История отечественного государства и права

Контрреформы 1880-1890-х гг.


Проекты конституционных реформ. Во второй половине 1850-х гг. в связи с революционной ситуацией в стране возник вопрос о конституционных реформах. В это время резко сузилась социальная база царизма. Недовольство проявляли не только крестьяне, разночинная интеллигенция, но и господствующий класс. Оппозиционные настроения охватили довольно широкие слои буржуазии и либерального дворянства, которые требовали дальнейших реформ государственного аппарата, суда, отмены цензуры. Наконец, выдвигались требования привлечения их представителей к управлению государственными делами — создания представительных органов.

В этот период были подготовлены законопроекты о создании представительных органов. Один принадлежал министру внутренних дел П.А. Валуеву, второй — великому князю Константину Николаевичу. Оба проекта предусматривали создание представительных учреждений с ограниченными совещательными полномочиями. Тем не менее, оба проекта были отвергнуты Александром II.

Взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г. привел, как уже говорилось, к диктатуре М.Т. Лорис-Меликова, ставшего начальником Верховной распорядительной комиссии с неограниченными полномочиями. Популярный генерал, герой русско-турецкой войны 1877—1878 гг., он хорошо понимал, что одними репрессиями укрепить самодержавие невозможно. Поэтому он, с одной стороны, проводил политику беспощадных репрессий в отношении участников революционного движения, а с другой — старался привлечь на свою сторону либеральное дворянство и буржуазию обещаниями «конституции». В январе 1881 г. М.Т. Лорис-Меликов подал императору Александру II записку с проектом, который вошел в историю как «конституция Лорис-Меликова».

Лорис-Меликов предлагал создать две временные комиссии для подготовки законопроектов по финансовым вопросам и местному управлению, а также общую законосовещательную комиссию. В эти комиссии должны были войти наряду с чиновниками выборные депутаты, избираемые губернскими земскими собраниями (по два от губернии) и городскими думами (от крупных городов). Предлагалось также дополнить Государственный Совет 10—15 выборными представителями общественности. При всей скромности и ограниченности этого проекта он все же вводил в государственный механизм важный конституционный принцип — принцип народного представительства. Преобразованный Государственный Совет становился как бы зародышем парламента, а сам проект знаменовал возможное зарождение парламентской системы.

Александр II в общих чертах одобрил проект М.Т. Лорис-Меликова. Он даже утвердил проект соответствующего «Правительственного сообщения». По иронии судьбы это произошло утром I марта 1881 г. В этот же день Александр II был убит террористами-народовольцами.

Новый царь Александр III долго колебался, а затем отверг «конституцию Лорис-Меликова». В прошении об отставке генерал, обращаясь к царю, писал: «История нас рассудит». По тем временам это была неслыханная дерзость1Характерно, что царизм сохранял в строжайшем секрете сам факт наличия конституционных проектов и их обсуждения. Но шила в мешке не утаишь. Лорис-Меликов после отставки выехал в Ниццу (Франция) и вывез свой архив. Царская охранка получила приказ любой ценой вернуть архив и даже совершила налет на его виллу. Но граф хорошо знал повадки своих бывших подчиненных и надежно спрятал архив. Впервые выдержки из проекта «конституции» и протоколов его обсуждения были опубликованы в лондонской «Вольной русской типографии» в 1893 г. и перепечатывались в России в 1905 г., однако полностью все материалы стали известны лишь в советское время, когда распахнулись двери бывших царских архивов..

Проведение контрреформ. Новое правительство Александра III, из которого были изгнаны либерально настроенные министры (Лорис-Меликов, Милютин, Абаза), взяло курс на укрепление самодержавия, усиление роли дворянства и репрессивного аппарата.

Первым мероприятием по осуществлению нового курса стало принятие Положения об усиленной и чрезвычайной охране 1881 г., о котором уже говорилось выше. В дополнение к нему в 1892 г. принимается Закон о военном положении, регламентировавший полномочия военных властей в прифронтовой полосе в условиях войны. Однако этот Закон предусматривал возможность объявления военного положения и в мирное время в случае массовых беспорядков. Власть в местностях, объявленных на военном положении, передавалась военному командованию, и на гражданских лиц распространялась юрисдикция военно-полевых судов.

В отношении крестьянства (наряду с прекращением временнообязанного состояния, снижением выкупных платежей, заменой подушной подати поземельным налогом и отменой соляного налога) проводилась линия на усиление патриархальных начал в крестьянской семье. Закон 1886 г. установил, что для семейного раздела (выделения взрослых детей) требовалось согласие главы семьи и решение сельского схода, принятое квалифицированным большинством в 2/3 голосов.

Следующим шагом явилось учреждение в 1889 г. института земских участковых начальников. Каждый уезд делился на участки, в которые назначались участковые земские начальники из местных потомственных дворян, имевшие в данном уезде земельные владения и высшее или среднее образование. Земский начальник сосредоточивал в своих руках жесткий контроль за крестьянскими общинами, административную и судебную власть. Мировые судьи были упразднены в уездах, где были назначены земские начальники. Это была попытка возродить сословные органы власти потомственного дворянства.

Пересмотрены были Положения о земских и городских органах самоуправления. По Закону 1890 г. изменения в земском самоуправлении сводились к следующему: на выборах в уездные земские собрания система курий сохранилась, но по первой курии теперь избирали не все землевладельцы, а только дворяне, т.е. был применен сословный принцип. Крестьяне избирали лишь выборщиков, из числа которых губернаторы назначали депутатов земского собрания.

Резко был усилен правительственный контроль за земствами. Для этого в губерниях были созданы специальные учреждения — губернские по земским делам присутствия — из числа чиновников и всех уездных предводителей дворянства под председательством губернатора.

По Закону 1892 г. был изменен порядок выборов и в городские думы. К выборам допускались лить владельцы недвижимой собственности в столицах стоимостью не ниже 3 тыс. руб., в губернских городах — 1,5 тыс. руб., в других городах — 1 тыс. руб. В выборах теперь участвовали лишь дворяне, крупные буржуа и некоторая часть средней буржуазии. Число избирателей резко сократилось. Так, если в Москве было 20 тыс. избирателей, то после 1892 г. их осталось лишь 7 тыс. Усилилось вмешательство губернаторов в городе юте дела.

Не менее решительно контрреформы проводились в системе образования. По уставу 1884 г. была ликвидирована университетская автономия. Должности ректоров, деканов, профессоров вновь стали замещаться не по выбору, а по назначению. Университеты были поставлены в полную зависимость от министра просвещения и попечителей учебных округов. В 1887 г. были изменены правила приема: за добропорядочный, точки зрения правительства «образ мысли» абитуриентов должна была поручаться средняя школа. Одновременно в 5 раз повысилась оплата за обучение. В том же 1887 г. последовал известный министерский циркуляр о «кухаркиных детях». Он закрывал доступ в гимназии детям кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и т.д. Все эти меры были направлены на возрождение сословности в образовании.

Решительный удар был нанесен по женскому высшему образованию. Прием на высшие женские курсы был прекращен. Он возобновился лишь в самом конце XIX в. Усилился контроль церкви за содержанием образования (в том числе и высшего).

В 1882 г. были введены новые Временные правила о печати, фактически восстанавливавшие предварительную цензуру для периодической печати. Усиливались административные меры против «строптивых» изданий: их душили штрафами и конфискациями тиражей. Для поощрения и «подкормки» проправительственных изданий в Главном управлении по делам печати был образован специальный фонд, прозванный «рептильным». Школой, церковью, цензурой активно проводился в жизнь официальный лозунг: «Православие, самодержавие, народность», выдвинутый еще в царствование Николая I тогдашним министром просвещения графом С.С. Уваровым.

Isfic.Info 2006-2018