчиков О. А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. М., 2005. Т. II. С. 36.. В.М. Горшенев акцентировал внимание не на правовых формах самих по себе, а на правовых формах в процессе государственной деятельности10См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972; Он же. Правовые формы деятельности в общенародном государстве. Харьков, 1985.. В правовой науке получила распространение и теоретико-практическую значимость классификация форм государственного управления, критерием которой являются способы деятельности государственной власти по осуществлению функций государства (Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, М.И. Байтин, В.М. Горшенев, А.В. Мицкевич, И.С. Самощенко и др.).

В связи с тем что не всегда уделяется должное внимание содержанию государственной деятельности и общественно-политическому значению каждой из ее форм, классификация форм государственной деятельности, подразделяющая ее на правовую и неправовую (чисто фактическую) деятельность, получила новое звучание. Именно системный подход к формам государственной деятельности позволяет глубже понять ее сущность в целом и обеспечивает надлежащее функционирование механизма государственной власти, помогает оценить место и роль в механизме осуществления государственной власти неправовых форм.

Необходимость четкого разграничения правовых и неправовых форм подчеркивает М.И. Байтин. Он различает правовую и чисто фактическую, или организационную, деятельность. Под неправовыми формами М.И. Байтин понимает однородную по своим внешним признакам деятельность органов государства, не влекущую за собой правовых последствий11Байтин М.И. Сущность права: современное нормативное правопонимание на грани двух веков. Саратов, 2001. С. 143.. Неправовые формы включают в себя ту часть государственной деятельности, которая не связана с созданием, применением норм права и не порождает в результате юридических последствий. Автор исходит из того, что правовые формы всегда являются организационными, однако далеко не все организационные формы — правовые. В практическом функционировании механизма государства, в процессе осуществления его функций обе эти формы государственной деятельности органически взаимосвязаны. Правовые формы немыслимы без чисто фактической, организационной деятельности, а в некоторых случаях неправовые формы даже предшествуют реализации правовых форм деятельности. В то же время формы фактической деятельности так или иначе могут реализовываться в рамках правового регулирования на основе требований законности. В выделении правовых и неправовых форм осуществления государственных функций отражаются связь государства и права, обязанность государства действовать на основе права, в рамках закона. Кроме того, данная классификация определяет пределы правового поля, тем самым отражая характер действий, которые совершают государственные органы и должностные лица. По мнению Н.И. Матузова, определение границ собственно права и правил другой природы, действующих в обществе, имеет важное значение, нужно четко знать, где кончается правовое ноле и начинается неюридическое пространство.

Таким образом, российская правовая доктрина в течение многих лет отдает приоритет целям и интересам государства, а уже опосредованно речь идет о целях, потребностях индивидов, составляющих социум. По отношению к личности интересы государства выступают в качестве определенной системы требований, направляющих, ограничивающих и регулирующих ее социальное поведение. Устанавливая границы юридически возможной деятельности, ограничивая человеческую независимость, само право представляет собой ограничение. В процессе осуществления государственной власти движущими силами являются главным образом не права и интересы граждан, а потребности государства, в той или иной мере предлагаемые индивидам для усвоения, что не в полной мере соответствует современным реалиям.

В условиях глобализирующегося мира, открытости правового общения, плюрализма в правопонимании формулируются новые подходы к категории «юридическая форма». Как справедливо отмечает В.Г. Графский, «философско-правовое восприятие юридических тем и взаимосвязанных социальных проблем отличает многоаспектное и системное их рассмотрение в рамках целостного видения, которое в современных условиях неудержимой научной специализации предполагает использование обдуманного интегрального междисциплинарного подхода»12См.: Антонов М.В., Волкова С.В., Капустина М.А. Обзор круглого стола «Философия права в России: история и современность», Москва, 2-3 октября 2008 г. // История государства и права. 2009. № 7. С. 8-9..

В зависимости от основных направлений в философии права выделяют различные подходы к правопониманию. Последователи академика В.С. Нерсесянца, сторонники либертарной концепции, под сущностью права понимают правовое равенство, а его теоретической основой — правовой закон, где наблюдается единство права И государства. По мнению В.В. Лазарева, в данной концепции интегрируются легистские и естественно-правовые представления о праве; понятие правового закона, правового государства и равенство, свобода рассматриваются в их неразрывном единстве.

Значительным влиянием в российском теоретико-правовом дискурсе пользуется этатистский, патерналистский подход. В широком смысле этатистский тип означает, что государству принадлежит доминирующая роль во всех сферах общественной жизни и что оно стоит выше гражданского общества, подчиняет или даже поглощает его. С этим понятием связано представление о насильственном вмешательстве государства в общественную жизнь, использовании жесткого централизованного планирования и создании административно-бюрократического аппарата.

На практике элементы этатизма и антиэтатизма сосуществуют, образуя соединение, дающее в зависимости от гой или иной комбинации элементов разное качество. Следует отметить, что наличие объективно позитивных сущностных черт политики этатизма может быть минимизировано внеправовыми способами ее реализации, или способами с «легальной видимостью».

Особое направление в теории и истории государства и права представляет изучение символического характера правовой формы. Проблема символических форм в юриспруденции возникла в ходе становления романтического мировоззрения, связана с именем исследователя П. Колмыкова. Архаический формализм правовых процедур, как подчеркивает И.А. Исаев, имел дополнительную функцию — закрепление в практике и социальной памяти наиболее устойчивых и ярких символических образов. В этом случае сфера правовой культуры особенно тесно смыкалась с другими культурными сегментами, например религией, также формирующей свой ритуально-символический язык. Мифопоэтический стиль библейских законов — признак символической природы права. Одна семиотика не поможет прочитать глубокие и скрытые смыслы древних установлений закона; для их понимания мы стремимся применить метод «вживания», понимания, ассоциации. Не только содержание, но и их внешние формы приобретали известный сакральный смысл, им пронизывались каждое слово, каждая буква текстов13См.: Власенко Н.А. Проблемы точности выражения формы права (лингвологический анализ): Дис.... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1997.. Особую роль в символической интерпретации играли правовые тексты декларативного характера, тексты-заявления, обычно появляющиеся в переходные моменты социальной и политической истории. По преимуществу они декларировали волю законодателя, подкрепленную естественно-правовыми или социально-утопическими мотивациями. Сами по себе эти декларативные нормы являются не чем иным, как символами, выражающими основные идеи всей совокупности представляемых ими предписаний. Появление толкований сопровождало процесс большего абстрагирования, которому подверглись правовые формы на определенном этапе своего развития. Законодатель переходил от описательности к жесткому артикулированию, которое даже поглощало саму ситуационную и казуальную реальность, заменяя «живой» язык юридической повседневности схоластическими, логическими и умозрительными схемами.

Основываясь на понятии «философия символических форм» Э. Кассирера, марксистскую теорию права Е. Пашуканиса, под символизмом правовой формы И.А. Исаев понимает не столько внешние и материальные знаки, сколько динамизм и многосмысленность отражения им правовой реальности14. Характеристика символического характера правовой формы помогает в большей степени изучить ее сущность и содержание.

Проблемы категориального аппарата исследования. Вследствие недостаточно развитого понятийного аппарата отсутствуют четкость и однозначность в трактовке понятия юридической формы. Понятия юридической формы, сформулированные в современном правоведении, зачастую включают в него объем юридических явлений, превосходящий рамки юридической формы и находящийся фактически за ее пределами15См., напр.: Батурина Ю.Б. Правовая форма и правовое средство в системе понятий теории права: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2001..

Под правовыми формами осуществления функции государства принято понимать однородную по своим внешним признакам (характеру и юридическим последствиям) деятельность государственных органов, связанную с изданием и реализацией юридических актов. Юридическая форма государственной деятельности — это комплексная юридическая категория, которая обеспечивает опосредование правом различных неправовых общественных явлений, нуждающихся в юридической регламентации, означающая способ существования и выражения содержания норм материального права, реализуемый в виде определенной деятельности субъектов правоотношений с соблюдением установленных законом правил и процедур.

Соответственно правовой формой государственно-конфессиональных отношений является комплекс многообразных юридических средств, осуществляющих правовую регламентацию и опосредование правом взаимоотношений государства и религиозных объединений, реализуемый в виде определенной деятельности субъектов государственно-конфессиональных правоотношений с соблюдением установленных законом правил и процедур. Юридическая форма государственно-конфессиональных отношений соответствует способу правоприменения, виду юридического процесса, характеризует процессуальное урегулирование властной деятельности субъектов.

Юридические формы государственной деятельности не могут существовать без форм права, содержащих общеобязательные установления, однако они не могут сводиться к формам права. Н.И. Матузов, А. В. Малько совершенно справедливо разделяют понятия «форма права», «правовая форма»16Матузов Н.И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2004. С. 134.. Если под правовой формой понимаются практически все юридические средства, участвующие в правовом регулировании и опосредовании тех или иных социальных процессов, в решении социальных задач, то под формой права — способ выражения юридических правил поведения, специфические «резервуары» (С.С. Алексеев), в которых содержатся нормы права. Если категория «правовая форма» используется, прежде всего, для того, чтобы структурировать социальные связи и показать роль права как формально-юридического института в его соотношении с многообразными общественными отношениями, то форма права призвана упорядочить содержание права, придать ему свойства государственно-властного характера.

В литературе существует две основные точки зрения на проблему соотношения понятий «источник права» и «форма права»:

а) согласно первой — названные понятия тождественны;

б) согласно второй — понятие «источник права» более широкое, чем понятие «форма права».

Последняя точка зрения в настоящее время является господствующей. Действительно, если исходить из общепринятого значения слова «источник» как «всякого начала или основания, корня и причины, исходной точки», то применительно к юридическим явлениям источник права следует понимать в материальном смысле (материальные условия жизни общества, формы собственности, интересы и потребности людей и т.п.), в идеологическом смысле (различные правовые учения и доктрины, правосознание и т.д.), в формально-юридическом смысле — это и есть форма права.

Универсальный характер права как регулятора разнообразных общественных отношений предполагает широкий спектр источников его формирования. Право имеет своим источником в широком смысле этого слова общественные отношения, объективная потребность в регулировании которых возникает в жизни конкретного общества и должна быть осознана законодателем. Некоторые исследователи связывали значение понятия «источник» с «силой, из которой что-либо исходит». В качестве силы, творящей право, они признавали силу Бога (Ф. Аквинский, И. Волоцкий), волю народа (Ж.-Ж. Руссо) либо государственную волю (Н.Г. Александров, А.Ф. Шебанов, С.Л. Зивс). Русский дореволюционный юрист Г.Ф. Шершеневич, подчеркивая многозначность термина «источник права», понимал под ним: а) силы, творящие право, — это «воля Богов, воля народа, государственной власти»; б) материалы, положенные в основу того или иного законодательства; в) исторические правовые памятники, которые «когда-то имели значение действующего права»; г) легализованные средства познания действующего права, когда говорят, что право можно познать из закона17Шершеневич Г.Ф. История философии права. М., 1907. С. 105..

Для советской юридической науки характерна известная недооценка характеристики источников права. С 1946 по 1981 г. были опубликованы два общетеоретических исследования по этой проблеме и незначительное количество работ, рассматривающих источники права в отдельных отраслях и правовых системах. Признавая единство формы и содержания в праве, советские ученые отдавали приоритет исследованию его социально-классовых аспектов. Поскольку социалистическое право понималось как высший и последний исторический тип права, то система его источников признавалась наиболее совершенной. В 1960-х годах предлагалось заменить понятие «источник права» понятием «форма права», которое, по мнению сторонников этой идеи, позволяло вести исследования права более глубоко и всесторонне18См.: Зивс С.Л. Развитие формы права в современных империалистических государствах. М., 1960; Шебанов А. Ф. Форма советского права. М., 1968.. Эта позиция не получила широкой поддержки. В отраслевых юридических науках и в теории права термин «источник права» сохранил свое значение.

Английский ученый К. Эллен определяет источник права как деятельность, посредством которой нормы поведения приобретают характер права, становясь объективно определенными, постоянными и, прежде всего, обязательными19См., например: Allen С.К. Law in the making. Oxford university press. 1958.. Профессор В.Е. Чиркин отмечает, что в некоторых традиционных правовых системах развивающихся стран понятия «источник права» и «форма права» не совпадают. Например, в мусульманском праве формой права является мусульманская доктрина, изложенная в трудах крупнейших арабских богословов, а источником права — деятельность судов по применению этих книг. Право следует рассматривать как общечеловеческую ценность, именно в источниках права проявляются его общенациональные черты.

В юридической литературе «внешнее выражение права» часто выступает и формой права, и источником права либо и тем и другим одновременно20Марченко М.И. Источники права: Учеб, пособие. М., 2005. С. 45-47.. Наиболее обоснованной, на наш взгляд, представляется позиция, в соответствии с которой признается автономия понятий «правовая форма», «форма права», «источник права».

Правовая форма и юридическая деятельность. С понятием «правовая форма» государственной деятельности непосредственно сопряжено понятие «юридическая деятельность». С.В. Масалытина обращает особое внимание на такой признак юридической деятельности, как процессуализация, т.е. нормативно регламентированная система последовательно осуществляемых субъектами права в установленных процессуальных формах действий, операций и способов. В настоящее время значительное число правоведов отождествляют юридическую деятельность с юридическим процессом. Однако в юридической литературе до сих пор нет единства в определении объема юридической деятельности. Изначально в правовой науке юридический процесс соотносился исключительно с юрисдикционной деятельностью, определение его общего назначения рассматривалось односторонне. Сфера использования категории юридического процесса ограничивалась деятельностью соответствующих органов государства по разрешению ими правовых споров и разбирательству дел о правонарушениях, случаями, когда необходимо государственное принуждение в отношении лиц, совершивших противоправные деяния. Начиная с 1940-х годов в юридической литературе высказывалось мнение о необходимости выделения наряду с уголовным и гражданским процессом также и административного процесса. Это предложение отклонялось теми учеными, которые полагали, что необходимости выделения в отраслевых исследованиях этого процесса нет. Например, Н.Г. Салищева считала, что административный процесс представляет собой особый вид исполнительной и распорядительной деятельности, связанной с возможностью реализации в принудительном порядке соответствующих административно-правовых актов, определяющих права и обязанности участников материального административного отношения21Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР / Ин-т государства и права АН СССР. М., 1964. С. 11..

Постепенно в юридической науке укреплялось понимание юридического процесса как юридической деятельности, направленной на разрешение споров о праве. Появившиеся исследования по вопросам юридического процесса изменили представление о нем как о чисто юрисдикционном явлении. По справедливому замечанию В.М. Горшенева, не только юрисдикционная деятельность, но и деятельность органов государства по рассмотрению и разрешению многообразных дел положительного характера нуждается в процедурно-процессуальных формах. Начиная с 70-х годов XX в. разрабатывается концепция широкого понимания юридического процесса как комплексной системы органически взаимосвязанных правовых форм деятельности уполномоченных органов государства, должностных лиц, а также заинтересованных в разрешении различных юридических дел иных субъектов права22См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе; Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР: Сб. науч. тр. / Под ред. В.М. Горшенева. Ярославль, 1977. Вып. 4.. И действительно, любая материальная норма может порождать определенные юридические последствия только в том случае, когда она будет реализована практически. Способом такой реализации материальной нормы служит правовая процедура, именно она придает любой форме действенность, а также может повысить ее эффективность. Процедуры применения той или иной формы государственного управления нуждаются в должном развитии, в их правовой регламентации.

В целом же создание современной концепции правовой формы государственно-конфессиональных отношений будет способствовать обеспечению религиозной свободы личности и объединений верующих во взаимоотношениях с публичной властью, определению юридических пределов организации и функционирования этой власти.

Isfic.Info 2006-2017