Производство неотложных следственных действий

Особенности допроса несовершеннолетних


Тактика допроса несовершеннолетнего строится с учетом его возрастных особенностей. Для несовершеннолетних, особенного дошкольного и младшего возраста, характерны повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, домысливанию неполной воспринятой картины происшедшего события. Недостаточный уровень развития, ограниченность логического мышления, отсутствия жизненного опыта и профессиональных знаний мешают им порой воспринять в целом картину того или иного события и правильно воспроизвести на допросе запечатленную информацию. Однако они легко запоминают наиболее яркие моменты и детали происшедшего (например, номер автомашины, броские приметы преступника и т.п.). Жизнь несовершеннолетних эмоционально насыщена и последующие впечатления нередко способствуют забыванию воспринятого. Поэтому их допрос нельзя откладывать на долгое время.

Возрастные психофизиологические особенности несовершеннолетних (повышенная внушаемость, утомляемость, детский негативизм и т.п.) привлекли к необходимости представить этим лицам дополнительные гарантии, предусмотрев особые правила их допроса. Особенности касаются порядка вызова на допрос: лица, не достигшие возраста 16 лет, вызываются на допрос через их законных представителей (родителей, усыновителей, опекунов, попечителей и других лиц, обязанных по закону защищать интересы подростков), либо через администрацию по месту работы или учебы несовершеннолетнего. Обычный порядок направление повестки применяется в случаях, когда нет возможности передать вызов через законных представителей, либо когда есть данные о том, что они будут препятствовать даче подростком правдивых показаний. Наряду с соблюдением общих правил допроса, существенной его особенностью является привлечение педагога к допросу свидетеля и потерпевшего в возрасте от 14 до 18 лет. Его участие, с одной стороны, продиктовано стремлением обеспечить психологический контакт между следователем и подростком, а с другой - не допустить нарушение прав и законных интересов допрашиваемых. Последняя функция выходит за пределы функции специалиста, как научно-технического помощника следователя, и позволяет видеть в педагоге специфического участника процесса представителя педагогической профессии, призванного ограждать подроста от возможных нежелательных действии следователя. Такую же функцию, как и педагог, выполняют законные представители несовершеннолетних; их роль особо значима, когда допросу подвергаются малолетние, на которых обстановка следственного действия часто оказывает сильное травмирующие воздействие. Эти лица имеют право задавать допрашиваемым с разрешения следователя вопросы, а также делать подлежащие внесению в протокол допроса замечания о нарушении прав и законных интересов допрашиваемого. С учетом повышенной внушаемости несовершеннолетних, наводящие вопросы при их допросе особо опасны.

Следователь, готовясь к допросу несовершеннолетнего, должен обратить особое внимание на выяснение степени развития ребенка или подростка, влияния на него взрослых, особенностей его характера. От этого в первую очередь зависит выбор места допроса. Детей младшего возраста целесообразно допрашивать в привычной для них обстановке: в школе, детском учреждении, иногда у них дома, с тем, чтобы официальная обстановка кабинета следователя не сковывала и не пугала их, не действовала на них подавляюще. Наоборот, на несовершеннолетних в возрасте 15-17 лет официальная обстановка места допроса оказывает положительное влияние: проникаясь чувством ответственности, они скорее дадут правдивые показания.

Допрашиваемым несовершеннолетним потерпевшим и свидетелям разъясняются их права и обязанности, предусмотренные ст. ст. 42 и 56 УПК РФ. При этом, если они не достигли 16 лет, вместо предупреждения об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний им разъясняется необходимость говорить только правду.

В ходе допроса следует придерживаться ряда педагогических требований: не фиксировать внимание несовершеннолетнего на обстоятельствах, которые могут нанести вред его воспитанию, пресекать жаргонные и нецензурные выражения, не допускать циничных оценок, проявлений вульгарности и развязности. В тоже время речь самого следователя должна быть предельно корректной. При этом допустимы ирония, меткие, острые определения, высокоценимые подростками. Особого мастерства требует допрос малолетних.

Вовлечение ребенка в процессе общения со следователем можно происходить постепенно. Вначале следует дать ему возможность освоиться с новым местом и новыми людьми. Первоначально допустима ориентировочная беседа о нем с сопровождающими его взрослыми людьми, с обращением к ребенку с отдельными сопутствующими вопросами. При этом речь следователя должна быть краткой, доступной, но не подделанный под «детский стиль».

Для определения способности ребенка правильно излагать события ему можно сначала поставить задачу описать те события, которые заведомо ему хорошо известны. При этом следователь должен возбуждать деятельность ребенка на положительно-эмоциональном фоне и избегать неприятных для него вопросов.

Переходя к существу дела, следователь может повысить мотивационную ответственность ребенка, сообщив, что его показания очень важны дня правильной оценки расследуемого события. Учитывая особую чувствительность детей, следует блокировать тенденцию, направленную на оправдание ожидания следователя. В начале допроса надо сказать ребенку, что если он чего-то не знает, то должен открыто заявить об этом. Однако не следует специально фиксировать начало допроса, необходимо плавно перевести разговор на получение показаний по существу дела. При этом, поскольку дети не способны к логичному свободному рассказу, осуществляется диалогическое взаимодействие с ребенком, по отдельным эпизодам события ставятся конкретные, понятные вопросы, исключающие, однако, односложные ответы.

Вопросы должны усложняться постепенно: сначала целесообразно выяснить круг лиц, участвовавших в преступном событии, обстановку, которую ребенок хорошо запомнил, действия, которые он сам совершал, и лишь затем задавать вопросы о содержании самого события. При этом следует оказывать мнемическую помощь, побуждая ребенка к припоминанию развития события, к установлению связи между отдельными его эпизодами.

Можно побуждать детей повторять вслух вопросы следователя. При этом следует избегать не только внушающих воздействий, но и любого проявления жесткости в общении («Ты обязательно должен сказать» и т.д.). Не следует поправлять ошибки в речи ребенка. Учитывая ограниченность объема, устойчивости детского внимания, повышенную утомляемость при однообразной форме деятельности, можно предложить ребенку изобразить то, что он видел, назвать цвет, форму и т.н. по наглядному эталонному материалу.

Все вопросы, связанные с травмирующими психику ребенка обстоятельствами, должны чередоваться с нейтральными, эмоционально-положительными.

В случае сильного душевного волнения допрос должен быть временно прекращен, а внимание ребенка переключено на эмоционально-положительные объекты.

Основным средством изобличения во лжи несовершеннолетних являются приемы эмоционального воздействия, ибо средства логического убеждения могут оказаться малоэффективными как вследствие непонимания допрашиваемым самого факта изобличения, так и в силу «духа противоречия», свойственного детям и приводящего к упрямому повторению явно бессмысленной лжи. Эффективным может оказаться и повторный допрос с учетом следующих моментов.

Если на повторном допросе несовершеннолетний слово в слово повторяет ранее данные показания, употребляя при этом выражения, не свойственные его возрасту, следователь вправе предположить, что такие показания являются результатом воздействия взрослого. Существенные отличия в деталях указывают на фантазирование ребенка: выдуманные детали обычно плохо удерживаются в памяти и заменяются новыми. Однако следователь должен при этом учитывать и внушающее воздействие собственных вопросов, поэтому особенно важно правильно формулировать вопросы и определять их последовательность.

При допросе несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых следователь должен держаться спокойно, уверенно и вместе с тем дружелюбно, но не в ущерб настойчивости и твердости. Такая манера поведения способствует необходимому контакту с подростком, располагает его. Нервозность следователя, его срывы скорее, чем при допросе взрослого приведут к тому, что допрашиваемый ожесточится, замкнется или от испуга и волнения начнет путаться и лгать. Страх перед следователем может побудить к самооговору.

Несовершеннолетнему следует облегчить переход от ложных показаний к правдивым. Это достигается установлением причин лжи и разъяснением возможности и необходимости изменить свою позицию как в интересах следствиях, так и для облегчения собственной участи.

Isfic.Info 2006-2017