Производство неотложных следственных действий

Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого


Успешность допроса подозреваемого и обвиняемого, а отсюда и значение для дела полученных показаний зависят от умелого выбора и искусного, эффективного применения выработанных теорией и практикой тактических приемов допроса.

Значение допроса обвиняемого определяется той ролью, которую играют его показания, являющиеся, как известно, не только источником доказательств, но и средством защиты от предъявленного обвинения. К этому можно добавить, что содержание показаний свидетельствует еще и об оценке содеянного, знать которую необходимо для эффективного осуществления мер по исправлению и перевоспитанию преступника.

Помимо подготовки к допросу с обвиняемым и подозреваемым, необходимо установить психологический контакт с допрашиваемым, свободный рассказ обвиняемого, постановку вопросов следователем, ознакомление допрашиваемого с протоколом допроса и фонограммой, если производилась магнитофонная запись его показаний.

Ранее судимый обвиняемый, обычно уже знаком с процессуальной процедурой допроса и своими правами; ему могут быть знакомы и многие тактические приемы допроса. Это необходимо учесть при разработке тактики предстоящего допроса. Известным ориентиром дня следователя при этом могут служить данные, почерпнутые из архивных уголовных дел: о позиции, которую он занимал на допросах при расследовании его прежних преступлений; о его личности и связях; реакции на предъявление уличающих доказательств: ухищрениях, к которым обвиняемый прибегал дня дезориентирования следствия, маскировки содеянного, преуменьшения степени совей вины.

Свою специфику при допросе обвиняемого имеет и установление психологического контакта с допрашиваемым.

Человек, впервые совершивший преступление и раскаивающийся в этом, нередко еще до допроса испытывает угрызение совести, чувство стыда, сожаления о содеянном. Видя в лице следователя человека, сопереживающего вместе с ним, руководствующегося лишь желанием узнать истину, такой обвиняемый проникается доверием к следователю и его словам, что чистосердечное признание своей вины и правдивый рассказ о случившемся явится смягчающим вину обстоятельством. Идея обоюдной заинтересованности в даче правдивых показаний обвиняемым является основой установления контакта между следователем и допрашиваемым в подобных случаях.

Важную роль в установлении контакта с обвиняемым играет и эмоциональное состояние следователя, его настроенность и обусловленный ими тон допроса. Беспристрастность, которая должна определять действия следователя, вовсе не означает его беспристрастность. В литературе совершенно правильно отмечалось, что гнев и презрение, испытываемые следователем при допросе преступника, - закономерные чувства. Речь должна идти о форме их проявления, о недопустимости унижения обвиняемого, грубости, оскорблений. Ровный, спокойный тон - лишь один из тактических приемов, применяемый чаще всего тогда, когда обвиняемый преднамеренно стремится обострить обстановку допроса, создать конфликтную ситуацию. В остальных случаях следователь вправе в разумных пределах пользоваться всей гаммой интонаций, а в исключительных случаях - и повышенным тоном. Проявление следователем своего отношения к обвиняемому и вменяемому ему в вину преступлению не только не препятствует установлению нужного контакта, но подчас активно способствует этому, ибо допрашиваемый видит в следователе не сухого чиновника, а живого человека, принимающею к сердцу то, с чем его столкнули служебные обязанности, способного понять обвиняемого.

Более сложным может оказаться установление контакта с обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще к тому же ранее судимым. Иногда в подобной конфликтной ситуации контакт установить не удается. Допрос приобретает характер противоборства, и в таких условиях психологической задачей следователя является внушение обвиняемому уважение к своему противнику, чувства безнадежности обмануть следствие. Это уже первый шаг к установлению контакта и побуждению обвиняемого к даче правдивых показаний.

Свободному рассказу обвиняемого предшествует задаваемый ему следователем вопрос о том, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении. Свободный рассказ, по существу, и начинается с ответа обвиняемого на этот вопрос.

Обвиняемый может признать себя виновным полностью, частично или виновным себя не признает вообще. Следует сразу оговориться, что признание или непризнание обвиняемый своей вины вовсе не является критерием для оценки его последующих показаний. Признание вины вовсе не означает, что эти показания являются правдивыми, как и непризнание вины еще не позволяет оценить во всех случаях его показания как ложные.

Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора и попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого-либо из участников. Однако бесконфликтность ситуации допроса не означает при этом, что роль следователя сводится лишь к фиксации даваемых обвиняемым показаний. Обвиняемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Это не должно быть общее заявление о виновности и о характере совершенного преступления. Активно ведя допрос, следователь должен получить детальные данные не только о самом преступлении, но и о его причинах, мотивах, подготовке, обстоятельствах, способствовавших преступления, способах сокрытия следов преступления и преступника.

Известно, что последовательность изложения обвиняемым обстоятельств преступления может быть различной. При хронологической последовательности изложения повествования ведется от обстоятельств, предшествующих преступлению, до наступления преступного результата и последующих действий обвиняемого. Если избрана логическая последовательность изложения обстоятельств, то рассказ ведется от причин совершения тех или иных действий к их следствиям (по фактам или эпизодам). Наконец, если следователь избрал для свободного рассказа обвиняемого тактическую последовательность, то он предлагает обвиняемому рассказать о том факте, который по мнению следователя, тактически целесообразнее осветить вначале. Затем идет речь о других фактах.

Направляющая роль следователя на этом этапе допроса обвиняемого заключается в определении последовательности изложения допрашиваемым обстоятельств дела во время свободного рассказа; без особой необходимости он не должен прерывать допрашиваемого, торопить его, высказывать свое мнение о показаниях.

По окончании свободного рассказа следователь задает вопросы допрашиваемому. Очень важно путем постановки необходимых вопросов не только восполнить и уточнить полученные показания, но и получить данные, с помощью которых они могут быть проверены, подтверждены иными доказательствами. Это необходимо уже в силу того, что признание обвиняемого, не подтвержденное иными доказательствами, не может явиться основой для вынесения обвинительного приговора. Такими контрольными данными могут быть: указание мест сокрытия орудий преступления, похищенных ценностей, документов и иных объектов, обнаружение которых подтвердит подтвердить показания; упоминание о таких обстоятельствах, которые объективно подтверждают показания (например, о скандале в кинотеатре, при котором присутствовал обвиняемый, или об аварии автомашины), так как эти факты могли быть известны допрашиваемому только в том случае, если он действительно находился в указанном месте.

Следует иметь в виду, что вопросы, задаваемые обвиняемому, должны быть сформулированы так, чтобы исключить предположительный ответ, а также пустое утверждение или отрицание. Нужно внимательно отнестись к определению последовательности вопросов.

Допрос обвиняемого, признающего вину частично, отличается от описанного тем, что наряду с правдивыми показаниями следователю приходится иметь дело в рамках одного допроса и с показаниями ложными, а следователю, решать задачу изобличения допрашиваемого во лжи, как и при допросе обвиняемого, полностью отрицающего свою вину.

Закон не обязывает обвиняемого давать показания, как и не запрещает ему давать ложные показания. Этим законодатель, как представляется, подчеркивает рядовое значение показаний обвиняемого как источника доказательств и возлагает на следователя обязанность установить истину независимо от показаний обвиняемого, учитывая вероятность ложных показаний, в том числе и самооговора. Но следователь должен всегда помнить, что обвиняемый, как правило, лучше чем кто бы то ни было, знает обстоятельства подготовки, совершения и сокрытия преступления, его мотивы и цель. Содержащиеся в его показаниях доказательства могут оказаться незаменимыми, и их отсутствие может отразиться на полноте расследования. Кроме того, получение полных и правдивых показаний обвиняемого существенно ускорить расследование, так как из них следователь узнает о существовании других источников доказательств, на розыск которых ему не потребуется тратить время и силы. Все это определяет задачу не только изобличения обвиняемого во лжи, если он избрал такой способ противодействия следователю, но и преодоления отказа от дачи показаний.

Тактическими приемами преодоления отказа обвиняемого от дачи показаний являются:

  • убеждение обвиняемого в неправильности занятой им позиции;
  • использование факта дачи показаний соучастниками обвиняемого, в том числе побуждение к даче показаний путем сообщения об изобличающих его показаниях соучастников;
  • использование противоречий между интересами соучастников.

Для того, чтобы убедить обвиняемого в неправильности занятой им позиции и побудить изменить ее, следователь должен разъяснить ему, к каким последствиям приведет его отказ давать показания: затяжка расследования, затруднение в определении степени виновности соучастников, в выявлении обстоятельств, смягчающих вину или исключающих ответственность. Побудить обвиняемого дать показания может сообщение о том, что его соучастники уже дали показания. Если сообщение о самом этом факте недостаточно, следователь (разумеется, если это соответствует истине) может сообщить обвиняемому о том, что соучастники изобличают его в совершении преступления. Знакомить его с содержанием показаний соучастников до дачи им самим показаний не следует. Наконец, побудительным мотивом изменения обвиняемым занятой позиции может оказаться опасение опоздать с признанием, если следователь сможет его убедить, что выгоднее дать показания до того, как заговорят соучастники, и во всяком случае не последним.

При допросе в условиях бесконфликтной ситуации, когда допрашиваемый подтверждает правильность возникшего в отношении него подозрения, а обвиняемый признает себя виновным, основное внимание должно быть направлено на получение полных, подробных, детализированных показаний обо всех обстоятельствах совершенного преступления. Оценивая сообщаемые сведения, следует иметь в виду, что допрашиваемый даже признавая себя виновным, нередко сознательно, а иногда неосознанно стремится по возможности умалить свою роль а расследуемом событии, представить себя в более выгодном свете, изобразить себя жертвой неблагоприятного стечения обстоятельств. Возможно также проявление стремления скрыть или приуменьшить участие в преступлении лиц, к которым допрашиваемый испытывает чувство привязанности. Все эти моменты таят угрозу превращения бесконфликтной ситуации в конфликтную. Поэтому, особенно на первом допросе, не следует без необходимости при постановке после свободного рассказа вопросов сразу же акцентировать внимание допрашиваемого на спорных, противоречивых моментах его показаний.

Нужно еще иметь в виду, что ложные детали, надуманные объяснения и подробности, содержащиеся в показаниях подозреваемого (обвиняемого), могут свидетельствовать о самооговоре, т.е. ложном признании лица в совершении преступления. Самооговор является следствием не только неблагоприятной тактической ситуации, тех или иных процессуальных нарушений и тактических просчетов. В основе самооговора нередко лежат определенные личностные особенности, а также те нежелательные изменения, которые возникают в психике человека в результате ошибочного подозрения или обвинения его в совершении преступления. Ложному признанию способствуют допросы в ночное время, а также их чрезмерная систематичность, длительность и повторяемость1Ратинов. А.Р. Самооговор (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных признаний). М., 1973..

Замечено, что содержащаяся в ложном признании информация обычно не выходит за пределы того, что было известно следователю. Причем значительную ее часть занимают уверение в своем чистосердечном раскаянии и готовности содействовать в раскрытии преступления. При проверке достоверности полученных при допросе сведений необходимо обращать внимание: во-первых, насколько полно и подробно удалось выяснить все факты, относящиеся к предмету доказывания по делу; во-вторых, сообщил ли допрашиваемый такие детали и обстоятельства, которые не были известны следствию и которые безусловно должны быть известны лицу, действительно совершившему преступление; в-третьих, удаюсь ли подтвердить факты, сообщенные на допросе, другими доказательствами.

Наличие в показаниях перечисленных данных тем не менее еще не исключает ложного признания, поскольку допрашиваемый, оговаривая себя, может знать о подробностях преступления от лица, действительно его совершившего, или других лиц. Например, известную трудность для разоблачения представляет ложное признание, которое приносится с целью оградить от ответственности своих близких. Поэтому для распознавания подобных случаев нужно внимательно изучать личностные особенности допрашиваемого, его связи и не торопиться с исключением версии о совершении преступления другими лицами. В разоблачении самооговора большое значение имеют проверка показаний на месте, проверка алиби и тщательное, скрупулезное сопоставление полученных признательных показаний с другими добытыми по делу данными.

При анализе показаний нужно обязательно обращать внимание и на использование допрашиваемым несвойственных ему выражений, формулировок, понятий, что может свидетельствовать о формировании содержания показаний под воздействием заинтересованных лиц. Диагностировать ложное признание помогают повторные вопросы. О ложном признании могут информировать буквальное дословное повторение допрашиваемым первоначальных показаний, а также обратное явление, когда подозреваемы (обвиняемый) в силу естественного процесса забывания вносит на последующих допросах в свои показания все новые и новые подробности, нередко противоречащие тем сведениям, которые были изложены им вначале.

Довольно часто конфликтная ситуация складывается при допросе подозреваемого. Конфликтность подобного допроса обусловлена прежде всего позицией допрашиваемого, отрицающего свою причастность к совершенному преступлению. Кроме того, поскольку допрос происходит вначале расследования, следователь обычно не располагает достаточной совокупностью доказательств для полного изобличения допрашиваемого. К тому же еще нет полной уверенности, что подозреваемый - то самое лицо, которое виновно в преступлении. Поэтому первый допрос подозреваемого носит в определенной мере разведывательный характер и направлен на выяснение личностных особенностей допрашиваемого, его позиции, аргументов и получении той информации, которую он намерен сообщить.

При этом нужно учитывать, что подозреваемому свойственны противоречивые психические переживания. С одной стороны, он рассчитывает, что следствие не располагает достаточными доказательствами, и поэтому надеется, что ему удаться уйти от ответственности. С другой же стороны, факт задержания или внезапного вызова на допрос довольно часто оказывается для такого лица неожиданным, ослабляет его уверенность в том, что преступление останется нераскрытым, и способствует формированию в его подсознании представления о неизбежности предстоящего разоблачения.

Противоречивость переживаний лица, совершившего преступление, их особая острота, затрудняют правильную оценку правильную оценку ситуации и проводят к грубым просчетам и неверным решениям.

Тактика допроса подозреваемого должна быть максимально осторожной, избирательной, поскольку не исключено, что подозрение в отношении определенного лица возникло в результате неблагоприятного стечения обстоятельств, оговора, заблуждения или ошибки. Известно, что фактор задержания или ареста может сломить волю лица, не виновного в совершении преступления, и привести к самооговору. Поэтому особенно важно проверить причастность допрашиваемого к расследуемому событию и получить от него такую информацию, которая может быть известна только лицу, совершившему преступление.

О причастности допрашиваемого к расследуемому преступлению чаще всего свидетельствуют характерные умолчания (например, сокрытие факта знакомства с лицом, связь с которым допрашиваемою по делу установлена), а также нередко появляющиеся в показаниях проговорки, т.е. невольное сообщение сведений, в которых проявляется осведомленность об отдельных обстоятельствах расследуемого преступления (например, о размерах, приметах похищенного, место преступления).

При допросе подозреваемого нередко возникает необходимость в проверке его ссылок на алиби. Тщательный и детальный допрос выявит незнание допрашиваемым подробностей и обстоятельств, относящихся к пребыванию в определенное время в том месте, на которое он ссылается, заявляя о своей непричастности к совершенному преступлению. Например, неосведомленность о порядке проведения вечера отдыха или же незнания названия и содержания пьесы, которую он якобы смотрел дома по телевизору и т.п.

На допросе могут быть использованы данные о поведении подозреваемого после совершения преступления - так называемые «улики поведения». Известно, что некоторые преступники до задержания проявляют повышенный интерес к ходу и результату расследования, в частности результатом осмотра места происшествия, состоянию здоровья потерпевших и т.д. В других случаях, наоборот, окружающим может броситься в глаза нарочитая незаинтересованность такого лица в случившемся или проявление им опасения и страха перед возможностью задержания и ареста.

Как в процессе допроса подозреваемого, так и при допросе обвиняемого, помимо получения показаний об обстоятельствах расследуемого преступления и об иных преступлениях, совершенных этим лицом, решается еще одна задача выявление данных о преступлениях, совершенных или замышляемых другими лицами. Решение этой задачи, которую можно назвать разведывательной, очень важно как для раскрытия преступлений прошлых лет, так и для проведения предупредительной работы по материалам расследования.

Isfic.Info 2006-2017