Производство неотложных следственных действий

Понятие и признаки неотложных следственных действий


Необходимость выделения особой группы следственных действий, которые в настоящее время именуются неотложными следственными действиями, была осознана российскими правоведами уже при разработке Устава уголовного судопроизводства 1864 года.

Так, в ст. 250 Устава определялось, что о всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка, полиция, немедленно и никак не позже суток по получении о том сведения сообщает судебному следователю и прокурору или его товарищу. В ст. 252 Устава было закреплено положение, согласно которому когда ни судебного следователя, ни прокурора или его товарища нет на месте, то полиция, сообщая им о происшествии, заключающем в себе признаки преступного деяния, вместе с тем производит надлежащее о том дознание. Причем при производстве дознания полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюдением, не производя ни обысков, ни выемок в домах.

В ст. 258 Устава устанавливалось, что в тех случаях, когда полицией застигнуто совершающееся или только что совершившееся преступное деяние, а также когда до прибытия на месте происшествия судебного следователя, следы преступления могли бы изгладиться, полиция заменяет судебного следователя во всех следственных действиях, не терпящих отлагательства, как-то: в осмотрах, освидетельствованиях, обысках и выемках, но формальных допросов ни обвиняемым, ни свидетелям полиция не делает, разве кто-либо из них оказался тяжко больным и представилось бы опасение, что он умрет до прибытия следователя.

Далее законодатель подчеркивал, что в указанных случаях полиция должна соблюдать во всей точности правила, постановленные дня производства предварительного следствия (ст. 259 Устава). При прибытии судебного следствия полиция передает ему все производство и прекращает свои действия по следствию до получения особых о том поручений.

В Советском уголовно-процессуальном законодательстве длительное время (с 1917 года и до принятия УПК РСФСР 1960 г.) неотложные следственные действия не выделялись. Полномочия органов дознания на производство следственных действий на первоначальном этапе расследования определялись весьма расплывчато, хотя по общему правилу некоторые ограничения все же существовали.

Так, согласно ст. 99 УПК 1923 года, если дело начато не следователем, и в нем усматриваются признаки одного из перечисленных преступлений, по которым предварительное следствие обязательно, начавший расследование орган немедленно уведомляет об этом следователя. При этом он не останавливает производства действий, необходимых для обеспечения дальнейшего расследования. По окончании необходимых действий, он не ожидая распоряжения следователя и окончания месячного срока, передает дело следователю. После передачи дела следователю действия по расследованию могут производиться только по специальным поручениям следователя.

В то же время, согласно ст. 109 данного кодекса, если следователь признает поступивший к нему материал дознания достаточно полным и дело достаточно разъясненным, вправе был вовсе не производить предварительного следствия или же ограничиться производством отдельных следственных действий

При таком подходе, как верно отмечалось в литературе, следственный аппарат по существу оказался вне контроля со стороны органов юстиции, что не могло не способствовать тягчайшим последствиям, связанным с массовыми репрессиями.

Как верно отмечает в связи с этим один из ведущих специалистов в области проблем неотложных следственных действий В.И. Куклин «Именно для искоренения такой практики законодателю потребовалось изменить подход к определению пределов прав органов дознания по данной категории дел, установить более четкие критерии. Вот тогда и появился в нашем уголовно-процессуальном законодательстве институт неотложных следственных действий, призванный служить процессуальным инструментом при регламентации полномочий органов дознания1Куклин В.И. Неотложные следственные действия. Казань, 1967 - С. 9.

В частности, в УПК РСФСР 1960 г. была введена ст. 119, согласно ч. 1 которой при наличии преступлений, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

Впервые понятие законодательного определения неотложных следственных действий было дано в п. 19 ст. 5 УПК РФ 2001 года. Под неотложными следственными действиями в соответствии с данной нормой следует понимать действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования.

Закрепление в уголовно-процессуальном законе понятия неотложных следственных действий следует оценить положительно. Так, законодатель четко определил одно из важнейших условий проведения данных следственных действий - наличие потребности в незамедлительном закреплении, изъятии и исследовании доказательств. В то же время, правильнее было бы говорить об изъятии, закреплении и исследовании доказательственной информации. Поскольку доказательства «в готовом виде» не существуют, необоснованно говорить об их изъятии. Следует учитывать и то, что если при получении информации не соблюдены установленные требования, она является недопустимой и, следователю, в подобных случаях доказательства нет вообще2Кокорев Л.Д. Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж. 1995. - С. 132-133..

Законодательное определение неотложных следственных действий вызывает и другие критические замечания. В частности необоснованным представляется указание законодателя на то, что неотложные следственные действия - это лишь действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела. Данная трактовка исключает из числа неотложных следственных действий осмотр места происшествия следственное действие, которое органы дознания по различным причинам достаточно часто проводят без участия следователя. В соответствии со ст. 176 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Законодательная трактовка неотложных следственных действий, содержит и более существенные изъяны. Главным из них является то, что закрепленное законодателем определение неотложных следственных действий не содержит упоминание о том, что они должны проводиться лишь в тех случаях, когда следователь не имеет возможности принять дело к своему производству. Тем самым фактически принижает роль следователя как процессуального руководителя расследования.

По данному вопросу в литературе высказаны неоднозначные точки зрения. Например, некоторые авторы, давая комментарий рассматриваемой нормы (п. 19 ст. 5 УПК РФ), в полной мере солидарны с законодателем.

Так, по мнению А.Ю. Головина новый уголовно-процессуальный закон вкладывает в понятие неотложных следственных действий следующие признаки: 1) направленность на обнаружение и фиксацию следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования; 2) их осуществление непосредственно после возбуждения уголовного дела; 3) специальный субъект проведения неотложных следственных действий - орган дознания; 4) определенную группу уголовных дел3Головин А.Ю. Криминалистическая систематика М., 2002 - С. 198.

О том, что неотложные следственные действия проводятся лишь в случаях, когда следователь не может приступить к расследованию, данный автор не упоминает. Более того, согласно точке зрения некоторых исследователей такое «неучастие» следователя в расследовании в течение первых 10 суток является фактором положительным. Так, согласно точке зрения Б.Т. Безлепкина, основной смысл дознания как первоначального этапа расследования по уголовным делам, по которым обязательно предварительное следствие заключается в том, что уголовное дело на относительно короткий срок (не свыше 10 суток) оказывается в руках органа, располагающего не только уголовно-процессуальными, но и оперативно- розыскными, а также значительными административными возможностями, техникой, вооруженными и специально обученными лицами4Петрухин И.Л Комментарии к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. - С. 229.

Некоторые исследователи, в принципе одобряющие указанный подход, предлагают внести в законодательство более радикальные предложения. Так, В.Ф Статкус полагает, что органу дознания необходимо передавать уголовное дело следователю лишь после того, как последним будет установлен подозреваемый (подозреваемые)5Статкус В.Ф. Некоторые проблемы совершенствования организации раскрытия преступлений органами внутренних дел// Проблемы предварительного следствия Вып.7. Волгоград, 1978. - С. 30-31. Суждения В.Л. Михайлова еще более категоричны. Он предлагает включить в уголовно-процессуальный закон изменения, согласно которым по делам об организованной преступности орган дознания не должен передавать уголовное дело следователю до тех пор, пока юридический факт раскрытия преступления орган дознания не оформит постановлением о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого, предъявлением обвинения и допросом обвиняемого, а также применением к нему соответствующей меры пресечения6Михаилов В.Л. Проблемы дифференциации расследования преступление // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России Вып. 5. М., 1994-С 64..

На наш взгляд, следует поддержать точку зрения авторов, выступивших против проведения органом дознания расследования без участия следователя до установления подозреваемого или обвиняемою.

Одним из первых против указанного подхода выступил В.И. Куклин, который считал, что основным признаком неотложных следственных действий является то. что этот правовой институт предназначен для определения пределов полномочий органов дознания, по делам, которые в принципе им не подследственны. Соответственно, неотложные следственные действия определяются данным автором как правовой институт, предназначенный для определении пределов полномочий органов дознания по делам, которые в принципе им не подследственны.

Главное, что из данного определения следует вывод: органы дознания возбуждают уголовное дело и проводят неотложные следственные действия лишь в случае невозможности возбуждения уголовного дела и осуществления безотлагательных следственных действий непосредственно следователем. Они вынужденно действуют как «заместители следователя», который должен осуществлять общее руководство расследованием.

В целом с определением В.И. Куклина можно согласиться и принять его за основу, хотя современные реалии уголовно-процессуального законодательства требуют некоторых уточнений данного определения. Так, вряд ли можно согласиться с утверждением В.И. Куклина о том, что неотложные следственные действия представляют собой правовой институт. В современном понимании правовому институту (институту права) свойственны общие положения, принципы, специфические юридические понятия, особый режим регулирования7Сухарев Л.Я. Российская юридическая энциклопедия / под ред. Л.Я. Сухарева М., 1999. - С 378..

Что касается норм, регулирующих производство неотложных следственных действий, то они представляют собой локальные правовые нормы (п. 19. ст. 5 и ст. 157 УИК РФ), которые являются элементом, хотя и важным, общей системы следственных действий, выступающей в роли правового института.

Далее трудно согласиться с тем, что неотложные следственные действия определяются В.И. Куклиным как правовой институт, предназначенный для определения пределов полномочий органов дознания по делам, которые в принципе им не подследственны. Как обоснованно отмечается в литературе, подследственность представляет собой совокупность признаков уголовного дела, в зависимости от которой закон относит его к компетенции того или иного органа предварительного следствия или дознания8Лебедев В.М. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева и В.И. Божьева М., 2007. - С 317.

В настоящее время законодатель в ст.ст. 40, 157 УПК РФ прямо предписывает органам дознания при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, в установленном ст. 146 УПК РФ порядке возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. После производства неотложных следственных действий и не позднее 10 суток: со дня возбуждения уголовного дела орган дознания направляет уголовное дело прокурору в соответствии с п. 3 ст. 149 УПК РФ.

Аналогичное предписание содержалось и в ч. 1 ст. 119 УПК РСФСР 1960 г. Таким образом, нельзя согласиться с тем, что производство неотложных следственных действий органами дознания осуществляется по делам, которые в принципе не входят в компетенцию органов дознания, не подследственны им. В указанных случаях органы дознания «не вторгаются в чужую епархию» ибо действуют на основе норм уголовно-процессуального закона. И органы дознания, и следователь отвечают за раскрытие преступлений, по которым проведение предварительного следствия является обязательным.

Напомним еще раз: одним из основных факторов, предопределяющих необходимость закрепления в УПК неотложных следственных действий в процессуальном смысле, является объективная невозможность участия следователя на первоначальном этапе расследования и проведения им безотлагательных следственных действий. Как верно отмечают Л.Н. Башкатов и Г. Н. Ветрова, возбуждение уголовного дела органом дознания и производство им неотложных следственных действий осуществляется исключительно в силу того, что процессуальные мероприятия невозможно отсрочить по иным причинам.

Справедливо подчеркивают данное обстоятельство и некоторые иные авторы. В частности В.С. Шадрин обоснованно считает, что орган дознания вправе и обязан принять решение о возбуждении уголовного дела и произвести неотложные следственные действия, если следователь не имеет возможности своевременно возбудить подследственное ему уголовное дело, а обнаруженные органом дознания признаки преступления указывают на необходимость безотлагательно обнаружить и зафиксировать его следы; незамедлительно закрепить, изъять и исследовать доказательства.

Точка зрения о необходимости «подключения» следователя к расследованию лишь после установления органами дознания подозреваемых либо обвиняемых является необоснованной последующим причинам.

1. Отстранение следователя от расследования уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, лишает его возможности самостоятельно направлять ход расследования. Это полномочие следователя закреплено в ст. 38 УПК РФ, но оно превращается в фикцию, если он не имеет возможности участвовать в расследовании «до установления подозреваемого или обвиняемого». Известно, что успех расследования напрямую зависит оттого, насколько полно и обоснованно будут выдвинуты следственные версии на первоначальном этапе расследования. Отстранение следователя от аналитической работы по делу, проводимой в первые дни и даже часы расследования, значительно снижает уровень такой работы, что отрицательно сказывается на его результатах в целом.

Поэтому несостоятельным является приведенное ранее утверждение о Б.Т, Безлепкина и других авторов о необходимости и полезности того, что уголовное дело на относительно короткий срок (не свыше 10 суток) оказывается в руках органа, располагающего не только уголовно-процессуальными, но и оперативно-розыскными, а также значительными административными возможностями, техникой, вооруженными и специально обученными лицами.

По общему правилу определять направления и задавать темп расследования должен следователь, который в соответствии со своей процессуальной функцией должен контролировать использование оперативными работниками органа дознания своих «значительных возможностей». Возбуждение уголовного дела и проведение неотложных следственных действий органом дознания в некоторых случаях объективно необходимо, но не должно быть приоритетным.

2. Следователь, который приступает к расследованию лишь после установления подозреваемого либо обвиняемого, невольно связан позицией работников органа дознания, которые считают дело раскрытым. В таком случае, если он не согласен с выводами работников органа дознания, ему приходится прилагать значительные усилия на то, чтобы опровергнуть данные выводы. В то же в данном случае у него практически не остается времени и сил на проверку иных версий, не согласующихся с версией работников органа дознания. Причем при проверке версии, противоречащей версии органа, дознания, следователь в подавляющем большинстве случаев не может рассчитывать на качественное оперативно-розыскное обеспечение такой проверки. Объясняется это тем, что в таком случае оперативные работники должны «играть против самих себя».

В настоящее время не утратило своей значимости утверждение Л.М. Карнеевой о том, что передача уголовного дела следователю лишь после установления органом дознания подозреваемого (обвиняемого) превратит следователей в рядовых регистраторов выводов и решений (в том числе такого важного, как привлечение к уголовной ответственности конкретного лица) аппаратов уголовного розыска9Карнеева Л.М. Совершенствование деятельности следователя, связанной с привлечением к уголовной ответственности // Задачи следственного аппарата органов внутренних дел в свет новой Конституции ССР. Волгоград. 1979. С. 74..

3. Оперативные работники органов дознания в ходе расследования отдают приоритет данным, полученным в результате оперативно-розыскной деятельности. Формирование доказательственной базы обвинения для них является второстепенной задачей. Можно говорить о том, что работники указанных подразделений обладают «оперативным мышлением». В первую очередь они настроены на добывание информации путем использования негласных оперативно-розыскных мероприятий, а не следственных действий. Не случайно законодатель в ч. 2 ст. 41 УПК РФ указал, что не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит но данному делу оперативно-розыскные мероприятия.

В связи с этим, следует полностью согласиться с мнением В.И. Григорьева и А.А. Шишкова о том, что «такое расширение компетенции органов дознания может повлечь ослабление процессуального контроля за их деятельностью, создать ситуации, когда процессуальные решения по делу будут приниматься исключительно на основе оперативно-розыскных данных, что и конечном итоге может способствовать неоправданному ущемлению процессуальных гарантий прав личности, усилению инквизиционных начал в уголовном судопроизводстве»10Григорьев В.Н, Шишков А.А. Уголовно-процессуальная деятельность. М. 2001- С. 12.

Следует подчеркнуть еще одно обстоятельство. Процесс расследования, как о том неоднократно упоминалось в криминалистической литературе, должен строиться на основе отлаженного взаимодействия между следователем и оперативными работниками органа дознания. В ходе данного взаимодействия следователь, как правило, выполняет функцию аналитика и координатора расследования. Более того, он выступает в качестве определенного «противовеса», «критика» оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой работниками органа дознания. Выполнение дайной функции следователем иногда расценивается как фактор «тормозящий» расследование, но фактически это способствует повышению его объективности, позволяет избежать переоценки оперативно-розыскной информации.

В криминалистическом плане верным является утверждение о том, что любое следственное действие может стать неотложным, причем не только в начале расследования11Закатов Л.Л. О производстве первоначальных неотложных следственных действий // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений Свердловск. 1988. – С. 39.. Неотложность - это не качество, имманентное конкретным действиям, а характеристика действия, определяемая процессуально-тактической ситуацией, сложившейся в данный момент по делу12См.: Быховскин И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. Волгоград, 1977.- С. 22..

В уголовно-процессуальном смысле выделение неотложных следственных действий имеет значение для определения компетенции органов дознания по делам, требующим проведения предварительного следствия13Алексеев Н С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. - С. 187.. Во избежание путаницы и дублирования подчеркнем, что в данной работе термин «неотложные следственные действия» используется автором только в уголовно-процессуальном смысле.

Важным является перечень ситуаций, при которых органы дознания обязаны возбудить уголовное дело и провести неотложные следственные действия: Данные ситуации, на наш взгляд, можно подразделить на две основные группы: 1) вызванные объективными причинами; 2) вызванные субъективными причинами.

В первую группу включаются следующие типичные ситуации:

  • когда необходимо пресечь преступление, а сделать это без возбуждения уголовного дела и проведения неотложных следственных действий невозможно или затруднительно. В данном случае следует согласиться с мнением В.И. Григорьева и Л.Л. Шишкова, полагающих, что необходимость пресечения преступления является первоочередным основанием для возбуждения органом дознания уголовного дела о преступлении, по которому предварительное следствие обязательно;
  • когда органы дознания первыми оказываются на месте происшествия и непосредственно обнаруживают признаки преступления в виде следов, которые могут немедленно исчезнуть или быть уничтожены по объективным причинам (например, под воздействием природных факторов; в случае невозможности охраны места происшествия, занимающего большую территорию; при необходимости незамедлительного обеспечения работы транспортных магистралей и т.д.);
  • когда место происшествия находится на значительном удалении и следователь не может прибыть к нему незамедлительно;
  • когда органы дознания производят задержание (фактическое) и личный обыск вооруженных преступников; участие следователя в проведении личного обыска целесообразно исключить поскольку в таком случае, следователь становится свидетелем по делу.

Во вторую группу включаются типичные ситуации, при которых:

  • в том или ином районе следователи не могут принять участие в осмотре места происшествия и решить вопрос о возбуждении уголовного дела, поскольку они выехали на осмотр иных мест происшествий. В частности такая ситуация является типичной для «сельских районов», где в штате прокуратуры имеется один - два следователя. Как правило, по делам об убийствах, на осмотр места происшествия выезжает прокурор района и следователь прокуратуры. При этом «резерв» для выезда на места происшествия из других работников прокуратуры (например, из числа помощников прокурора), как правило, не создается. В такой ситуации при сообщении о совершении другого убийства или иного преступления, подследственного следователем прокуратуры, они «физически» не могут выехать на происшествие, так как в это время поддерживают обвинение в суде, производят проверки в порядке общего надзора и т.д.
  • отсутствует или технически неисправен транспорт, на котором следователь (как правило, также следователь прокуратуры в сельском районе) мог бы прибыть на место происшествия:
  • между руководителями следственных подразделений возникает спор о подследственности (например, руководители следственных подразделений на транспорте полагают, что преступление совершено вне их «зоны ответственности», а руководители территориальных подразделений наоборот и т.д.).

В литературе высказана точка зрения, согласно которой основанием для возбуждения уголовного дела и проведения неотложных следственных действий органом дознания, является возможность комплексного использования этим органом всех своих сил и средств, решения в краткие сроки задач непосильных единолично следователю, пусть даже и весьма квалифицированному13Григорьев В.Н. Прушинский Ю.В. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении (процессуальные и организационно-правовые формы) учебное пособие М., 2002 -С. 77..

Не все разделяют приведенную точку зрения по следующим основаниям: Действительно, в следственной практике иногда возникает необходимость проведения масштабных следственных действий, например упоминавшихся ранее обысков в форме специальных операций. Но в тактическом плане совершенно необоснованно удалять следователя из процесса планирования и осуществления указанных следственных действий, потому что их проведение является задачей «непосильной для следователя». Напротив, следователь как можно раньше должен принять на себя функцию координатора и процессуального руководителя расследования.

Естественно, следователь не может единолично осуществить комплекс масштабных следственных действий, но при необходимости в соответствии с ч. 7 ст. 164 УПК РФ следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностных лиц органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе. Кроме того, в соответствии с ч. ст. 163 УПК РФ производство предварительного следствия по уголовному делу, и случае его сложности или большого объема может быть поручено следственной группе14Барсукова Т.В Неотложные следственные действия и ошибки при их производстве: дис.... канд. юрид наук. Воронеж, 2003. С. 77-96.

Isfic.Info 2006-2017