История отечественного государства и права

Семейное и наследственное право России во второй половине XIX в.


В наименьшей степени буржуазные правовые принципы отразились в семейном праве. По-прежнему брак признавался только религиозный, а потому заключение, расторжение брака, другие личные отношения в семье регулировались нормами канонического (церковного) права. Хотя вступление в брак в большей мере стало зависеть от самих вступающих, однако по-прежнему требовалось согласие родителей, а для некоторых категорий лиц (например, чиновников, офицеров) и разрешение начальства. За несоблюдение этих правил строптивые дети по жалобе родителей могли быть наказаны вплоть до тюремного заключения, а офицеры и чиновники уволены со службы. Запрещались браки между христианами и нехристианами. Для православных дозволялся моногамный брак, причем церковь венчала лишь до трех раз. В четвертый раз жениться или выйти замуж уже было нельзя. Вступать в брак можно было лишь до 80 лет. Лиц старше этого возраста церковь не венчала.

Для мусульман разрешалась полигамия (многоженство), иметь можно было до четырех жен, но за невесту надо было платить выкуп (калым). Практически это означало покупку девушки у ее родственников. Правда, норма шариата требовала формального согласия сторон при заключении брака. Однако молчание или тихий плач невесты шариат рассматривал как ее согласие, так как, по мнению мусульманских законоведов, девушка должна быть стыдливой и не может поэтому громко выражать свое согласие на брак. Только бурный протест, на который были способны немногие, расценивался как несогласие.

Развод но церковным правилам для православных был возможен лишь по твердо установленным в правовой норме поводам. Наиболее доступен был развод по причине нарушения супружеской верности одним из супругов1Доступен был такой вид развода потому, что за недорогую плату можно было легко найти профессиональных лжесвидетелей, выступавших в церковных судах «очевидцами» прелюбодеяний.. Однако виновная сторона нередко лишалась церковным судом права повторного вступления в брак и на нее налагалась церковная епитимия, что могло повлечь для чиновников и офицеров увольнение от службы.

Для мусульман развод для мужчин в суде казия по шариату был облегчен до предела. Достаточно было устного заявления мужа («талак»). Интересно отметить, что возможен был и временный развод, так как после объявления «талак» муж мог вернуть жену обратно. Но если «талак» объявлялся троекратно, то вернуть жену было уже невозможно. Для того, чтобы вернуться к первому мужу, разведенная жена обязательно должна была побывать замужем за другим мужчиной, и он тоже должен был ей объявить «талак». Для женщины по мусульманскому праву добиться развода по своей инициативе было практически невозможно, хотя нормы шариата предусматривали такую возможность, но обставляли ее реализацию очень большими препятствиями.

Ряд церковных правил, регулировавших условия заключения брака и его расторжения, в той или иной форме получили отражение и в государственных законах. Даже разрешение многоженства для мусульман было закреплено российскими законами.

Имущественные отношения в семье регулировались государственным законодательством. Имущество супругов признавалось раздельным, и они могли самостоятельно распоряжаться им и даже вступать в разрешенные законом сделки друг с другом. Однако выдавать векселя жена могла лишь с разрешения мужа. Точно так же жена не могла наняться на работу и получать зарплату без разрешения мужа. Она была обязана по закону любить и почитать мужа, оказывать ему послушание, следовать за ним при изменении им места жительства. Особо приниженным, бесправным было положение женщины в мусульманских семьях, где она, как правило, носила паранджу и не могла показывать лицо и сидеть за одним столом с посторонними мужчинами (у казахов и киргизов женщины не носили паранджу). Дети также были обязаны послушанием родителям под страхом наказания. Особенно бесправным было положение незаконнорожденных детей. Они не имели права на фамилию отца, отстранялись от наследования. Только в 1891 г. родителям было разрешено узаконение таких детей.

Наследственное право. Влияние буржуазных правовых принципов сказалось и на наследственном праве. Это выражалось в значительном расширении практики передачи наследственного имущества по завещанию и более полном проведении в жизнь принципа свободы завещательных распоряжений в отношении движимого имущества и благоприобретенной недвижимости. Что же касается родовой, майоратной, заповедной собственности, то о сохранении феодальных по существу ограничений в распоряжении ею, в том числе и в отношении наследования, уже говорилось.

При отсутствии завещания на движимое имущество и благоприобретенную недвижимость (или при признании его судом недействительным) вступал в силу порядок наследования по закону. Наследниками первой очереди были дети, и затем внуки. При этом усыновленные могли наследовать только благоприобретенное, а не родовое имущество. При их отсутствии имущество наследовали братья, а при отсутствии последних — сестры (при наличии братьев они получали лишь указную норму — 1/14 часть недвижимого и 1/8 часть движимого имущества). Переживший супруг мог получить из наследства лишь указную норму: 1/7 долю наследственного имущества в собственность, а в пожизненное владение (но не в собственность) при отсутствии иных наследников по закону и иное имущество. Родители вообще устранялись от наследования своим детям.

Чрезвычайно сложным был порядок наследования имущества крестьянского двора. Завещательная форма там практически не получила распространения, зато широко использовались местные обычаи. По общему правилу, завещать имущество можно было лишь членам семьи, а землю наследовали только члены сельской общины.

Isfic.Info 2006-2018