Криминология

Общая характеристика криминологии


Трудно найти человека, который бы независимо от уровня развития интеллекта, социального и материального положения, возраста и профессии не задумывался когда-либо о том, что есть добро, а что зло, почему одни люди жестоки и агрессивны, а другие добры и сердолюбивы, одни алчны и коварны, другие щедры и прямодушны, одни ради собственных интересов готовы на совершение любого преступления, другие поступаются любыми интересами ради торжества правосудия. Ответить на эти вечные вопросы и легко и сложно. Что делать, такими разными создал нас Господь Бог. Однако, несомненно, что-то добавили к этому и сами люди, постоянно создавая благоприятные объективные условия для активного проявления негативных или позитивных свойств характера Homo Sapiens.

Эти и многие другие человеческие качества часто сходятся на таком известном всем здравомыслящим людям понятии, как «преступность», которая не может не тревожить любого сознательного человека, беспокоящегося о своей безопасности и спокойствии, а в массовом сознании априори ассоциируется с проявлением негативных свойств личности, позитивные же обычно рассматриваются в безусловном антикриминальном значении. И все было бы так просто, если объяснять причины преступности и лежащего в ее основе социального зла с точки зрения обыденного сознания.

Но вдруг возникают новые вопросы: почему в отдельные периоды развития общества масштабы преступности резко возрастают, а в другие, напротив, снижаются? почему в государствах с тоталитарным, порой бесчеловечным режимом число преступлений невелико, а в странах с развитой системой демократических свобод преступность интенсивно демонстрирует себя во всех безобразных проявлениях? почему совершают преступления люди внешне вполне добропорядочные? почему, несмотря на беспощадную борьбу с преступностью, последняя не только не исчезает, но, наоборот, увеличивается в размерах и что делать, чтобы эти размеры сократить?

Перечень подобных вопросов можно продолжал, до бесконечности. Однако у многих людей, и главным образом специалистов в правоохранительной сфере, возникает вполне понятное желание получить исчерпывающие ответы хотя бы на некоторые из них. И здесь уже становится недостаточно обычных умозаключений, исходящих из житейского опыта, требуются более серьезные научно обоснованные аргументы, полученные в результате глубоких исследований.

Кто же должен проводить такие исследования? Какая наука даст ответы на вопросы о преступности? Уголовное право изучает отдельные составы преступлений и назначаемые за их совершение наказания. Оперативно-розыскная деятельность раскрывает механизмы поиска и изобличения преступника. Криминалистика познает технику, тактику и методику расследования преступлений. Уголовно-процессуальное право изучает систему уголовного судопроизводства от момента выявления преступления и преступника до момента назначения соответствующего наказания. Уголовно-исполнительное право познает систему реализации наказаний за совершенные преступления. Все эти науки и каждая из них по-своему, конечно, изучают и преступления, и преступников, и наказания. Но ни одна не в состоянии ответить на указанные вопросы, поскольку не обладает системой знаний о преступности как относительно массовом социальном явлении.

Такой системой знаний обладает наука криминология, получившая свое название благодаря слиянию двух слов латинского crimen (преступление) и греческого logos (учение, наука), а также «с легкой руки» итальянского юриста Р. Гарофало, опубликовавшего в 1885 г. книгу именно с этим заголовком. И с тех пор на протяжении чуть более двух столетий только наука криминология раскрывает перед всеми перечисленными науками так называемого криминального цикла (каковой, кстати, является и сама), да и обществом в целом закономерности и тенденции преступности. Только криминология в состоянии ответить на вопросы о причинах и условиях преступности. Только криминология познает личность преступника как определенного социального типа. Только криминология выявляет механизмы совершения преступлений. Наконец, только криминология оставляет за собой первенство в разработке систем предупреждения преступности.

Учитывая высокое социально-правовое предназначение криминологической науки, можно говорить о ней в широком и узком смысле слова. С одной стороны, широта границ криминологии безмерна, поскольку нет на земле такой формы жизнедеятельности, где бы человек не совершал преступлений, и, видимо, нет социальной сферы, которая бы своими условиями не стимулировала либо, наоборот, не сдерживала криминальные процессы. Перефразируя известную поговорку, можно с уверенностью говорить о том, что «куда не кинь — везде crim». И в этом смысле вся наша жизнь — сплошная криминология. В защиту данного тезиса нетрудно привести массу банальных примеров, с которыми все мы сталкиваемся в повседневном быту, нередко балансируя на грани законопослушного и противоправного поведения. С другой — границы криминологии вполне обозримы и, более того, узки. Они определяются предметом криминологической науки. Ведь криминология изучает не общество в целом, каким бы криминальным оно кому-либо ни мерещилось, а только те его отношения, которые так или иначе напрямую связаны с преступностью.

Помимо прочего, криминология представляет собой в известном смысле не только систему знания о преступности, но и систему познания преступности. То есть обладание системой криминологических знаний даст возможность исследовать преступность и ее детерминанты в любой области общественных отношений. Именно отсюда появились и выросли такие самостоятельные направления криминологических исследований, как «криминология молодежной преступности», «криминология женской преступности», «криминология бытовой преступности», «криминология организованной преступности», «пенитенциарная криминология» и др.

Возникнув на определенном, достаточно активном прежде всего по общепризнанным интеллектуальным «показателям» этапе истории человеческой цивилизации, криминологическая наука продолжает развиваться. Несмотря на довольно большой пройденный путь, она пока не решила всех своих проблем, а накопленного ею огромного исследовательского материала, как это ни печально, явно недостаточно для решения практических вопросов.

Развитие криминологии, как и любой другой науки, представляет собой непрекращающийся процесс. При этом выдвигаются и решаются новые криминологические проблемы. Кстати, сегодня их круг серьезен как никогда, поскольку ранее мировое сообщество еще не сталкивалось с такими опасными проявлениями преступности, возводящими ее в разряд первостепенных проблем. Достаточно вспомнить о терроризме, занимающем сегодня, пожалуй, ведущее место в ряду социальных опасностей, угрожающих человечеству и позитивному развитию мировой цивилизации. Масштабы этой угрозы настолько велики и реальны, что даже риск потенциальных войн, к которым всегда готовились и продолжают готовиться большинство государств на планете, как-то отошел в массовом сознании на второй план по сравнению с ожиданием новых террористических атак. Поэтому мир вполне закономерно переосмысливает сейчас все свои возможности в предупреждении терроризма и вполне закономерно, что на передний план здесь, как всегда, выходит криминологическая наука.

Разумеется, терроризм есть крайнее и наиболее опасное проявление преступности. Это, однако, не означает, что все другие виды криминала не беспокоят людей. По данным ВНИИ МВД России, постоянно отслеживающего в режиме криминологического мониторинга состояние преступности и отражающиеся в массовом сознании россиян оценки эффективности контроля над ней со стороны государства, сегодня более двух третей российского населения испытывают страх перед преступностью, ставя ее на первую ступень в иерархии угроз социальной безопасности.

В этой связи можно высказать предположение, что не только преступность сама по себе, но большей частью отсутствие надежного государственного и общественного контроля над ней снижает степень защищенности населения от всякого рода криминального произвола. Поэтому, как бы мы ни приветствовали радикальные общественно-политические и экономические преобразования в стране, долгие десятилетия находившейся в плену идеологических пут тоталитарного режима, нельзя не признавать, что одной из многочисленных драм нынешних реформ является разрушение системы предупреждения преступлений и правонарушений, некогда созданную именно криминологической наукой. Если отвлечься от известной и памятной многим соотечественникам партийно-идеологической окраски существовавшей в советское время системы предупреждения преступности, то следует отметить, что она порой небезуспешно ставила заслоны на пути распространения пьянства и безнадзорности, хищений и произвола, распущенности, насилия и тому подобных явлений, составляющих квинтэссенцию преступного поведения. Отсюда познанные криминологической наукой и апробированные на практике системные подходы к предупреждению преступности могут быть с успехом востребованы в новых социальных условиях. Таким образом, разумное и оптимальное соотношение старых и новых научно обоснованных подходов к созданию современной системы предупреждения преступности может сегодня стать для криминологии одной из ведущих проблем, поскольку предупреждение преступности является и предметом и целью этой науки одновременно.

Криминология изучает специфическую область общественных отношений, имеет свою собственную проблематику. Правда, наличие отдельных сходных черт между проблемами, входящими в предмет криминологии, и вопросами, составляющими предмет других наук, особенно уголовно-правовых, порождает необоснованные суждения о том, что криминология не является самостоятельной наукой. Такие суждения обычно ведут к простому «переводу» понятий той или иной отрасли знания на «криминологический язык» и наоборот. Это обедняет исходное содержание не только науки криминологии, но и любой другой отрасли знания, в которой ее пытаются «растворить». Нельзя забывать о том, что криминология, как и любая другая отрасль знания, есть результат и процесс выработки специфических знаний. Необходимо учитывать и другие обстоятельства, характеризующие криминологию как специальную науку: во-первых, ее связь с практикой; во-вторых, ее возможности не только описывать и объяснять события, явления, факты, но и предвидеть их; в-третьих, неразрывную связь этой науки как системы объективных знаний с общей научной действительностью. Криминология, таким образом, как специальная наука представляет собой относительно самостоятельную систему объективных знаний, выступающих одновременно элементами системы наук вообще и особой формой деятельности, охватываемой системой уголовно-правовых наук (наук криминального цикла), нацеленной на успех в обеспечении предупреждения преступности в системе социально-правового контроля над ней.

Разработка собственно криминологических вопросов началась с исследований в различных областях наук, на первый взгляд ничего общего с изучением преступности не имеющих (медицина, философия, социология, психология, психиатрия, моральная статистика). Эти науки со своих теоретических позиций, своими собственными методами проводили исследования человека и его поведения, в том числе преступного. Появились даже такие направления, как «криминальная социология» и «криминальная антропология». Так или иначе, путем соответствующего накопления и систематизации исследовательского материала была создана эмпирическая, а вслед за ней теоретическая основа для специфического криминологического познания действительности, которая стимулировала формирование криминологии как самостоятельной научной дисциплины. С тех пор в оценке криминологии как самостоятельной науки ничего не изменилось. Хотя по-прежнему криминология остается наукой, в известных пределах аккумулирующей знания о преступности, добываемые и другими науками.

Среди российских специалистов, несмотря на различия во мнениях, существует в общем сходное понимание криминологии как самостоятельной науки. Оно основывается на том, что своим формированием криминология обязана явлению, широко известному в истории многих наук, когда вследствие умножения исследовательского опыта внутри отдельных отраслей знания накапливается такой материал, который под воздействием общественных потребностей привлекает внимание к исследованию явлений, требующих специальных познаний. В процессе взаимного влияния нового исследовательского материала и общественных потребностей происходит дифференциация отраслей науки, из отдельных отраслей науки выделяются новые. Этот исторический процесс можно увидеть и в формировании криминологии. Факторами образования криминологии как самостоятельной науки явились: общественная потребность, порожденная фактом существования преступности; необходимость накопления специального исследовательского материала о данном общественно опасном явлении (материала, позволяющего описывать и объяснять это явление, разрабатывать соответствующие прогнозы), а также потребность в разработке мер предупреждения преступности. Криминология, таким образом, является наукой, порожденной самой жизнью, а ее «право гражданства» как самостоятельной науки уже признано.

Доказательство того, что криминология является самостоятельной наукой, само по себе еще не раскрывает содержания этой отрасли знания, всей полноты ее предмета. Поэтому здесь необходимы специальные исследования. При их осуществлении, очевидно, встанут вопросы о том, что криминологию можно рассматривать не только как науку специальную, но и как отраслевую, прикладную, а быть может, и как общетеоретическую по отношению к уголовно-правовым отраслям знания. В любом случае все в науке изначально определяется ее предметом.

Основной вопрос той или иной науки состоит в том, насколько выявлен ее предмет и, следовательно, насколько в процессе научного исследования можно определить и точно описать этот предмет. Специфика предмета криминологии будет более очевидной, если не только констатировать, что изучает эта наука, но и раскрыть ее соотношение с системой смежных наук как по предмету, так и по другим признакам, по методу (методам), объекту исследования.

Определяя предмет криминологии, ученые нередко просто отмечают, что криминология — наука о преступности и путях ее предупреждения. Все это верно, если вести речь об общем понятии. Но предмет криминологии надо конкретизировать. Необходимо соответственно этому очертить и рамки криминологического исследования. При этом важно основываться на общих знаниях о предмете науки, а именно учитывать то, что каждая наука изучает: во-первых, свою особую сторону или сферу объективной реальности; во-вторых, специфические только для данной науки законы и закономерности ее функционирования и развития; в-третьих, особые формы проявления и механизмы действия этих законов и закономерностей. Этим и определяются специфика каждой науки, особенности ее предмета. Специфична в этом смысле и наука криминология. Отсюда и оценка ее предмета, связанная с комплексностью криминологического исследования, по сущности своей как социального, так и правового.

Криминология — наука юридическая. В то же время криминология тесно связана с социологией. Однако последнее не означает, что криминология не должна рассматриваться как правовая отрасль знания. Стык социологии и права в данном случае бесконечно плодотворен. Всякие помыслы о юриспруденции без социологии, о каком бы разделении криминологической науки на «чистую социологию» и «чистое право» ни шла речь, в наши дни не только не научны, но и антинаучны, вступают в противоречие с современным научным знанием в рассматриваемой области. Криминология, являясь самостоятельной отраслью знания, лежит в обширной зоне стыка и перекрещивания социологии и права. Этим также определяются исходные позиции для изучения ее предмета.

Предметом криминологической науки является специфическая область общественных отношений, обладающих таким содержанием, которое позволяет отличить их от иных общественных отношений. Это, если говорить в самом общем плане, отношения, связанные с преступностью и ее предупреждением, причинами и условиями преступности, преступным поведением лиц и профилактикой такого поведения. Именно эти отношения представляют собой ядро предмета криминологии и определяют особенности данной науки. Кроме того, с предметом криминологии могут быть связаны и другие отношения, касающиеся преступности. Об их включении в орбиту исследований криминологии можно говорить лишь условно, ибо они не входят в означенный предмет, а только связаны с ним. К таковым, например, можно отнести известные в любом обществе негативные явления: алкоголизм, проституцию, беспризорность и безнадзорность подростков и др.

Таким образом, предмет криминологии образуют:

  • преступность как общественно опасное социально-правовое явление, ее тенденции и закономерности, оцениваемые с точки зрения прошлого, настоящего и будущего;
  • причины и условия преступности как явления, пути их нейтрализации;
  • причины и условия конкретных преступлений, пути их нейтрализации в конкретных исторических условиях развития общества;
  • личность преступника как определенного социального типа, формирование и реализация преступного поведения, механизм совершения конкретного преступления;
  • предупреждение преступности как явления;
  • предупреждение конкретных преступлений;
  • закономерности функционирования и развития криминологической науки, определение ее места и роли в жизни общества, участия в формировании общественных отношений, влияния на политику государства в сфере социально-правового контроля над преступностью.

Учитывая междисциплинарность и комплексность научного криминологического изыскания, в его процессе, как было заявлено.

важно участие и других наук (социологии, педагогики, психологии, психиатрии и др.). Результат же подобного объединенного научного поиска, несомненно, следует считать криминологическим, поскольку он определяется целиком и полностью предметом криминологической науки, нацеленной в итоге на предупреждение преступности.

Однако такой криминологически значимый результат зависит не только от предмета исследования, но и от способов получения достоверной информации о предмете. Поэтому предмет криминологии тесно связан с ее методом. Метод же любой науки не может разрабатываться вне связи с ее предметом, так как именно последний определяет особенности первого. В свою очередь предмет науки может быть исследован и определен только в процессе применения метода этой науки. Такова диалектическая связь предмета и метода, имеющая прямое отношение к криминологической науке. Добиться максимального соответствия того и другого, по сути, составляет основную гарантию получения научно обоснованной криминологической информации. Отсюда разработка и применение оптимального метода для изучения предмета криминологии в известной мере выступает самостоятельной методологической проблемой криминологической науки. Причем разработка этой проблемы применительно к специфике криминологии тесно переплетается с трактовкой основополагающих вопросов рассматриваемой отрасли знания.

Данные вопросы могут быть глубоко и всесторонне изучены в первую очередь с помощью всеобщего метода познания, каковым является философия. Конечно, философия не дает всем наукам готовых решений тех вопросов, которыми они занимаются, но она вооружает все отрасли знания научной теорией мышления и методом для нахождения этих решений. Это касается и криминологии, в области которой философия ориентирует научное мышление на точное постижение явлений преступности во всей их объективности, конкретности, диалектической противоречивости. Не случайно в последнее время наблюдается значительное расширение философской проблематики в криминологии. Это свидетельствует о возрастающем интересе криминологов к обобщающим фундаментальным вопросам своей науки, их стремлении творчески развить методологию познания явлений преступности1См.: Жигарев Е.С. Науковедческие проблемы криминологии. М., 2003.. Именно характер и масштабы современных криминологических проблем делают настоятельной потребностью дальнейшее совершенствование методологии данной науки. Все это связано с активным применением в криминологии всеобщего метода познания. Он дает не только общее представление и цельное знание об изучаемом явлении (преступности). С помощью всеобщего метода познания конкретизируются общефилософские принципы изучения и понимания предмета. При изучении преступности они по мере приближения к конкретным уровням познания также конкретизируются. Иногда эти принципы могут внешне и не обнаруживать себя, но они непременно присутствуют в качестве логического основания того метода (и всего категориального аппарата), которым пользуются конкретные области знания. Это относится, в частности, и к области криминологического знания. В данном случае общефилософская методология пронизывает методы специальных наук, относится к ним как общее к особенному. Речь идет не о механическом распространении общефилософских принципов на познание явлений преступности, а об их дальнейшем углублении и развитии в криминологических исследованиях.

Всегда, когда речь заходит о предмете и методе криминологии, основной упор, как правило, делается на специфику объекта криминологического исследования. Чем же определяется данный объект? Очевидно, прежде всего теми научными представлениями, в рамках которых формулируются выводы и результаты исследования преступности. Но здесь нельзя вести речь только о преступности. Ограничение криминологии изучением «чистой» преступности оправдывалось когда-то необходимостью создания «чистой криминологии», принципиально отличной от других наук. Однако в данном случае, как и в некоторых других науках, когда они стремились сохранить свою «чистоту», смешивались предмет и объект исследования (предмет и объект науки). Конечно, если вести речь о том, что предметом криминологии является сама преступность, то объектом этой науки будут выступать, помимо собственно преступности, те факторы (явления и процессы), которые определяют ее природу. Но этого мало для рассмотрения объекта криминологии. Необходимо изучить еще его связь с предметом данной отрасли знания, с ее методом.

Осознание бесконечности общественных связей, окружающих преступность, может создать впечатление о безграничности объекта криминологического познания. В известном смысле это действительно так и есть. Нет такой области общественных отношений, которая не была бы потенциально или реально связана с явлениями преступности, не побуждала бы криминологов к расширению орбиты своих исследований. При этом важно понимать, что подобная связь вовсе не обязательно должна продуцировать преступность, она может ей противостоять. И в том и в другом случае закономерности подобных взаимодействий в итоге, несомненно, носят криминологический характер. В то же время изучаемые криминологией в качестве объекта общественные отношения, понимаемые ею как криминологические, исследуются и другими науками, в частности уголовно-правовыми (криминальными). И здесь на помощь в понимании объекта криминологии опять приходит знание ее предмета. Предмет криминологической науки выступает своего рода контролером всего, что может быть выбрано в качестве объекта криминологического познания. Вот почему понятие «предмет криминологии» играет решающую роль в индивидуализации криминологического знания. Не случайно вопросы предмета криминологической науки разрабатываются в направлении уточнения основных компонентов исследуемого объекта, вычленения его из объектов других отраслей знания, особенно уголовно-правовых наук.

Многогранность объекта криминологического исследования породила множество научных направлений, изучаемых с точки зрения не только предмета криминологии, но и предметов других наук. К примеру, уголовное право изучает любое преступление, скажем кражу, с точки зрения обнаружения в конкретном факте юридически составляющих признаков, позволяющих с уверенностью утверждать, что данное деяние действительно является кражей в ее уголовно-правовом смысле. Для этого уголовное право познает прежде всего, причинен ли ущерб определенным общественным отношениям, в нашем случае отношениям собственности, которые, выступая предметом гражданско-правовой науки, становятся здесь объектом уголовно-правового исследования. Понятно, что кража не является предметом гражданско-правовой науки. Но кража выступает юридическим фактом для формирования определенных гражданско-правовых отношений, возникающих по поводу похищенного имущества (собственности). Следовательно, являясь предметом уголовного права, преступление (в нашем случае кража) и связанные с ним общественные отношения, безусловно, могут выступать объектом гражданско-правовой науки. Можно было бы расширить спектр рассуждений в отношении данного примера аргументами из области соотношения объекта и предмета других отраслей знания. Оставим, однако, такие фантазии читателю и вернемся к криминологии. Для нее в этом примере все гораздо сложнее. Используя знания о предмете криминологической науки (преступность, ее детерминанты, личность преступника, предупреждение преступности), постараемся (очень кратко) очертить круг некоторых общественных отношений, способных стать объектом криминологического исследования кражи. Например, для криминологии важно познать:

  1. сегодняшние отношения собственности с точки зрения степени их криминализированное, т.е. содержания в них самих криминального потенциала и реальной возможности стать объектом криминальных посягательств, в том числе краж;
  2. исторические предпосылки формирования таких криминологически значимых отношений собственности;
  3. специфику отношений собственности, определяемую целями и средствами совершения кражи;
  4. общественные отношения, влияющие (криминогенно, антикриминогенно) на развитие краж как совокупного криминального явления;
  5. отношения, возникающие вовне и внутри механизма совершения краж (формирующие особый тип личности вора, создающие благоприятные или неблагоприятные условия для реализации ворами своих преступных намерений, влияющие на поведение лиц, потерпевших от краж, и др.);
  6. общественные отношения, складывающиеся в системе социально-правового контроля над кражами как совокупным криминальным явлением;
  7. общественные отношения, складывающиеся в системе предупреждения краж и влияющие на его эффективность, и т.д.

При этом криминология, безусловно, ориентирована на максимальную методологическую, историческую, теоретическую, эмпирическую, прогностическую помощь других наук, так или иначе рассматривающих кражу в качестве своих предметов и объектов исследования. В этой связи и говорится о комплексных объектах исследования, когда анализу подлежат различные стороны и закономерности объекта криминологии. Однако, как это ни парадоксально, многогранность объекта криминологического исследования иногда создает серьезные препятствия в деле интеграции получаемых о нем знаний в рамках предмета криминологии. Имеется в виду синтезированное, единое криминологическое знание о таком многогранном объекте. В таких случаях роль метода науки криминологии проявляется особенно рельефно. Надо иметь в виду, что проблема объекта криминологии, как и ее предмета, содержит в себе не только специфическое, присущее криминологической области знания. Она с необходимостью включает в рассмотрение также и то всеобщее, что характерно для всех наук. Возникают, следовательно, философские вопросы соотношения различных видов знания. Ведь разработкой диалектической связи специфического и всеобщего в науке занимается именно философия. С ее помощью и решаются вопросы научного исследования. На ее основе изучает свои проблемы и криминология.

Isfic.Info 2006-2017