История отечественного государства и права

Решение вопроса о государственном единстве страны


После Февральской революции обострился вопрос о форме государственного единства страны. В условиях роста политической активности населения активизировались классовые силы многих национальных регионов. Как известно, политика царизма вызывала разнообразное противодействие ей со стороны национальной буржуазии, стремившейся к самостоятельности и политической власти.

На этой основе формировались многочисленные национальные движения, протестовавшие против бюрократического унитаризма Российской империи, стремившиеся к образованию самостоятельных национально-территориальных или даже государственных субъектов. Конкретные требования различных регионов и окраин были разнообразными: от национально-культурной или территориальной автономии до полного отделения (например, этого требовали Финляндия и Польша, имевшие и ранее особый статус). Отдельные национальные образования высказывали федералистские идеи.

Такое многообразие политических идей и требований не могло не отражаться в программных документах ведущих политических партий. Так, в наиболее весомой буржуазной партии — октябристов — преобладала позиция сохранения имперского единства страны. Несколько более гибкой была позиция партии кадетов, допускавших создание национально-культурных автономий для Украины и Польши, постепенно левевших в этом вопросе, но так и не пришедших к признанию федерализма.

Близкими к данным идеям были и позиции так называемых народных социалистов. Самыми многообразными идеями в национальном вопросе отличалась партия социалистов-революционеров. Эсеры хорошо разбирались в проблеме и предлагали различные варианты решения данного вопроса для различных народов и территорий, включая разные формы автономий и федерацию.

Ведущим программным положением партии большевиков было признание права наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Полагая, что отделяться от России решатся лишь отдельные немногие народы, большевики признавали для остальных национально-территориальную автономию. При этом до февральских событий партия и В.И. Ленин отвергали идею федерации, считая, что она ослабит единство государства и ухудшит экономическое состояние страны. Однако после всестороннего анализа конкретно-исторической обстановки в бывшей Российской империи и с учетом тяги многих народов к самоопределению Ленин приходит к признанию возможности федеративного устройства страны уже в середине 1917 г.

Позиции Временного правительства в вопросах государственного единства и межнациональных отношений были непоследовательными и неэффективными. Оно слабо реагировало на требования о самоопределении, считая их несвоевременными в условиях продолжения войны и уповало на решения будущего Учредительного собрания. Следуя за событиями, оно пошло на определенные уступки местам, признав административную автономию для Кавказа и Средней Азии (март-апрель 1917 г.). В марте 1917 г. Временные правительство отменило реакционный закон о правах финляндского сейма и приняло «Акт об утверждении конституции Великого княжества Финляндского», по которому признавалась автономия Финляндии и было обещано в будущем расширить права сейма в важнейших сферах жизни. Дальше переговоров о взаимоотношениях между этими странами дело не пошло.

На местах в это время развернулись достаточно активные действия различных политических сил. Новые формы национально- государственных образований создавались снизу, явочным путем. В них переплетались самым разным образом идеи национально-культурной и областной автономий, проявлялось местное своеобразное творчество. На сущность и характер образующихся автономий сильно влияла классовая борьба. Создавались автономии советского типа, противопоставлявшие себя буржуазному Временному правительству и автономии буржуазно-националистические, стремившиеся к обособлению от революционного центра.

По инициативе мест автономии возникли у бурят, алтайцев, хакасов, казахов (их тогда называли киргизами), якутов. В них создавались органы, соответствовавшие уровню развития их общинно- родового самоуправления.

В местностях с более высоким социально-экономическим и политическим развитием провозглашались чаще всего государственно-территориальные образования — местные республики, первый опыт существования которых имелся еще в годы первой революции. В 1917 г. республики советского типа возникли в Кагулс (Молдавия), Кронштадте, Кирсанове (Тамбовщина), Переяславле, в станице Урюпинской на Дону. Эти новообразования не подчинялись Временному правительству и пытались организовать самостоятельную жизнь.

Специфическим образованием являлась созданная в сентябре-октябре 1917 г. региональная федерация казачьих автономий Дона, Кубани, Терека, Астрахани и горцев Кавказа, объединившаяся на основе договора.

Несмотря на то, что юридически форма государственного единства оставалась прежней, в России шли серьезные процессы, расшатывавшие прежнее имперское единство и бюрократический унитаризм, требовавшие коренной реорганизации государственно-территориального устройства.

Касаясь государственного строя, следует отметить, что правые партии еще надеялись при помощи Учредительного собрания восстановить монархическую форму правления. Об абсолютной монархии в условиях развития революции не могло быть и речи, саму буржуазию это также не устраивало. Однако надежды на установление в России конституционной монархии у лидеров буржуазных партий сохранялись на протяжении всего периода от Февраля к Октябрю.

Весь период существования буржуазного правительства шел поиск последовательной политической линии. Он характеризовался серьезными колебаниями, уступками революционному движению, компромиссами. Как отмечалось в литературе, «отсутствие опыта государственной деятельности и определенный революционный романтизм стали причинами многих опрометчивых шагов Временного правительства1См.: Министерство внутренних дел. 1802—1902: Исторический очерк: В 2 т. М.: Изд-во «Фонд Университет»». С. 81.. На неустойчивость политики правительства влияло активное революционное движение масс, вынуждавшее его к лавированию. Примером такой политики бонапартизма являются коалиционные составы Временного правительства, что могло обеспечить его устойчивость. Такие правительства возникали под давлением революционного движения масс, и буржуазия не могла одна оставаться у власти, а мелкобуржуазные партии имели реальную возможность взять на себя ответственность за государство, но боялись властвовать одни, без буржуазии.

Революционный народ стихийно начал ломать наиболее ненавистные трудящимся учреждения царского режима, вопреки воле засевших в Советах лидеров мелкобуржуазных партий, начал разрушать старый государственный аппарат.

В период двоевластия Временное правительство, хотя и стремилось сохранить в неприкосновенности старую государственную машину, вынуждено было санкционировать многое из того, что уже совершалось в результате революционных действий народных масс.

Необходимость реформирования полицейского аппарата. В феврале 1917 г. царизм оказался в полной изоляции. И только регулярная полиция, пестовавшаяся самодержавием более двух столетий, в период февральской революции практически оказалась его единственной опорой. В Петрограде большинство солдат перешло на сторону революционных масс, и лишь полиция пыталась удержать власть династии Романовых. До последнего дня существования Петроградского охранного отделения — 27 февраля 1917 г. — в него поступали донесения секретных агентов, агентов наружной полиции, полицейских надзирателей участков.

Эти сведения обобщались и передавались градоначальнику, командующему войсками, прокурору судебной палаты и в Министерство внутренних дел. Особенностью донесений охранного отделения являлось отсутствие каких-либо обобщений, анализа событий, донесения похожи на простой перечень уличных происшествий. Начиная с 25 февраля сообщения поступают реже и «притом по своему характеру, по сравнительной незначительности отмечаемых и регистрируемых фактов не соответствуют всей важности нарастающих событий».

С началом революционных выступлении рабочих во многих полицейских участках Петрограда состоялись экстренные совещания, на которых выражалась уверенность, что революция будет подавлена так же, как и в 1905 г. В начале 1917 г. петроградская полиция, несмотря на острую нехватку оружия в действующей армии, получила около 400 пулеметов, использовав их затем для обстрела революционных рабочих и солдат.

Стремясь еще больше поднять «боевой дух» полиции, царское правительство подкупало городовых и околоточных надзирателей. Полицейским, действовавшим против демонстрантов, выдавались специальные суточные деньги. В частности, полицейские, действовавшие на Исаакиевской площади Петрограда, получили по 100 руб. каждый.

Однако полиция была бессильна изменить ход событий: свершилась революция и царизм пал. Вместе с ним была сметена и полиция. Революционные массы в буквальном смысле слова громили полицейские участки, арестовывали полицейских. В Петрограде восставшие, подавив сопротивление полиции и жандармерии, захватили здание охранного отделения и подожгли его. Разгромлено и подожжено было также и здание московского охранного отделения. Большинство архивов и дел политических преступников, находившихся в охранке, было уничтожено.

Разгрому подверглись помещения многих полицейских участков Петрограда, Москвы и других городов. Ликвидация полиции происходила повсеместно по всей стране. «...Многотысячной массой солдат и народа силой освобождено до 200 арестованных. Управление розыска, канцелярия полицмейстера разгромлены, разграблены... Из революционной толпы организована милиция. Большинство членов полиции спряталось от угрозы расстрела. Исполнение полицейских функций прекратилось», — говорилось в телеграмме, посланной 5 марта 1917 г. Кременчугским полицмейстером Полтавскому губернатору.

Газета «Русское слово» 2 марта 1917 г. сообщала: «В Кашине (Тверской губернии) толпа, среди которой были солдаты, вооруженные винтовками, вошла в полицейское управление и уничтожила часть дел. Далее были обезоружены полиция и станционные жандармы. Арестованы исправник, помощник исправника и пристав». В Смоленске восставшие рабочие и солдаты обезоружили жандармов, «арестовали полицмейстера и его помощника, приставов».

Временное правительство, учитывая отношение масс к полиции, считаясь с тем, что она фактически была подвергнута слому, 6 марта 1917 г. издало постановление о ликвидации корпуса жандармов, а 10 марта 1917 г. упразднило Департамент полиции.

Вместо Департамента полиции в составе Министерства внутренних дел было учреждено Временное управление по делам общественной полиции и по делам личной и имущественной безопасности граждан. 15 июня 1917 г. оно было переименовано в Главное управление по делам милиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан.

Эти меры соответствовали программе, провозглашенной Временным правительством в момент его образования. Один из пунктов гласил: «Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления».

Отдельные чиновники бывшего Департамента полиции, в том числе и те, которые занимались политическим сыском, оставались работать в новом учреждении, которое по своему составу и методам деятельности было весьма реакционным. Правда, большинство чинов старой полиции были разжалованы и направлены во фронтовые воинские части. Революционные и демократические элементы (особенно большевики), представители трудящихся классов не допускались в Главное управление по делам милиции. Формирующуюся на местах милицию правительство именовало «народной», не запрещая служить в ней чинам прежней полиции.

17 апреля 1917 г. было принято Положение о милиции, по которому она создавалась при городских и земских управах и была обязана выполнять все указания губернских и уездных комиссаров. Непосредственное руководство милицией губернии возлагалось на губернского инспектора милиции, назначавшегося Временным правительством. Губернский инспектор мог освобождать от должности городских и уездных начальников милиции. Налицо была бюрократически централизованная система органов, выполнявшая многообразные функции по охране общественного порядка и пресечению всевозможных массовых выступлений, в том числе и революционных.

В этих целях Временное правительство летом и осенью 1917 г. размещало в губерниях Центральной России снятые с фронта казачьи и кавалерийские части, которые могли оказать помощь милиции в пресечении таких выступлений. В октябре 1917 г., по совместному решению военного министерства и министра внутренних дел, к охране общественного порядка привлекались регулярные воинские части. Несмотря на все усилия Временного правительства, ему не удалось поддержать выгодный для себя правопорядок.

Функции разведки и контрразведки, которые ранее исполнял отдельный корпус жандармов, передали в Главное управление Генерального штаба. Сыскную (уголовную) полицию решили передать в ведение Министерства юстиции.

Министерство внутренних дел подверглось серьезной реорганизации. По словам А. Керенского, «ни одно ведомство не было так до конца, сразу, с корнем уничтожено во время революционного взрыва, как именно Министерство внутренних дел. Ибо на нем всегда была сосредоточена вся ненависть населения...»2 Цит. по: Министерство внутренних дел. 1802 1902: Исторический очерк. С. 82..

Возникшие в ходе Февральской революции Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов организовывали отряды рабочей милиции и другие вооруженные формирования трудящихся, которые охраняли фабрики, заводы, стояли на страже общественного порядка. В сельской местности создавались крестьянские вооруженные отряды.

Временное правительство стремилось не допустить параллельного существования народной милиции и вооруженных формирований трудящихся. В своем постановлении оно указало, что милиция должна назначаться государственной администрацией. Поэтому во многих местах были приняты решения об упразднении рабочей милиции.

Isfic.Info 2006-2018