История отечественного государства и права

Развитие советского права в послевоенные годы


Советское социалистическое право в 1945—1953 гг. не претерпело качественных изменений: значительная часть общественных отношений и сфер жизни общества регулировалась не законодательными актами, а положениями ведомственных подзаконных нормативно-правовых документов, постановлениями и решениями партийного руководства страны.

Хозяйственное право. В послевоенный период предпринимались попытки сочетать жесткое планирование экономики с более гибким хозяйственным расчетом.

Уже в 1946—1947 гг. были восстановлены директорские фонды в промышленности, строительстве, совхозах. В фонд директора отчислялись 2—4% плановой прибыли или экономии, полученной от снижения себестоимости продукции и 25—50% сверхплановой прибыли и экономии. Примерно половина директорского фонда шла на нужды производства, а остальное — на улучшение культурно-бытовых условий жизни рабочих и премирование.

Элементы хозрасчета позволяли мобилизовать все резервы производства и создавать накопления, необходимые для восстановления экономики. Месячный план предприятия обычно включал в себя следующие обязательные показатели: план по номенклатуре продукции, затраты по фонду заработной платы, цеховым расходам, план по снижению потерь от брака, нормативы расхода сырья и т.д. За допущенный брак производство или цех «отвечали рублем»: издержки за брак включались в себестоимость продукции.

Всегда устанавливалась причина брака и затраты удерживались с виновного или относились на соответствующую статью. Вплоть до 1951 г. Министерству финансов СССР не разрешалось списывать с баланса предприятий убытки и потери на сумму хотя бы до 5 тыс. руб., что стимулировало хозрасчетную деятельность предприятий и позволило с 1946 по 1950 г. снизить себестоимость промышленной продукции на 17%, а каждый процент этого снижения составлял тогда 5 млрд. руб.

Однако хозрасчет послевоенных лет был в основном внутризаводским, не выходившим за рамки отдельных предприятий. Попытки наладить хозрасчетные отношения между предприятиями заканчивались неудачей. Поэтому одним из важнейших стимулов правового регулирования экономики становится хозяйственный договор. 21 апреля 1949 г. Совет Министров СССР принял Постановление «О заключении хозяйственных договоров», в котором подчеркивалось, что договор, заключенный на основе плана развития, признается единственной законной формой отношений между хозяйственными субъектами.

Предприятия обязывались переходить на хоздоговорные соглашения. Постановлением закреплялась двойная система договоров: генеральные заключались между хозяйственными системами и отраслями, а локальные — между предприятиями. В некоторых областях народного хозяйства предусматривалось заключение прямых договоров. Хоздоговоры должны были содержать ряд обязательных элементов: количество, ассортимент, качество, цена продукции, порядок, сроки исполнения и формы ответственности сторон.

Договор становится одним из важнейших рычагов управления экономикой, развертывается борьба с бездоговорными поставками. В случае отсутствия договора, арбитражные органы отказывали в исках, за нарушения заключенных договоров были усилены меры ответственности.

Развитие хозрасчетных отношений в экономике встретило противодействие со стороны части партийно-советского аппарата, настаивающей на установлении жесткого контроля за деятельностью предприятий, что нашло отражение в требовании предоставить Министерству Госконтроля право производить следствие по различным хозяйственным нарушениям, а затем, минуя прокуратуру, передавать дела на виновных в суд. Это предложение принято не было, но система жесткого администрирования в народном хозяйстве полностью сохранялась.

Трудовое право. С окончанием войны были аннулированы нормы советского трудового права, порожденные чрезвычайными обстоятельствами военного времени. В рамках перехода к условиям мирного времени принимается ряд нормативно-правовых актов, способствовавших скорейшему переводу страны к новым условиям периода восстановления народного хозяйства. В соответствии с принятым 23 июня 1945 г. Законом о демобилизации местные советские органы, а также руководители предприятий и учреждений обязывались в месячный срок предоставить демобилизованным работу с учетом их специальности. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 июня 1945 г. восстанавливались очередные и дополнительные отпуска рабочим и служащим, отменялись обязательные ежедневные сверхурочные работы, восстанавливался восьмичасовой рабочий день, отменялись трудовые мобилизации граждан на работу в различные отрасли народного хозяйства.

В первые послевоенные годы сохранялось тяжелое положение в сфере оплаты труда большинства трудящегося населения страны. Лишь менее половины (43%) рабочих и служащих имели заработок, позволяющий оплату питания по самому необходимому минимуму. Сокращение трудовой недели и прекращение сверхурочных работ повлияли на снижение заработной платы: среднемесячная зарплата рабочих на предприятиях Москвы, в мае 1945 г. составлявшая 680 руб., снизилась до 480 руб., а на отдельных предприятиях сокращение оплаты труда было еще больше — в 1,5—2 раза. Заработки уборщиц, вахтеров, дворников, истопников не менялись с 1937 г. и были на уровне 200 руб. в месяц, причем из этого заработка 67 руб. изымалось в счет налогов и государственных займов. Практиковалась задержка выплат заработной платы: за июль 1946 г. полностью получили зарплату лишь 24 млн. рабочих и служащих из 30,6 млн. числящихся тогда в народном хозяйстве.

После проведения денежной реформы 1947 г. и промышленного подъема 1948—1949 гг. заработная плата трудящихся начинает увеличиваться: за годы четвертой пятилетки среднемесячная заработная плата рабочего в промышленности увеличилась на 52.7%.

Повышалась роль профсоюзных организаций как надежных помощников партийных органов в мобилизации трудовых ресурсов на выполнение государственных экономических задач. В феврале 1947 г. было возобновлено заключение коллективных договоров между администрациями предприятий и профсоюзами. Профсоюзным организациям отводилась роль защитников законных прав и интересов трудящихся в части обеспечения условий труда. Постановлением Секретариата ВЦСПС от 21 июля 1947 г. фабрично-заводские комитеты обязывались не допускать сверхурочные работы для беременных женщин, кормящих матерей, подростков, а также лиц, больных открытой формой туберкулеза легких. Совместная Инструкция Министерства здравоохранения СССР и ВЦСПС от 21 июня 1949 г. устанавливала обязательный медицинский осмотр всех работавших на предприятиях с вредными условиями труда.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 мая 1949 г. для женщин, имевших детей в возрасте до одного года, сохранялся непрерывный стаж во всех случаях перехода на другую работу.

Вместе с тем до 1956 г. сохранялась уголовная ответственность за прогулы без уважительных причин и самовольный уход с предприятий.

Финансовое право. В сфере финансового права Советское государство продолжало придерживаться политики укрепления финансовой основы социалистического общественно-политического строя. В этих целях, в частности, осуществлялась практика денежных займов у населения. Только в 1946 г. в СССР было выпущено два займа на восстановление и развитие народного хозяйства, от которых получено 45 млрд. руб.

Денежная реформа 1947 г. и отмена карточной системы снабжения населения товарами первой необходимости способствовали стабилизации финансового положения страны и создали условия для реального снижения цен.

Увеличение золотого запаса СССР и рост промышленного производства позволили произвести перевод рубля на золотое обеспечение. 28 февраля 1950 г. постановлением Совета Министров СССР «О переводе курса рубля на золотую базу и о повышении курса рубля в отношении иностранных валют» было прекращено определение рубля по отношению к иностранным валютам на базе доллара и установлено его золотое содержание. Исходя из золотого содержания рубля в 0,222 г. курс рубля устанавливается в 4 руб. за 1 долл. США. Эта реформа существенно укрепила международное положение СССР, ликвидировав зависимость от мировой финансовой системы.

Колхозное право. В сфере колхозного права государство придерживалось основной задачи, направленной на дальнейшее сохранение и укрепление колхозного строя и прежних административно-командных методов управления сельскохозяйственным сектором экономики.

Кроме военной разрухи и засухи 1946 г., на деятельность колхозов в первые послевоенные годы серьезное негативное влияние оказывали недостатки в управлении сельским хозяйством. Постановлением Совета министров СССР и ЦК ВКП(б) от 19 сентября 1946 г. «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах» был вскрыт ряд недостатков в организации колхозов: расхищение колхозных земель различными организациями. неправильное назначение трудодней лицам, не занимающимся производительных трудом в сельхозартелях, нарушения в организации и оплате труда колхозников. Постановлением были закреплены за колхозами отведенные им земельные массивы, что препятствовало переходу этих земель в индивидуальное пользование. Для обеспечения контроля за выполнением Устава сельхозартели при Совете министров СССР был создан специальный орган — Совет по делам колхозов.

В целях поднятия урожайности и усиления ответственности за доброкачественное выполнение сельскохозяйственных работ, 27 января 1948 г. Совет министров СССР утвердил типовой договор МТС с колхозами. Постановлению Совета министров СССР и ЦК ВКП (б) «О мерах по улучшению организации, повышению производительности и упорядочению оплаты труда в колхозах» от 19 апреля 1948 г., рекомендовались примерные нормы выработки и единые расценки в трудоднях, планировались затраты трудодней, устанавливался порядок оплаты труда колхозников и руководства колхозов, а основной формой организации труда в колхозе становилась производственная бригада.

Однако другим документом — Постановлением Совета министров СССР от 31 мая 1947 г. — практика военных лет, установившая повышенный минимум трудодней и судебную ответственность за их невыполнение, была сохранена и продолжена.

Критическое положение в сельском хозяйстве заставило Совет министров СССР в ноябре 1948 г. принять постановление о мерах помощи сельскому хозяйству: были увеличены поставки сельскохозяйственной техники МТС, выделены кредиты колхозам на закупку сельхозтехники.

Поиск путей реформирования колхозного строя привел к мысли о необходимости еще большей централизации управления сельским хозяйством. В целях концентрации наличных сил и средств сельскохозяйственного производства. Постановлением ЦК ВКП(б) «Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле» от 30 мая 1950 г., принимается решение об укрупнении колхозов, которые по размерам закрепленных за ними земель не могли успешно развивать производство и принимать и эффективно использовать современную сельскохозяйственную технику. В результате уже к концу 1950 г. количество колхозов в стране сократилось с 254 тыс. до 121 тыс.

Принятые в послевоенные годы нормативно-правовые акты должны были способствовать подъему сельскохозяйственного производства, что доказало бы правильность проводимой советским государственно-партийным руководством политики укрепления колхозного строя и эффективность административно- командных методов руководства производственной деятельностью колхозов и совхозов. Однако, несмотря на принимаемые меры, тяжелое положение в аграрном секторе сохранялось.

Заготовки зерна в 1950 г. составили 32,3 млн. т. против 36.4 млн. т. в 1940 г., а общий объем сельскохозяйственного производства, несмотря на намеченное по пятилетнему плану повышение на 27% по сравнению с довоенным, в 1950 г. не достиг довоенного уровня. Причиной этого были постоянно повышающиеся размеры обязательных продовольственных налогов на сельскохозяйственные предприятия, что вело к их обнищанию. Закупочные государственные цены на сельскохозяйственную продукцию составляли 5—10% ее себестоимости.

Уголовное право. Сразу после войны были отменены или признаны утратившими юридическую силу нормативно-правовые акты военного времени, устанавливавшие уголовную ответственность за деяния, имевшие общественно опасный характер лишь в условиях войны. 7 июня 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией». От наказания освобождались лица, осужденные к лишению свободы на срок до трех лет, а неотбытый срок лишения свободы сокращался наполовину.

Полностью освобождались от наказания лица, осужденные за самовольный уход с предприятий военной промышленности и военнослужащие, осужденные с применением отсрочки исполнения приговора до окончания военных действий. Амнистия не распространялась на осужденных за контрреволюционные преступления, хищения социалистической собственности, бандитизм, фальшивомонетничество, умышленное убийство, а также не применялась к лицам, неоднократно судимым за кражи, растраты, грабежи и хулиганство.

В первые послевоенные годы смертная казнь применялась достаточно часто. К военным преступникам и пособникам немецко-фашистских оккупантов по приговорам военных трибуналов применялся квалифицированный вид смертной казни — повешение, приводившийся в исполнение публично. 26 мая 1947 г. Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ «Об отмене смертной казни». В нем говорилось: «...идя навстречу пожеланиям профессиональных союзов рабочих и служащих и других авторитетных организаций, выражающих мнение широких общественных кругов, — Президиум Верховного Совета СССР считает, что применение смертной казни больше не вызывается необходимостью в условиях мирного времени». За преступления, ранее каравшиеся смертной казнью, вводилось заключение в исправительно-трудовых лагерях сроком до 25 лет.

Одновременно ужесточается ответственность за преступления против собственности. 4 июня 1947 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указы «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан». В них наглядно проявилась основная тенденция государственной уголовной политики: предпочтение отдавалось в первую очередь защите и охране государственной и общественной собственности. Кража, растрата, иное хищение государственной и общественной собственности наказывались лишением свободы на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

При квалифицирующих признаках (совершенное повторно, организованной группой или при крупном размере похищенного), срок лишения свободы увеличивался до 25 лет, т.е. по степени наказания имущественное преступление приравнивалось к наиболее тяжким преступлениям. Аналогичные посягательства на колхозное, кооперативное или иное общественное имущество наказывались соответственно лишением свободы на срок от пяти до восьми лет или от восьми лет до 20 лет с конфискацией имущества.

Недонесение органам власти о достоверно известном, готовящемся или совершенном хищении государственной или общественной собственности каралось лишением свободы на срок от двух до трех лет или ссылкой на срок от пяти до семи лет.

За кражу же личного имущества граждан виновные наказывались лишением свободы на срок от пяти до шести лет. кража личного имущества, совершенная повторно или «воровской шайкой» каралась лишением свободы на срок от шести до десяти лет.

Разбой наказывался лишением свободы в исправительно-трудовых лагерях на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества, соединенный с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, угрозой смертью или тяжкими телесными повреждениями, а равно совершенный шайкой или повторно — заключением в исправительно-трудовых лагерях на срок от 15 до 20 лет с конфискацией имущества.

Недонесение о готовящемся или совершенном разбое каралось лишением свободы на срок от одного года до двух лет или ссылкой на срок от четырех до пяти лет.

Уголовная ответственность была ужесточена и по ряду других составов: в июне 1947 г. — за разглашение государственной тайны и утрату документов, содержащих государственную тайну, в апреле 1948 г. — за изготовление и продажу самогона, в январе 1949 г. — за изнасилование, в феврале 1953 г. — за нарушение правил техники безопасности ведения работ в угольных и сланцевых шахтах.

Ужесточение уголовной ответственности и применявшиеся внесудебные репрессии объяснялись активизацией борьбы с преступностью и воспринималось партийно-советским руководством как один из рычагов воздействия на общество, средство выполнения государственных задач. Например, когда в 1947—1948 гг. в Украинской ССР обозначилась тенденция к массовым отказам колхозного крестьянства от работы в колхозах и бегству в города, первый секретарь ЦК Компартии Украины Н.С. Хрущев выступил с инициативой принятия Президиумом Верховного Совета СССР Указа «О выселении из Украинской ССР лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни» от 21 февраля 1948 г.

Ссылаясь на опыт дореволюционной России, Хрущев доказал необходимость распространения действия указа на всю страну, и 2 июня 1948 г., после принятия соответствующего документа Президиума Верховного Совета СССР (который даже не был опубликован), начинается репрессивная кампания, в ходе которой в 1948—1953 гг. было выселено в отдаленные районы 333 266 колхозников и 13 598 членов их семей. В отчете Совета по делам колхозов, датированном сентябрем 1948 г., отмечалось, что «в результате проведенных мероприятий в колхозах значительно повысилась трудовая дисциплина, увеличился выход на работу колхозников, не участвовавших ранее в общественном производстве».

Использование уголовно-правовых норм как средства воздействия на общественную жизнь проявилось и в ходе развернутой с 1948 г. репрессивной кампании против «космополитов».

12 января 1950 г. «ввиду поступивших заявлений от национальных республик, от профсоюзов, крестьянских организаций, а также от деятелей культуры» Президиум Верховного Совета СССР свои указом восстановил применение смертной казни к «изменникам Родины, шпионам и подрывникам-диверсантам». На данное решение повлияло и серьезное ухудшение криминальной ситуации в местах лишения свободы: преступники, имевшие предельные сроки лишения свободы, совершали тяжкие преступления, в том числе убийства осужденных и лиц персонала ИТУ, не опасаясь за свою жизнь.

Уже в октябре 1950 г. к смертной казни были приговорены фигуранты «ленинградского дела», а в 1952 г., к смертной казни были приговорены Военной коллегией Верховного Суда СССР 13 обвиняемых по делу Еврейского антифашистского комитета. Открытый судебный процесс и публичная смертная казнь планировались по делу «врачей-отравителей». Всего же в 1946—1947 гг. и в 1950—1952 гг. к смертной казни было приговорено по политическим обвинениям 7697 человек (1,5% всех осужденных за политические преступления).

Уголовно-правовые нормы, принимавшиеся в СССР в послевоенный период, использовались советским государственно-партийным руководством и как средство идеологической борьбы с внешнеполитическими противниками. Так, в ноябре 1947 г. по инициативе Советского Союза Генеральной ассамблеей ООН была принята резолюция, направленная против пропаганды войны. 12 марта 1951 г. на основании этого документа международного права Верховный Совет СССР принял Закон «О защите мира», в котором пропаганда войны в любой форме объявлялась «тягчайшим преступлением против человечества», а виновные должны были предаваться суду как тяжкие военные преступники. Безусловно, что данный документ носил декларативный характер, поэтому Закон на практике никогда не применялся.

Исправительно-трудовое право. Особенностью советского исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права в рассматриваемый период являлось то, что организация и деятельность исправительно-трудовых учреждений практически полностью регламентировалась ведомственными актами МВД — МГБ СССР.

Система исправительно-трудовых учреждений рассматривалась государственно-партийным руководством как мощный экономический потенциал бесплатного труда, который можно было использовать при решении важнейших государственных задач: освоения отдаленных районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего, добычи природных ископаемых и разработки природных ресурсов в сложных географических и климатических условиях. На системе ИТУ держались целые отрасли — горно-металлургическая и лесная промышленность, добыча редкоземельных и драгоценных металлов (в том числе урановой руды), железнодорожное и капитальное строительство в ряде регионов страны. Только сметная стоимость программы капитального строительства ГУЛАГ МВД СССР в 1953 г. составляла гигантскую по тем временам сумму — 105 млрд. руб.

Уже в середине 1946 г. МВД СССР констатировало неудовлетворительное состояние исправительно-трудовых колоний и лагерей, что выражалось в плохих условиях содержания, несоблюдении санитарно-гигиенических норм, в слабой культурно-воспитательной работе. Директивой МВД СССР предлагалось обеспечить надежную изоляцию заключенных в целом, и прежде всего осужденных за контрреволюционную деятельность, рецидивистов и бандитов, которые должны содержаться в особых зонах.

Директивой предусматривалось также улучшить питание заключенных, условия их труда, устанавливался девятичасовой рабочий день, восьмичасовой непрерывный отдых и четыре выходных дня в месяц. Во исполнение данной директивы в 1948 г. для содержания лиц, злостно нарушающих режим в местах лишения свободы и уклоняющихся от труда, вводится строгий режим (до этого в ИТЛ существовал лишь общий и усиленный режимы содержания осужденных). В 1950 г. была введена оплата труда заключенных, а с 1952 г. в некоторых исправительно-трудовых учреждениях стали вновь практиковаться зачеты рабочих дней, что создавало реальные возможности условно- досрочного освобождения.

Кардинально улучшить условия содержания осужденных препятствовал ряд причин, в первую очередь перегруженность мест лишения свободы. Применение указов об ужесточении уголовной ответственности, нацеленных на длительную изоляцию уголовного элемента, привело к резкому увеличению количества лиц, подвергнутых лишению свободы. Всего в лагерях и колониях ГУЛАГ МВД СССР в начале 1948 г. содержалось 2 199 535 человек, из них приговоренных к каторжным работам 60 382 человека (на 1 января 1949 г. соответственно 2 362 785 и 59 210 человек).

В определенной степени перегруженности мест лишения свободы способствовали и политические репрессии: в 1946—1952 гг. по политическим обвинениям было осуждено 490 714 человек, из которых 461 017 человек направлены в исправительно-трудовые лагеря и колонии. Однако основную часть лиц, находящихся в колониях и лагерях ГУЛАГ МВД СССР в послевоенные годы, составляли осужденные за совершение общеуголовных преступлений в ходе активизации борьбы с преступностью. Условия содержания осужденных и их трудовой деятельности определялись подзаконными нормативно-правовыми актами МВД СССР и лишь 10 июля 1954 г. Совет министров СССР впервые утвердило Положение об исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР.

Isfic.Info 2006-2018