История отечественного государства и права

Развитие права России во второй половине XIX в.


Система права Российской империи. В пореформенный период сохранилась система права, сложившаяся еще в первой половине XIX в. в результате кодификации, проведенной под руководством М.М. Сперанского. Основными источниками права по-прежнему являлись Полное собрание законов и Свод законов Российской империи. Однако развитие буржуазных отношений в экономике и реформы I860— 1880-х гг. вызывали необходимость внесения существенных новелл в законодательство. Этим и был обусловлен выпуск второго, а затем и третьего исправленных изданий Полного собрания законов. Свод законов был дополнен XVI томом, в который вошли Судебные уставы 1864 г. Готовились проекты новых уложений и уставов. Некоторые из них были утверждены и соответственно включены в исправленные издания Полного собрания законов, другие так и остались проектами.

С 1863 г. систематически издавалось Собрание узаконении и распоряжении правительства. Издавались и сборники ведомственных нормативных актов. Наряду с нормативными актами в качестве источников права использовалось и обычное право, особенно в практике волостных судов при решении дел о разделах имущества крестьянских дворов. По делам, рассматривавшимся в церковных судах (епархиальных консисториях) - бракоразводным и некоторым другим, источником являлось каноническое (церковное) право.

Хотя общероссийское право считалось действовавшим на всей территории империи, наряду с ним в некоторых инонациональных регионах практически применялись в определенных пределах и свои правовые системы. Это относилось к обладавшей автономией Финляндии, а также к Прибалтийским губерниям (где в ряде случаев применялось немецкое право), Закавказью. В Средней Азии, на Северном Кавказе, помимо местного обычного права — адата, использовался в качестве источника права и шариат (мусульманское право) при решении конфликтов среди коренного населения.

Несмотря на сохранение в основе своей дореформенной правовой системы, пробивали себе дорогу буржуазные принципы права, в том числе такой важнейший среди них, как принцип равенства граждан (подданных) перед законом. В историко-правовой литературе он справедливо трактуется как важнейший принцип буржуазного права, поскольку направлен против сословных и иных привилегий и ограничений прав человека, характерных для феодализма. Но нужно иметь в виду, что принцип равенства перед законом вместе с тем представляет собой одно из важнейших достижений человеческой цивилизации.

Административное право. Отмена крепостного права, введение единых, всесословных судебных учреждений и другие реформы I860—1880-х гг. привели к отмене многих сословных и иных ограничений прав российских подданных. Однако и после этих реформ все же сохранялись ограничения прав определенных категорий населения по сословному, религиозному основанию и по признаку пола. Особенно ярко правовое неравенство проявлялось в административном (или как его тогда называли — полицейском) праве. В качестве иллюстрации этого тезиса можно привести такой важный институт административного права, как паспортный режим, который регламентировался

Уставом о паспортах и беглых, принятым еще в 1830-е гг., и носивший ярко выраженный сословный характер. Установив строгий паспортный режим, обязательность паспортов и их прописки как средство административно-полицейского надзора за населением. Устав предусматривал особые виды паспортов для каждого сословия, за исключением крестьян, которые в случае отлучки с места постоянного проживания получали (с разрешения помещика) временные виды на жительство. В связи с отменой крепостного права и другими реформами остро встал вопрос о необходимости обновления паспортного законодательства. Но подготовка проекта нового закона длилась более 30 лет, и лишь в 1895 г. императором Александром III было утверждено Положение о видах на жительство.

Характерно, что в новом Положении — дворянам, чиновникам, духовенству, почетным гражданам, купцам и разночинцам выдавались бессрочные паспорта. А мещанам, ремесленникам и сельским обывателям паспорта могли быть выданы только на срок не более пять лет за плату или бесплатные билеты на кратковременную отлучку, причем при отсутствии задолженности по налогам и сборам и с согласия ремесленной управы или сельского общества. Ограничивалось право на получение паспорта (а следовательно, и право передвижения по стране и выбора места жительства) для лиц римско-католического и иудейского вероисповедания, членов некоторых религиозных сект. Запрещалась выдача паспортов и видов на жительство бродячим инородцам и цыганам.

Существенными были ограничения прав для женщин. Замужние женщины вписывались в паспорта мужей. Отдельный вид на жительство им мог быть выдан лишь с согласия мужа и на срок такого согласия. Если муж аннулирует свое согласие, то полиция обязана была водворить жену в дом мужа, в том числе и по этапу. Для выдачи паспорта или вида на жительство неотделенным членам крестьянских семейств и незамужним дочерям также требовалось согласие главы семейства. Таким образом, и в Положении о видах на жительство 1895 г. сохраняюсь правовое неравенство.

Характерно, что в административном законодательстве по- прежнему проявлялось присущее абсолютистскому режиму стремление как можно детальнее регламентировать все стороны повседневной жизни подданных, что связывало деловую инициативу подданных, мешало развитию буржуазных отношений. «Да обыватель задохнулся бы под гнетом наших полицейских законов, если бы не возможность откупиться от них», — отмечалось в одной из дореволюционных газет1См.: Живое слово. 1909. 17 февраля.. Суровость российских законов смягчалась необязательностью их исполнения, заключал автор.

Уголовное право. В большей мере буржуазные принципы проявлялись в уголовном праве. Хотя попытка радикально обновить уголовное законодательство не удалась (подготовленный к 1895 г. проект Уголовного уложения царем Александром III не был утвержден)2В 1903 г. была введена в действие первая глава этого Уложения о государственных преступлениях., все же в действовавшее формально Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. последовательно вносились существенные изменения3Так, в 1863 г. указами царя были отменены клеймение, наказание плетьми, шпицрутенами, существенно ограничено наказание розгами..

В Уложении в редакции 1885 г. число статей было сокращено на четверть, ряд статей уточнен, внесены новые составы преступлений. В Уложении был четко сформулирован принцип: нет преступления без указания о том в законе. Признание этого принципа — одного из важнейших достижений мировой правовой мысли — явилось серьезным шагом на пути формирования буржуазного права. В Уложении говорилось, что «наказания за преступления и проступки определяются не иначе, как на точном основании постановлений закона». В Уложении преступлением признавалось противозаконное деяние и неисполнение того, что под страхом наказания предписано законом.

Подробно были разработаны правовые признаки и условия применения наказания. В частности, не применялась уголовная ответственность за совершение противоправных деяний при исполнении действующего закона или приказа начальства, кроме явно преступного; при необходимой обороне; крайней необходимости; за давностью и т.д. Обязательным признаком состава преступления была виновность в различных ее формах: прямого или косвенного умысла, неосторожности (самонадеянности, преступной небрежности). Случайное (без вины) противоправное деяние по закону не влекло уголовного наказания.

Среди видов преступлений на первом месте по-прежнему были преступления против церкви (богохульство и кощунство, совращение христианина в другую веру, погребение христианина без христианского обряда и т.д.). На втором месте находились бунт против верховной власти, преступные действия против императора и членов императорской фамилии, государственная измена, смута, заговор, неповиновение властям. Далее следовали преступления против порядка управления: вынесение заведомо неправосудного приговора, лжесвидетельство и т.д., нарушение общественного порядка, сопротивление полиции, неисполнение повинностей и т.д.

Особое внимание в Уложении обращалось на дела об оскорблении и явном неуважении к властям и чиновникам при исполнении ими служебных обязанностей. За составление и распространение «ругательных писем» в адрес правительства или должностных лиц или «сочинений, заключающих в себе недозволенные суждения о постановлениях и действиях правительства», виновные подвергались суровому наказанию. Подданный, даже если ему случайно попало в руки «ругательное письмо» или «недозволенное сочинение», обязан был, не читая его, немедленно сдать властям. За неисполнение этого предписания также полагалось наказание. Наказывалось всякое оскорбительное или неуважительное высказывание в адрес властей, чиновников, полиции.

Далее следовали должностные преступления. Ответственность за них предусматривалась как в Уложении, так и в ведомственных дисциплинарных уставах и правилах. Должностным преступлением, к которым относились злоупотребления властью, превышение, а также бездействие власти, разглашение государственной или служебной тайны, ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и т.д., было посвящено около 80 статей Уложения.

Особое место среди должностных преступлений занимало взяточничество. Хотя в наиболее тяжких случаях за должностные преступления, в том числе и за взятку, полагалось тюремное заключение и ссылка в Сибирь, однако в большинстве случаев наказание ограничивалось взысканием с виновного штрафа в двойном размере взятки. Мемуарная литература 1870—1880-х гг. свидетельствует о чрезвычайно широком распространении взяточничества. Взятки брали даже такие лица, как фаворитка царя и его будущая жена княжна Екатерина Долгорукая и брат царя великий князь Николай Николаевич-старший (Главнокомандующий русскими войсками в русско-турецкой войне). За огромные деньги (от 200 тыс. до 1 млн. руб.) они «содействовали» тем или иным дельцам в получении концессий на строительство железных дорог. Сам царь Александр II, по словам одного из крупных сановников — Е.М. Феоктистова, «находил вполне естественным, что люди к нему близкие на его глазах обогащались с помощью разных концессий и т.п., — если не одни, так другие, так почему же не те, к кому он благоволил?»4Феоктистов Е.М. Воспоминания. За кулисами политики и литературы (1848—1896 гг.). М.-Л., 1929.. Протекционизм, кумовство, взятки всегда считались в порядке вещей в условиях авторитарного режима при всевластии «верхов» и их полной безответственности и безнаказанности.

Далее следовали имущественные преступления (разбой, грабеж, воровство, мошенничество, вымогательство, умышленное повреждение чужого имущества, поджог и т.д.).

И наконец, квалифицировались преступления против личности (убийство, телесные повреждения, незаконное лишение свободы, похищение ребенка, оскорбления и т.д.).

Особо следует подчеркнуть ответственность за самоубийство, которое осуждалось православной религией. Самоубийцы лишались христианского погребения (их запрещалось хоронить на православных кладбищах), их завещания и предсмертные распоряжения признавались недействительными. Покушавшийся на самоубийство, оставшийся в живых, подлежал уголовной ответственности так же, как и участники дуэлей.

Воинские преступления (переход на сторону неприятеля, сдача крепости или военного корабля неприятелю, потеря боевого знамени, неисполнение приказа, бегство с поля боя, дезертирство, растрата казенного имущества, мародерство, насилие нал мирным населением и т.д.) карались в соответствии с Военным уставом 1875 г. и Военно-морским уставом 1878 г.

Isfic.Info 2006-2018