Производство неотложных следственных действий

Фиксация результатов опознания и их доказательственное значение


Универсальным средством закрепления хода и результата предъявления для опознания является протокол. В нем, помимо обстоятельств, предусмотренных ст. 166 УПК РФ, с необходимой детальностью фиксируется внешность предъявляемых лиц, а также, по возможности дословно, показания опознающего. Если предъявление для опознания производились в условиях, исключающих визуальный контакт между опознающим и опознаваемым, в протоколе также отражаются меры по исключению визуального контакта, особенности хода и результаты следственного действия. В соответствии с требованиями ч. 9 ст. 166 в этом случае в протоколе не приводятся подлинные данные об опознающем, а указываются лишь его псевдоним. Также фиксируются данные о применении технических средств.

В качестве средства запечатления результатов опознания эффективно применение фотосъемки, наглядно фиксирующей соблюдение требований закона о внешнем сходстве предъявляемых объектов. Особенно эффективна видеозапись, передающая, кроме того, и обстановку, динамические элементы (походку, жестикуляцию), содержание и тон показаний опознающего.

Доказательственными результатами предъявления для опознания являются протокол следственного действия, зафиксированные в нем показания опознающего о результатах отождествления, а также прилагаемые к протоколу материалы применения технических средств. Судебная практика свидетельствует о том, что эти доказательства редко пользуются судами для обоснования приговоров, ввиду того, что немалая их часть признается в суде недопустимыми. В значительной мере данное явление объясняется сложностью и трудоемкостью процедуры предъявления для опознания, которая порой неоправданно упрощается. Кроме того, доказательственное значение опознания зависит от степени категоричности отождествления объектов опознающим. Верховный Суд неоднократно критически оценивал результаты опознания, когда опознающий ссылался на приметы в неопределенной и некорректной форме, затруднявшей объективную оценку результатов отождествления. В случаях, когда оно выражается в словах «такой же», «похожий» и т.п., означающий, что суждение носит вероятный характер, ценность опознания снижается. Наконец, на оценку результатов опознания непосредственно влияет число признаков отождествления и их корректность: чем большее число признаков указывается и чем конкретнее они излагаются - тем более убедительными становятся результаты.

Анализ практики применения данного следственного действия говорит о наличии тенденции к его упрощению, отказу следователя от «чрезмерной» трудоемкости проведения. Это проявляется в поверхностном предварительном допросе опознающего (встречаются и случаи, когда опознание проводилось вообще без предварительного допроса), в непродуманном подборе статистов (когда статистами оказывались ранее знакомые опознающему лица, когда опознаваемый отличался от них фирменной одеждой, внешними признаками пребывания в СИЗО, нередко и возрастом). Бывает и так, что опознающий в процессе объезда с работниками полиции мест возможного появления подозреваемого узнает его, после чего происходит официальное опознание, превращающаяся в формальность. Такое же положение имеет место в случаях, когда работниками полиции, сознательно или по небрежности, создают опознающему возможность видеть опознаваемого до его официального предъявления. Существенной проблемой остается и внешнее сходство предъявляемых лиц.

Таким образом, доказательственная ценность результатов данного следственного действия напрямую зависит от того, насколько точно соблюдалась процедура опознания и насколько определенным было указание опознающего на конкретное лицо. К сожалению, на практике нередки случаи переоценки результатов опознания, когда основу выводов, изложенных в обвинительном заключении и в приговоре суда, кладутся неубедительные акты опознания.

Isfic.Info 2006-2017